15 августа суббота
СЕЙЧАС +12°С

Автор «Алых парусов» искал золото и ел пельмени в Пермском крае. Но пермяки об этом не знают

Мы узнали о том, где и когда в Прикамье жил Александр Грин. И съездили к редкому памятнику ему

Поделиться

Единственный памятник писателю установлен у реки Архиповки

Единственный памятник писателю установлен у реки Архиповки

Как ни странно, но единственный памятник известному писателю установлен в Прикамье — на берегу реки Архиповки в этнографическом парке реки Чусовой. Как выяснил 59.ru — не случайно. Мы съездили в музей и узнали, что в Пермском крае писатель провел целый год, который описал в автобиографической повести «На суше и на море», дав подзаголовок «Автобиографические очерки А. С. Грина». Отдельной книгой ее впервые напечатало «Издательство писателей в Ленинграде» в 1932 году.

Грин написал первый рассказ в 1906 году. К тому времени ему уже было 26 лет, за плечами было немало путешествий, в том числе и по Пермскому краю

Грин написал первый рассказ в 1906 году. К тому времени ему уже было 26 лет, за плечами было немало путешествий, в том числе и по Пермскому краю

Саша Гриневский, которому одноклассники дали сокращенное имя Грин, ставшее потом псевдонимом, с детства мечтал о приключениях. Оставшись без матери в 15 лет, через год он начал самостоятельную жизнь и отправился на поиски приключений. В 16 лет ходил матросом на пароходе «Платон» по маршруту Одесса — Батуми — Одесса, путешествовал в Баку, а после отправился на Урал. «Там я мечтал разыскать клад, найти самородок пуда в полтора, — писал в воспоминаниях Александр Грин. — Отец дал мне три рубля. На мне были старые валенки, подшитые кожей, черные ластиковые штаны, старая бумазейная рубашка, красная, с черными крапинками, теплый пиджак из верблюжьей шерсти, подбитый беличьим мехом, и шапка из бараньего меха. Я ничего не нес и ни на что не надеялся».

Мы составили маршрут по местам, где был и работал Александр Грин.

Маршрут Грина по Пермскому краю. В Пермь Грин приехал из Глазова

Пермь. «Колбасный магазин Ковальского», паркет и мокрые валенки

Маленькая предыстория: отец Грина — поляк Стефан Гриневский, в 1863 году участвовал в шляхетском восстании. Оно было подавлено. Из Дисненского уезда Виленской губернии дворянина Гриневского сначала сослали в Томскую губернию, а позже — в Вятку. Когда сын собрался на Урал, отец вручил ему письмо к своему знакомому, бывшему пленному ссыльному поляку Антону Ковальскому, жившему в Перми.

Грин приехал в Пермь на поезде ранним утром. Напившись чаю на рынке, он отправился к дому Ковальских (в автобиографии писатель называет его Ржевским. Но, как написала жена писателя Нина Гриневская, это был именно Антон Ковальский. — Прим. ред.). Дом находился на углу Сибирской и Покровской улиц. Как оказалось, в нем находился огромный «Колбасный магазин Ковальского» (сейчас в этом доме находится «Пятерочка», а в советские годы и до наших дней работал центральный гастроном). До революции Валерий Ковальский владел небольшим мясоперерабатывающим заводом, а продукцию продавал в этом магазине. Часть помещений хозяин сдавал в аренду предпринимателям. Интересно, что именно в этом доме еще до приезда Грина впервые в Перми провели первый сеанс кино и работал книжный магазин Пиотровских.

Колбасный магазин, в который юный Гриневский заглядывал несколько раз, будучи в Перми, находился на углу улиц Сибирской и бывшей Покровской. Еще недавно здесь был центральный гастроном

Колбасный магазин, в который юный Гриневский заглядывал несколько раз, будучи в Перми, находился на углу улиц Сибирской и бывшей Покровской. Еще недавно здесь был центральный гастроном

Как писал Грин, посещение этого дома обернулось для него неловкостью.

«Это был большой магазин с зеркальными стеклами и американской кассой, с мраморными прилавками», — описывает интерьер Александр Грин в своей автобиографии. После того как хозяин прочитал письмо отца, он повел его на верхний этаж. «Я очутился в очень просторной, очень светлой, большой квартире. Пол был паркетный, обои светлые, мебель в чехлах; картины и огромные тропические растения поразили меня. Еще никогда я не был в такой квартире, а о паркетах только читал… В тот день была оттепель, отчего мои валенки просырели, и я с ужасом видел, что на каждом шагу оставляю жирные, грязные пятна сырости. <…> Я оглянулся: по светлой реке паркета, через всю анфиладу тянулись черные пятна сырости. Я останавливался раз пять; уши мои горели».

Визит к пермским знакомым закончился чаепитием у серебряного самовара, за которым будущий писатель рассказал о минувших морских путешествиях, очаровав пермяков. Хозяин магазина дал Грину рубль, три фунта колбасы и записку вагонному мастеру железнодорожного депо с просьбой дать парню работу.

На другой день Гриневский устроился в пермское депо чернорабочим и снял скромную комнату. Из мебели в ней был только матрац.

Старое паровозное депо, где Саша Гриневский работал две недели

Старое паровозное депо, где Саша Гриневский работал две недели

По воспоминаниям писателя, рабочий день в депо начинался в шесть утра, ему платили пятьдесят копеек за смену и десять копеек в час за сверхурочные. Все это время он наведывался в магазин Ковальского, где покупал колбасные обрезки за одиннадцать копеек фунт. Добрый Ковальский два раза посылал юного Грина с запиской на колбасную фабрику, где во дворе работники наваливали ему множество обрезков даром.

В пермском депо Грин проработал две недели. «Я видел, что, оставшись в депо, — останусь в депо и ничего больше». И, получив расчет — четыре рубля, он отправился на золотые прииски графа Шувалова в Косью, которая тогда относилась к Пермской губернии (ныне — к Свердловской области. — Прим. ред.).

Тёплая Гора. «Грезились золото и пиры, медведи и индейцы...»

До станции Теплая гора по пути на Косьинские прииски будущий писатель добрался зайцем. Недалеко от нее он остановился в казармах Гаре-Вознесенского рудника.

Грин так описывает свою ночь в казарме. «Рабочие — все пришлые мужики, — Хотя я притворился опытным, разбитным бродягой, однако, по расспросам и разговорам моим мужички скоро меня поняли и отнеслись добродушно; пил я с ними кирпичный чай, ел их пшеничный хлеб, слушал, присматривался. Они предлагали мне остаться работать, но обстановка прииска, еще неведомая, тянула меня. Утром я пошел дальше, горя нетерпением и отвагой. Я уже слышал о хищниках (так называли вольных старателей-золотодобытчиков. — Прим. ред.). Мне грезились костры в лесу, карабины, тайные притоны скупщиков, золото и пиры, медведи и индейцы... Заметив, что докатился до индейцев, я оглянулся, по никто не слышал меня на дикой дороге…»

В одном из домов недалеко от станции Теплая гора Гриневский остался на ночлег

В одном из домов недалеко от станции Теплая гора Гриневский остался на ночлег

Запасы Гаре-Вознесенского рудника закончились к 1911 году, сейчас эти места заболочены. Станция Тёплая Гора сейчас имеет статус поселка городского типа.

Косья. За золото — мыло и табак

Добравшись до поселка Косья у подножия горы Качканар, где размещались золотые и платиновые прииски графов Шуваловых, Грин поразился многолюдности местности. «...скопление изб, казарм, шахт и конторских строений, раскинутое частью в лесу, вдоль лесной речки. Здесь работало несколько тысяч человек, не считая «старателей»». Грин поселился в избе местного рабочего, заняв место в углу. В доме было тесно, там жили и другие люди.

Грина послали качать воду из шахт-шурфов. Эти шахты были до девяти метров в глубину и обслуживались ручным воротом с бадьей и обыкновенным насосом. Однажды штейгер (специалист, ведущий отбор золота. — Прим. ред.), найдя крупицы, показал их Грину, но тот так и не смог признать в них драгоценный металл.

Грин работал с зари до зари. На обед рабочим давали час. В полдень штейгер крестиком отмечал в таблице рабочий день каждого. Платили шестьдесят копеек за смену. Выдавали книжку с отметками о работе, по которой в лавке можно было взять табак, мыло, спички, белый хлеб, сушку, колбасу, пряники и орехи.

«В начале я работал каждый день, но, когда хозяйка моего угла родила ребенка, скандалы, пьянство, рев и писк стали неимоверны; я часто не мог заснуть, а потом перебрался в барак, — вспоминал Грин. — Мой интерес к приискам начал проходить».

Когда он прошел окончательно, Грин уехал на Кушвинский завод по переработке железной руды.

Все молодые годы Грин путешествовал. Увиденное, услышанное и пережитое легли в основу будущих повестей и рассказов

Все молодые годы Грин путешествовал. Увиденное, услышанное и пережитое легли в основу будущих повестей и рассказов

Кушва и Пашия. Сказки Шехерезады и встреча с медведем

Работа Грина на новом месте заключалась в укладке в штабеля отлитых чугунных болванок, просеивании древесного угля, доставке руды на домну. «Возвращался вечером в барак более черный, чем трубочист или негр». Проработав недолго, Грин взял расчет и отправился в Пашию на лесные заводские рубки, где ему обещали хорошие деньги в период «скидки дров» в горную речку.

Старое фото Пашийского завода сейчас находится в архивах музея

Старое фото Пашийского завода сейчас находится в архивах музея

Грин устроился жить в лесу в избе у дроворуба Ильи — огромного рыжего мужика, названного писателем добродушным Геркулесом. «Гигант Илья пек, как он это называл,— «пельмени», но на деле просто плоские пироги из пресного теста с сырым мясом. От этих плохо пропеченных пирогов у меня происходило расстройство желудка, но Илья, напившись (именно напившись, как воды) водки, пожирал свою стряпню в огромном количестве».

Неграмотный Илья просил Грина рассказывать сказки. «За две недели я передал ему весь мой богатый запас Перро, братьев Гримм, Афанасьева, Андерсена, когда же запас кончился, я начал варьировать и импровизировать сам по способу Шахерезады». Когда сказки заканчивались, Александр Гриневский начинал рассказывать собственные истории. Это были первые истории, которые он сочинил.

Возможно, в одной из таких изб, привезенных в музей из соседнего района, гостил Грин у рыжего гиганта Ильи

Возможно, в одной из таких изб, привезенных в музей из соседнего района, гостил Грин у рыжего гиганта Ильи

Илья в ответ учил молодого сказочника премудростям лесной жизни, в частности — работать топором. Однажды мудрый совет Ильи спас Гриневскому жизнь. Отправляясь в лес, Грин часто сбивался с пути. Заблудившись в очередной раз, он услышал за спиной сопение. Понял, что следом за ним идет медведь. Неопытный лесоруб бросился наутек, медведь — за ним. И тут он вспомнил совет Ильи — притвориться работающим около дерева и не обращать на медведя внимание. «Стерпев естественную панику, я встал около толстого кедра и начал обтесывать его топором. Медведь долго стоял сзади меня, сопя и фыркая, но не тронул, затем медленно обошел дерево и, видя, что я точно работаю, сшиб лапой тонкий гнилой пень. Вдруг, к облегчению моему, послышались голоса рубщиков с соседнего участка, и медведь убежал, а я долго затем сидел, откуриваясь махоркой и не смея двинуться с места, потом рубщики проводили меня до тропы».

В музее реки Чусовой тоже есть алые паруса

В музее реки Чусовой тоже есть алые паруса

Грин дождался весенней скидки дров в реку. Это было самым страшным впечатлением в его карьере лесоруба. Рабочие скидывали дрова в весеннюю тающую реку. Скидка длилась четыре дня, но Грин выдержал лишь сутки и вернулся в хижину — настолько тяжела была работа. Он отдыхал в избе несколько дней, вышел из нее только на четвертый. «Скидка окончилась. Пройдя немного к реке, я услышал странные звуки — вздохи, стоны, шепот и причитания. Местами кусты шевелились. Это возвращалась наша партия, человек сто. Мужики шли с трудом, еле волоча ноги, опираясь на палки. Некоторые карабкались на четвереньках. Несколько баб сидело под кустами, они маялись, качая головой из стороны в сторону, или, наваливаясь животом на сложенные руки, тихо ревели. Лица всех были черны и истощены. Один парень лежал на спине, навзничь, с открытым ртом, быстро, часто дыша. Весь этот день и следующий вокруг нашей хижины был сплошной лазарет». Поработав еще несколько дней на сплаве, Грин взял расчет и уехал домой в Вятку, где занялся перепиской ролей для актеров театра.

Чусовой. Единственный в полный рост

Памятник Александру Грину установлен на берегу реки Архиповки на территории «Этнографического парка истории реки Чусовой». Когда вода весной и в начале лета прибывает, подножие памятника оказывается затопленным водой, и волны бьются о ноги гранитного Грина. Это единственный в мире памятник создателю «Алых парусов», сделанный в полный рост. Кроме него есть два памятных бюста. Один установлен на родине — в Кирове (бывшей Вятке. — Прим. ред.), на набережной, второй — в лагере «Артек».

Гранитный памятник заметен издалека. Раньше рядом с ним на воде находился корабль с алыми парусами. Сейчас его нет&nbsp;

Гранитный памятник заметен издалека. Раньше рядом с ним на воде находился корабль с алыми парусами. Сейчас его нет 

Инициатива поставить памятник в Прикамье принадлежала директору парка реки Чусовой Леонарду Постникову. Чусовской скульптор, ученик Эрнста Неизвестного Виктор Бокарев создал проект памятника, а через год, в 1987-м, пермяк Радик Мустафин высек образ Грина из цельного куска гранита. К памятнику, согласно сложившейся традиции, часто приходят молодожены.

1980-е годы. Радик Мустафин работает над созданием памятника

1980-е годы. Радик Мустафин работает над созданием памятника

Недалеко от памятника Грину — искусственный пруд. На его водах качается корабль, словно в ожидании своих героев

Недалеко от памятника Грину — искусственный пруд. На его водах качается корабль, словно в ожидании своих героев

От пруда с кораблем до памятника пробегают гуси. Они тоже местная достопримечательность

От пруда с кораблем до памятника пробегают гуси. Они тоже местная достопримечательность

Интересные факты

  • Объясняя происхождение своего литературного псевдонима, Грин говорил, что в школе ребята часто окликали его сокращенно: «Грин!», а Грин-блин — была одна из его детских кличек.
  • На груди у Грина была татуировка, изображающая шхуну с бушпритом и фок-мачтой, несущей два паруса.
  • Бывалым моряком Грин не стал: он так и не научился вязать узлы, свивать тросы и сигналить флажками.
  • Прототипом Ассоли стала вторая жена Гриневского Нина.
  • В конце жизни Александра Грина почти перестали издавать. Он умер в полной нищете, никто из писателей, отдыхавших по соседству в Коктебеле, проститься с ним не пришел.
  • Существует две версии происхождения имени героини «Алых парусов» Ассоль. По одной из них, писателя вдохновил вопрос «А соль?», обращенный к официанту; по другой — исп. al sol, «к солнцу». В 1961 году, после выхода экранизации романа, имя Ассоль стало очень популярным. Им называли не только новорожденных девочек, но и всё что угодно — яхты, парфюмерную продукцию, минеральную воду, даже стиральный порошок и стиральную машинку, выпускаемые в Советском Союзе. А название «Алые паруса» получили многие пионерские лагеря, детские любительские театры, творческие группы, кружки и даже рестораны.
  • Именем Грина названа одна из малых планет, открытых в 1985 году, — Гриневия, а также 10 улиц в разных городах России.
  • Синдром Ассоль — термин в психологии. Так психологи называют состояние психики женщины, попавшей в западню несбывшихся ожиданий.

Следите за новостями и live-трансляциями с места событий в нашей группе «ВКонтакте».

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!