Календарь
Весь месяц
Обратная связь

Ребрендинг захватил сознание не только акул бизнеса, заинтересованных в привлечении новых клиентов и смене собственного имиджа, но и представителей власти. Так, например, одной из первых инициатив недавно назначенного губернатора соседней Кировской области Никиты Белых стало возвращение Кирову исторического имени Вятка. Возвращение к «корням» – дело нынче популярное. Только вот некоторые не против эти «корни» обновить. Например, жители прикамских деревень Тупица, Парашино или, например, Копчиково и Дураково.

Жители села Лохово Иркутской области обратились к политическим деятелем с просьбой поменять название родного населенного пункта. Сельчане пытаются превратить его в Сибирское, но им говорят, что сделать это не так-то просто, точнее, – не так-то дёшево: переименование повлечет за собой необходимость смены дорожных указателей, внесения корректив в справочники и карты, адреса, паспорта и остальные официальные документы местных жителей.

Так что, вынужденные смириться с попытками администраций сэкономить на переименовании и с исконными названиями своих малых родин, местные придумывают новые оригинальные версии появления названий своих сел и деревень и активно транслируют существующие веками предания. Жители деревни Дурыкино, что в Солнечнгогорском районе Московской области, например, рассказывают, что, согласно легенде, свое имя Дурыкино получило от Петра I, усомнившегося в умственных способностях местных жителей: попросил у них царь сырых яиц для строительного раствора, а они ему вареные принесли.

С другими названиями населенных пунктов, которые нам кажутся забавными, история, может, и не царская, но вполне объяснимая. «Большая часть подобных топонимов произошла от прозвищ, как лестных, так и не очень. Процесс этот шел и в 16, и в 17, и в 19 веке», – говорит профессор кафедры общего и славянского языкознания филологического факультета Пермского госуниверситета Елена Полякова. По ее словам, многие названия уже исчезли в силу проведения политики укрупнения деревень, другие – могут исчезнуть, поэтому особого смысла в переименовании населенных пунктов нет, если, конечн, названия не совсем неприличные. «Что до психологии, то, на мой взгляд, на нее вообще не влияет название места, в котором человек живет, до тех пор, пока он не начинает интересоваться его историей, задумываться, копаться», – уверена специалист.

Задумываться же и копаться, по мнению председателя городского клуба «Пермский краевед», журналиста Владимира Гладышева, обывателям мешает обыкновенная лень. По его мнению, откровенно глупые, неблагозвучные названия, конечно, нужно менять. «Так, на карте нашего региона была деревня Красные Муди – такое название в издевку дали старообрядческому поселению большевики. Понятно, что сегодня это выглядит, как очевидный прокол». Есть неблагозвучия и на карте Перми: улица Сучанская, например. Она получила свое имя в честь города на Дальнем Востоке. Города такого давно уже нет (его переименовали в Партизанск), а улица в Перми продолжает существовать и носить его имя. И это не единственная «потешная улочка».

По мнению краеведа, нужно расставаться, например, с неблагозвучной Деревообделочной: в назывании улиц подобным образом угадывается «какая-то «пришибленность», лень, и боязнь показать свое лицо». Надо избавляться и от дублирования: у нас долгое время существовало несколько Колхозных улиц: 1-ая Колхозная, 2-ая Колхозная. Самое ужасное, что такое название в 1930-е годы давали улицам, на которых селились зажиточные крестьяне, бежавшие от колхоза.

Благодаря работе топонимического совета одной Колхозной в микрорайоне Заостровка стало меньше: теперь она называется Есенина. И соседствует она с улицей Маяковского. Согласитесь, от этих названий как-то теплее на душе, учитывая особую «поэтичность» заостровских трущоб.

Владимир Гладышев проводит историческую параллель: в 1920-е, когда страна была в разрухе, голодала, большевики находили средства на то, чтобы переименовывать и улицы, и города, потому что понимали всю важность: если имя обозначено на карте, оно всегда отражает чьи-то интересы.

Между тем топонимического совета при главе региона нет. Специалисты говорят, что, видимо, в этом нет большой необходимости: желания переименовать родные деревни жители Прикамья не проявляют, за что и достается им от ироничных посетителей интернет-форумов, составляющих списки «смешных» прикамских деревень: Чуваки, Усть-Пизя, Тупица, Парашино, Копчиково, Дураково, Дурино, Дурыманы, Карга...

Юлия ЮШКЕТОВА
Коллаж Ирины ПЕТРОВОЙ


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 >>  последняя





Опрос
Жители микрорайона Перми, где планируется строительство мечети, протестуют против такой инициативы. Нужны ли городу новые храмы, мечети или синагоги?
Новости партнеров