МИХАИЛ ДАНИЛОВИЧ

После зоопарка

Что появится на месте пермского зверинца после его переезда? Будет ли квартал общедоступным или превратится в «неприступную крепость» пермской епархии?
До 2020 года пермский зоопарк должен переехать на новое место. Краевые и городские чиновники хотят передать его землю и соседние наделы пермской епархии РПЦ. Религиозная организация планирует восстановить здесь архитектурный комплекс с церковными постройками и некрополем.

Наши собеседники считают: чтобы участок не превратился в «неприступную крепость» пермской епархии, чиновники, церковь и общественность должны прийти к компромиссу при решении судьбы территории. Которое, в свою очередь, не может быть непубличным — территория имеет высокую ценность именно как общественное городское пространство. Однако пока переговоры об этом если и идут, то за закрытыми дверями.


«Первый директор пермского Судостроительного завода Михаил Петрович Овчинников» — написано на табличке чёрной надгробной стелы на Егошихинском кладбище. Годы жизни — 1894−1931. В углах таблички ржавчина. На самом памятнике при этом ржавчины или подтёков почти нет, отчего он не похож на старый.
Историк Евгений Субботин в книге «Некрополь пермского Спасо-Преображенского кафедрального собора» пишет, что памятник Овчинникова раньше стоял на другом – архиерейском кладбище, которое располагалось там, где сейчас работает пермский зоопарк. Стела, утверждает исследователь, находилась на могиле Елены Мешковой – матери судопромышленника и одного из основателей Пермского университета Николая Мешкова, умершей в 1899-м году.

Архиерейский погост разрушили в 1931-м – как раз в год смерти директора судостроительного завода. Тогда несколько надгробий «из ценных пород мрамора приказали сохранить, чтобы использовать их вторично», уточняет Субботин. Так сооружение и оказалось на другом некрополе. На старой фотографии памятника с бывшей могилы Мешковой видна гравировка с её фамилией – именно на этом месте уже на переделанном надгробии находится табличка со словами об Овчинникове. Своим размером (выше человеческого роста) и тем, что время его почти не тронуло, памятник выделяется среди прочих.
Кладбище «не может быть
допускамо»
В конце 18 века в квартал, где сейчас находится городской зоопарк, из села Пыскор переехал Спасо-Преображенский мужской монастырь. Он занял здание на углу сегодняшней улицы Монастырской и Комсомольского проспекта. Через несколько лет в этом строении открылся архиерейский дом – резиденция пермского епископа. Спустя 40 лет рядом построили Спасо-Преображенский собор. Также появились хозяйственные, жилые постройки и сад. Всё церковное, объясняет историк Михаил Нечаев. Квартал стали называть архиерейским.

Рядом с церковной резиденцией возникло стихийное кладбище; одним из первых в 1801 году на нём похоронили епископа Иоанна Островского. Кроме уже упомянутой Елены Мешковой, там же лежат останки знаменитого в 19 веке пермского врача Фёдора Граля, основателя известной династии Дмитрия Дягилева, двух губернаторов Валериана Енакиева и Ильи Огарева и других.

В 1833-м Синод (орган, который до революции в России управлял церковью) запретил некрополю расширяться. «Погребение кого бы то ни было в оградах церквей городских не может быть допускамо», – цитирует документ историк Евгений Субботин. Но местные церковнослужители издали локальный циркуляр, который делал исключение для священников, а также «заслуженных прихожан».

На плане Перми 1914 года квартал поделён на две части: в левой находились резиденция епископа, Спасо-Преображенский собор и кладбище, в правой — сад. Точные границы погоста не указаны, но видно, что он занимал меньше половины участка сегодняшнего зоопарка.
В конце 19 века генеалог Владимир Голубцов безуспешно искал здесь могилу предка. По результатом поисков написал книгу «Пермский некрополь». В ней утверждает, что «многие старые мраморные и других камней плиты сломались», а «на многих старинных чугунных плитах и памятниках встречается много сломанных букв» (цитаты по Евгению Субботину). Весной 1915-го в епархиальной газете вышло обращение епископа Андроника. «Грустное впечатление <...> произвело на меня кладбище при дворе Архиерейского дома, – приводит его слова Субботин. – Могилы понаделаны в беспорядке. Памятники стоят покривившись, а некоторые и вовсе разбросаны на отдельные части». Андроник предложил желающим собраться и обсудить восстановление некрополя, но довести дело до конца не смог: через три года он погиб.

При советской власти архиерейский дом и Спасо-Преображенский собор достались государственному областному музею (в наши дни оба здания уже вернули церкви), а участок кладбища отдали под зоологический сад. Чтобы освободить его для животных, летом 1931 года красноармейцы Пермской авиационной школы убрали с бывшего погоста памятники.
Снос памятников на архиерейском кладбище, лето 1931 года / фото: Permnecropol.ucoz.ru
Возвращение по-тихому
Сегодня земельные участки в бывшем архиерейском квартале принадлежат разным владельцам.
Три из них находятся в собственности пермской епархии:
  • Участок №1 на карте. До революции здесь находились некоторые церковные строения. В 2014 году земля перешла из муниципальной собственности в епархиальную по договору купли-продажи.
  • Участок №2 (бывшая федеральная земля под зданием архиерейского дома). Её епархия в 2017 году бесплатно получила по распоряжению краевого теруправления Росимущества.
  • Участок №3 (ранее на нём находились церковные постройки). Обладателем этого надела епархия стала также в 2017 году, потому что зарегистрировала «долю в праве общей долевой собственности» на жильё.

Территория зоопарка (№4) сейчас принадлежит городу. Ещё один муниципальный участок – на углу Комсомольского проспекта и улицы Окулова (№5). Здесь работает акватеррариум, подразделение муниципального учреждения.

У двух наделов – на углу улиц Окулова и Газеты «Звезда» (№6) и под Спасо-Преображенским собором (№7) – «нет зарегистрированных прав на объект недвижимости». Так сказано в выписках из Росреестра. Впрочем, адвокат бюро «Ахметов, Хозяйкин и Партнёры» Иван Хозяйкин уточняет, что, как правило, такими участками тоже распоряжается муниципалитет.

Есть в архиерейском квартале также надел, который находится в частной собственности. Он располагается напротив вольера с белыми медведями (№8). Иван Хозяйкин не исключает, что при желании мэрия найдёт способ забрать и эту землю, воспользовавшись процедурой изъятия участков для муниципальных нужд.
Частный дом жительницы Перми в бывшем архиерейском квартале, апрель 2018 года
Правила землепользования и застройки Перми относят бывший архиерейский квартал к зоне Ц-1 – обслуживания и деловой активности городского центра. Это значит, здесь допустимо строительство многоквартирных домов, административно-хозяйственных, деловых и других учреждений.

Однако также на земле находятся сразу три памятника истории и культуры: ансамбль «Комплекс сооружений: кафедральный собор Спасо-Преображенского монастыря, архиерейский дом», ансамбль «Архиерейское кладбище», ансамбль «Дома архиерейские». А это уже означает, что строить здесь ничего нельзя: по закону «Об объектах культурного наследия» на территориях памятников «запрещается строительство объектов капитального строительства» и «увеличение объёмно-пространственных характеристик существующих <...> объектов».
В городской администрации заявляют, что пока «преждевременно» рассматривать вопрос о передаче кому-либо территории зоопарка
В ответ на наш запрос информационно-аналитическое управление городской администрации сообщило, что пока «преждевременно» рассматривать вопрос о передаче кому-либо территории зоопарка. Ей пользуется муниципальное учреждение «Пермский зоопарк», которое «с заявлением о прекращении [своего] права в департамент земельных отношений не обращалось». Чиновники добавляют: «В настоящее время вопрос развития квартала прорабатывается».

Пресс-служба губернатора на наш запрос не ответила. Её представительница объяснила, что вопросы относятся к компетенции мэрии.
При этом ранее муниципальные чиновники публично обозначали свои планы в отношении этой земли: отдать участок церкви. Об этом весной 2018 года заявил первый заместитель главы администрации Перми Виктор Агеев. То же самое ранее обещал бывший губернатор Виктор Басаргин. Агеев аргументов в пользу возвращения недвижимости не привёл. Басаргин объяснял, что архиерейское кладбище – «святое для пермяков место».

Депутат Законодательного собрания Пермского края Александр Борисов передал нам слова представителей краевого правительства: всю недвижимость в квартале, пока не принадлежащую церкви, надо также отдать РПЦ. О том же нам заявил пресс-секретарь пермской епархии Юрий Кищук. По его сведениям, есть «устная договоренность с администрациями города, края – уже когда переедет [зоопарк на новое место], будут приняты действия по возвращению [церкви] архиерейского квартала».

Формальных оснований для передачи церкви всего квартала нет: не на всех участках располагаются религиозные объекты, говорит активист Денис Галицкой. Однако он не сомневается в том, что земля перейдёт епархии: церковь, по его мнению, «очень хороший лоббист». Частного инвестора, отмечает общественник, эта земля вряд ли может заинтересовать. Во-первых, из-за ограничений в отношении строительства. Во-вторых, потому что «строить что-либо на территории бывшего кладбища никто, кроме церкви, не решится».
Реставрация через снос
Для церкви получить этот квартал — принципиально. В материале, вышедшем на сайте религиозной организации в 2014 году, говорится, что «[рано или поздно] придётся каким-то образом поставить крест, в буквальном смысле, на советской практике осквернять святыни, делать <…> зоопарки из мест захоронений первых и почётных людей губерний». Секретарь Пермской епархии РПЦ протоиерей Андрей Литовка говорил, что «архитектурный комплекс [квартала] должен вновь стать украшением города».

В 2014 году на части территории между улицей Окулова и зоопарком епархия начала реставрацию бывших церковных построек, которые ранее безвозмездно получила от муниципалитета. Здания фактически снесли. Сейчас здесь лишь недостроенный трёхэтажный новодел из красного кирпича и конструкция, похожая на бетонный фундамент.
И.о. начальника краевой Государственной инспекции по охране объектов культурного наследия Александр Жуковский настаивает, что это именно реставрация. В письменном ответе нам он уточняет: здания (формально они всё ещё существуют) — часть памятника культуры «Дома архиерейские». «Министерством культуры, молодёжной политики и массовых коммуникаций Пермского края принято решение (положительное) о возможности проведения работ по [их] реставрации, — написал чиновник, — выдано разрешение». Но «в связи с корректировкой проекта работы приостановлены», — добавил Жуковский, не называя причину «корректировки». По словам Юрия Кищука из Пермской епархии РПЦ, проблема — в длительном согласовании работ с чиновниками.
«Ну что можно сделать на кладбище? Только благоустроить его, только сделать его таким парком, зелёной зоной»
Кищук настаивает, что ничего нового в квартале епархия строить не будет. То же говорил ранее митрополит Пермский и Кунгурский Мефодий: «Ну что можно сделать на кладбище? Только благоустроить его, только сделать его таким парком, зелёной зоной, куда могли бы прийти люди и посмотреть, кто там захоронен… – рассуждал он. – [Может появиться] стела, которая говорила бы об этих людях». Кищук уточняет, что кроме стелы его коллеги обсуждают установку «небольших плит на месте захоронений». На каком из этих двух вариантов остановятся, неизвестно.
Гадания о доступности
План устройства квартала в епархии пока не готов. Делать его – значит, «опережать события», считает Юрий Кищук, потому что «нам ещё ничего не передали». Первый замглавы администрации Перми Виктор Агеев напоминает, что до передачи участка епархии ещё минимум полтора года, поэтому вникать в детали устройства территории рано: «Зачем нам предпринимать какие-то шаги, несогласованные с будущим правообладателем этой территории?» – сказал Агеев в апреле 2018 года на заседании комиссии по землепользованию и застройке, отвечая на предложение Дениса Галицкого подумать о дополнительной защите квартала от возможной застройки.

На сайте губернатора Пермского края сказано о существовании проекта сквера «Архиерейское подворье», но скупо. Цитируем сообщение полностью: «На месте бывшего зоопарка будет возведён мемориальный парк. В "тихой" зелёной зоне в самом центре города будут установлены памятные знаки».

Галицкий допускает, что чиновники могут вести переговоры с церковнослужителями непублично. Как это, по его мнению, происходит с отсрочкой переезда Пермской художественной галереи из Спасо-Преображенского собора. Именно в качестве платы за эту отсрочку, предполагает собеседник, епархия в 2012 году без торгов получила в аренду здание бывшего роддома «Аист» в Перми на Екатерининской, 224. «Срок соглашения о размещении [в соборе] фондов галереи скоро истекает, но РПЦ – по крайней мере публично – с переездом никого не торопит», – объясняет возможный смысл сделки активист. Юрий Кищук из епархии назвал версию общественника «полнейшей ерундой».

К слову, ООО, которое тогда участвовало в сделке по передаче роддома со стороны епархии, теперь переименовано в «Елизаветинскую больницу», также у него поменялись учредители. 51% общества сейчас принадлежит предпринимательнице Лилии Ягодкиной – она владеет и другими медицинскими бизнесами – и лишь 24% религиозной организации. Часть помещения больница использует сама, часть сдаёт в аренду структуре Роспотребнадзора, остальные – пустуют.
«Если такой большой квартал станет неприступной крепостью, город [много] потеряет», – рассуждает доцент кафедры архитектуры и урбанистики ПНИПУ Андрей Головин. По мнению депутата краевого Заксобрания Александра Борисова, от возможности свободно сюда попасть зависит и судьба городской набережной. Политик считает, что этот участок и есть, «по сути, набережная – правильнее сделать [там] парковую зону».

Чтобы избежать превращения бывшей территории зоопарка в «неприступную крепость», краевые и городские чиновники должны договориться с церковнослужителями о будущем территории, считает общественник Денис Галицкий. «Как минимум, просто заявить заранее [о своих планах], – говорит он. – Зачем им потом гасить пожары?» Предметом обсуждения c епархией, продолжает Галицкий, может стать количество входов на территорию и назначение зданий. Закрепить договорённости можно в Правилах землепользования и застройки, например, утвердив в них новую категорию зон. Также, добавляет историк Михаил Нечаев, чиновники могут включить свои условия в договор о передаче земли новому собственнику.

Представитель епархии Юрий Кищук уверяет, что квартал будет общедоступным. Так в здании резиденции епископа, которое уже вернули церкви, в июне 2018 года хотят открыть музей. Собеседник добавляет, что проект восстановления комплекса будут согласовывать с российским министерством культуры, которое обычно утверждает «строительные материалы, их марки, профессионализм рабочих». Будет ли с кем-то обсуждаться назначение и облик территории в целом, Кищуку неизвестно.
Проект восстановления комплекса будут согласовывать с российским министерством культуры. Будет ли с кем-то обсуждаться назначение и облик территории в целом, неизвестно
— То, что в церкви в принципе говорят о доступности квартала, – хороший знак, считает директор пермского общественного фонда «Центр "ГРАНИ"» Светлана Маковецкая: «Это означает, что [территория] не будет отчуждена от города, что у мусульманина или человека неверующего, условно говоря, не будет каких-то ограничений [чтобы туда попасть]». В то же время, продолжает Маковецкая, представления о доступности у епархии и разных групп горожан могут быть разные: «Допустим, Егошихинское кладбище открыто всегда – это один вариант доступности. А второй вариант – с десяти до шести, как музей. То есть нужно понимать, что там будет размещено, кому туда будет [разрешён] доступ и на каких условиях».

«Если это частная территория, всё зависит от собственника, – рассуждает градозащитник Галицкий. – Сейчас хороший руководитель – он пускает… Когда правила оформлены юридически, они уже не зависят от личности руководителя». Общедоступность можно понимать неоднозначно, утверждает собеседник: «Два разных варианта: огороженная территория с одним входом и территория, через которую можно пройти».
Исследователь Михаил Нечаев в одной из своих работ называет бывший архиерейский квартал «сакральным и историческим пространством» города, которое после сноса кладбища потеряло своё значение. Вернётся ли оно, зависит от того, считает Нечаев, смогут ли церковь, власть и горожане выбрать общую концепцию территории.

Пока же, отмечают все наши собеседники, публичные переговоры об этом даже не начинались.
Просмотров: 33023
Читайте также
Другие материалы рубрики
Город