Развлечения Личный опыт: Сплав по Чусовой.

Личный опыт: Сплав по Чусовой.

Зачем городской человек стремится на природу – это вопрос можно сказать философский. Что это инстинкты? Зов природы и предков? Каждый ищет свой ответ на этот вопрос и каждый ищет в походах, сплавах, охоте и рыбалке что-то свое, особенное, важное для себя. Зачем каждый раз уезжая от городской цивилизации, от удобных квартир и душа с горячей водой, мы окунаемся в мир природы, где нас в огромном количестве кусают комары и другие насекомые, где иногда приходится несколько часов идти под дождем, забыв об усталости и дискомфорте? Этого мы порой и сами не знаем. Но каждый раз, как только наступает лето, нас вновь тянет в лес, к реке, на природу.

У Кына река Чусовая делает причудливый поворот. Сам поселок Кын называют Уральской Венецией. У древней пристани причалили знаменитые кыновские лодки. История Кына содержит много ярких страниц: Строгановский центр, горнозаводская цивилизация, Чусовской сплав товаров и леса — эти понятия навеки связаны с поселением. На самом деле существуют два поселка Кын. Первый возник при железоделательном заводе Н. Строганова, построенном в 1760 г. в месте впадения небольшой реки Кын в Чусовую, второй (в настоящее время более крупный) сформировался в первой половине XX века при железнодорожной станции Кын в 14 км от завода. Вообще слово «кын» по коми — холодный, мёрзлый. В Кыну сохранились остатки нижней плотины. Рядом с плотиной находятся руины железоделательного завода, а напротив них два старинных амбара, где хранилась заводская продукция. Амбары выглядят еще довольно крепкими. На берегу Чусовой в черте поселка находятся остатки Кыновской пристани, представляющие собой стену, сложенную из шести рядов массивных каменных блоков.

Помимо завода и пристани, в Кыне есть исторические памятники более позднего периода. Один из них — Свято-Троицкая церковь, построенная в 1861-1864 гг. в честь отмены крепостного права. В поселке находится краеведческий музей и уникальная торговая лавка начала 20 века.

Для нас же первые ассоциации с Кыном – это незабываемые сплавы по Чусовой. Делимся с Вами впечатлениями об одном из таких сплавов и приглашаем увидеть великолепные чусовские скалы в окрестностях Кына своими глазами. Ближайший сплав по Чусовой для сборной группы планируется 16-18 июля.

Кын — Усть-Койва

Кын встретил нас теплым летним дождем. Мы проезжаем старинную церковь, возведенную в середине 19 века, торговую лавку одного из первых в России потребительских обществ. Вот знаменитая кыновская плотина и мощная пристань, к которой приставали торговые караваны. Слева на высокой горе видны скальные выступы — Гребешки. А рядом Плакун-гора. Неизвестно, откуда возникло такое название. Рассказывают, что в свое время именно отсюда забирали на службу рекрутов. Для семьи этот человек исчезал на многие годы. А иногда и вообще не возвращался. Не сложно представить, какие слезы лились на этой горе.

Отдел регионального туризма Фонда Белый камень

Адрес: Пермь, Б. Гагарина, 46. Офис 801.

Телефоны для справок: 8-912-49-27-001, 257-12-19.

Мы договариваемся с местными жителями и, пока часть нашей компании собирает катамаран, мы отправляемся на лодочную экскурсию до знаменитого камня Боец – Великан. Об эти каменные отвесные стены разбивались многие баржи. Высота камня Великан – 215 м. Многослойные горные породы нависают над нашими головами. Мощные камни напоминают стену какой-то крепости, к которой сложно подобраться. Доплываем до камня Печка. Действительно, слоистый камень напоминает печку. Зачаливаемся напротив Печи, и тут нас застает сильный проливной дождь. К нашему удивлению напротив Печки оборудована стоянка с навесами, баней и пр. Переждав под навесом дождь, мы возвращаемся в Кын, и на обратном пути видим уже иной причал. Контрастная погода придает краскам природы особую яркость. Слепой дождь, яркое солнце и радуга. Радугу, правда, было видно только с берега. Но, даже когда мы плыли на лодке, ощущение, что она где-то есть, не покидало нас. Уже перед отправлением, прогуливаясь вдоль берега, видим знаменитые кыновские лодки, которые эффектно смотрятся на фоне воды. Вот она настоящая Уральская Венеция.

Весло к веслу, одетые для приличия спасжилеты, и мы отправляемся в путь по реке Чусовой. Тихое спокойное течение реки, скалы, отражающиеся в водной глади... Первая стоянка была около камня Омутной. Поздней ночью на воду опустился густой туман, поутру создав нереальную картину.

Если первый день был относительно прохладным, то второй подарил нам настоящий июльский зной. Обрадовавшись, наконец, редкому уральскому лету мы тут же сняли с себя теплую одежду, оставшись в легких майках и шортах. Это и было ошибкой. Когда водники говорят, что на сплаве обычно не загорают и что нужно обязательно мазаться кремом от загара и одевать рубашку с длинным рукавом, не все следуют их советам. Однако, первый же вечер после жары расставляет все по своим местам. Я была на сплаве не в первый раз и по опыту знала, лучше не загореть, чем сгореть. Рубашка с длинным рукавом нежно оливкового цвета, заимствованная у знакомого, оказалась как нельзя кстати. (Свою я благополучно забыла дома, при этом всех предварительно многократно проинструктировав, что ее надо обязательно взять). К вечеру суровое уральское солнце взяло свое. Я впервые порадовалась, что в жару не сняла длинные штаны и носки. К вечеру те, кто предпочел шорты, получил серьезные солнечные ожоги. Крем от загара не спас.

Нежно-голубое небо, темно-зеленый лес, светло-зеленые, желтые поля отражались в зеркале воды. Слово «красота» не сходило с наших уст. Радость от яркого жаркого солнца и настоящего лета вскоре сменилась желанием найти тень. К вечеру мы искали в основном прохладу. Увидев тень от хвойных лесов, мы тут же направляли катамаран к берегу. Пусть ненадолго, пусть хотя бы на несколько минут, но отдохнуть от парящего солнца, оказаться в прохладе лесов. Запахи хвои и цветущей липы — эти ароматы стали одним из ярких воспоминаний о сплаве. Было даже удивительным вдыхать липу, ведь в городе она давно отцвела. Этот сладкий аромат как будто усиливался на природе.

Первое время, когда ты плывешь по Чусовой, ты еще стараешься запомнить названия скал и заброшенных деревень, которые проплываешь. Есть еще желание сфотографировать каждый поворот, каждый изгиб реки, каждый камень. На Чусовой насчитывается более 300 скал, некоторые высотой 100-150 м. многие скалы имеют запоминающиеся названия: Гребешки, Ермак, Свадебный, Омутной и др. Но уже вскоре ты понимаешь – невозможно, просто нереально запечатлеть и запомнить все. И тогда происходит главное — ты начинаешь просто наслаждаться природой, ее красотой и спокойствием. Например, я не помню название места, где мы делали первую стоянку и поднимались на вершину скалы. Зато прекрасно помню, какой там открывался вид – он завораживал. Там хотелось задержаться, остаться подольше.

Иногда название месту мы давали самостоятельно. Например, у нас есть своя любимая стоянка — «Три сосны». Действительно, поздним вечером, выбирая место для ночевки, мы долго не могли найти то, что хотелось. Одна стоянка казалось подозрительной. Другая — недостаточно красивой. Третья — просто не нравилась. И вот неожиданно напротив большой поляны мы нашли то, что искали. Еще издали мы заприметили три сосны. Приблизились и увидели, что под ними даже есть столик, место для костра. Все практически идеально. Ставим лагерь и в какой-то момент просто замираем — настолько красив, великолепен, разнообразен по своим краскам закат. Вкусный походный ужин, тихое пение у костра. Ночи на природе летят незаметно и вот он первый рассвет, встреченный нами на сплаве.

Кстати на стоянке «Три сосны» со мной произошла забавная история. Еще собираясь на сплав, мои знакомые активно отговаривали меня брать хорошую камеру. «Утопишь» — говорили они. Я уверенно утверждала, что не утоплю. Но на всякий случай взяла с собой старенький цифровой фотоаппарат. Все первые дни сплава я внимательно следила, чтобы он не упал в воду. Во время движения на катамаране всегда укладывала на дно коробки, чтобы он не выскользнул и не утонул. Однако когда мы прибыли к стоянке и стали затаскивать катамаран на берег, шнур от камеры зацепился за спасжилет и упал в воду. Просушивать фотоаппарат пришлось весь следующий день, к счастью, он был жарким.

Третий день встречал зноем. Мы уже активно купались, наслаждаясь прохладой воды и тем, как быстрое течение Чусовой стремительно уносит нас от лагеря. Удивляли уютные, хорошо оборудованные стоянки на реке в живописных местах. Везде было прибрано, были сооружены столики, лавки, созданы ямы для мусора. Здесь не хотелось нарушать порядок. Где-то были таблички — стоянка благоустроена такой-то организацией или школой. Запомнилась и стоянка, где были сделаны симпатичные ступеньки, и даже камушками был выложен год.

Вот уже третий день клонился к концу, а нас ждал еще один «сюрприз» сплава. Наш опытный руководитель группы только упомянул о кризисе «третьего дня» (когда новички от усталости начинают болеть и раздражение усиливается), как он начался. Тогда дневка на следующий день казалась нам ненужной. Мы успешно двигались, в хорошем темпе, было ощущение, что нам и отдых не нужен. Нам, как новичкам, конечно, хотелось пройти как можно больше в каждый день сплава. Хотелось продемонстрировать «старшим», что и мы что-то можем. Силы иногда можно не рассчитать. Однако с руководителем на сплаве не спорят. Дневка так дневка.

На следующий день мышцы вдруг сильно заболели. С непривычки они начали болеть почему-то именно на четвертый день сплава. Дневка пришлась как нельзя кстати. Дневной сон, купание в холодной Чусовой, походная баня, вечерний ужин, чай с ароматной душицей и еще один яркий, незабываемый закат — все это добавило особых впечатлений.

Пятый день встретил нас сумрачной погодой. Еще с утра наш руководитель настроил нас, что идти придется под дождем, возможно, весь день без обеда. Тогда мы еще не знали, что под дождем практически без остановки мы пройдем 7,5 часов. Отправившись в путь, мы решили как можно быстрее пройти необходимый участок пути. Было решено, не вставать на стоянку для обеда, так как одежда была насквозь мокрой, и переодеваться не было смысла. Сухая одежда, несмотря на дождевики и куртки с пропиткой, моментально становилась мокрой. Вскоре забывалось, что у Тебя в сапогах вода. Лишь изредка мы выливали очередную порцию воды из сапог. Было тепло, и поэтому было несколько странное, смешное ощущение, что ты сидишь в теплой луже, и одежда на тебе в основном теплая, но мокрая. Несмотря на эти непривычные ощущения, горы, холмы, леса, мимо которых мы проходили не могли не впечатлять. Вот он настоящий Урал! Мощные горы, многовековые ели и все тот же знакомый запах цветущей липы, а еще пение птиц и особая свежесть после дождя.

Неожиданно быстро мы добрались до скалы «Разбойник». Знаменитая скала, о которой всегда разбивалось множество барж (а в 1871 году аж 33 барки пошли здесь ко дну), показалась нам небольшим камнем. Мы даже мощного течения, бьющего в скалу, не успели почувствовать. С легкостью пройдя «Разбойник», мы даже не поверили в удачу и специально остановились у рыбаков, узнать, действительно, ли это та самая знаменитая скала. Заглянув в лес у Разбойника, мы заметили гигантские папоротники, огромных размеров — лес доледникового периода. Тогда на полном энтузиазме нам казалось, что до стоянки совсем близко, рукой подать. Но мы двигались дальше, а «Коврижки» и «Шлема» так и не было видно. Иногда за проливной стеной дождя с трудом удавалось разглядеть и узнать скалы. Вот впереди «Четыре брата». «А что это за скала?» — эти вопросы постоянно задавались на катамаране.

Время шло, усталость нарастала, раздражение усиливалось, а подходящая стоянка так и не находилась. Здесь дорога слишком близко, здесь мертвый лес выглядит уж очень зловеще… Уже поздним вечером мы, наконец, нашли стоянку. Здесь было и кострище, и место для палаток. Но силы были на пределе. 7,5 часов под проливным дождем для нас, новичков, было слишком. Ночью мы израсходовали сухие бревна, что взяли с собой на катамаран. С утра найти сухой лес нам не удалось. На следующий день мы сошли в Усть-Койве. Казалось, красот Чусовой уже хватило сполна. Хотелось домой в теплую ванну.

На следующий день погода налаживалась. Мы быстро добрались до Усть-Койвы. Скалы по пути были не менее красивы. Дыроватый камень запомнился не только своей необычной формой, но и множеством разноцветных полевых цветов у его подножия.

По пути мы остановились у рыбака и купили у него свежей рыбы. Среди нее оказался хариус. Это удивительная рыба, чистая, почти прозрачная. Говорят, что хариус пахнет как свежий огурец. Пару минут, чудная рыба почищена и засолена. Еще минут 15-20 и ее можно есть. Прощальный обед в Усть-Койве был запоминающимся. Вареный картофель, рыбные консервы, соленый хариус, свежие овощи и различные сладости, даже консервированные ананасы были на нашем столе. Закат на Чусовой был, как всегда, великолепен. Яркие лиловые, красные, желтые, синие, голубые тона завораживали. Тогда уже вновь появилось желание продолжить путешествия по Чусовой. Чусовские закаты, разнообразные скалы, быстрое течение чистой холодной реки прочно остались в памяти, также как и осознание того, что такое настоящий Урал во всей своей мощи и красоте. В этот раз мы решили отправиться выше Кына и пройти мимо знаменитой скалы Великан уже на катамаранах. Приглашаем всех желающих с собой к красотам Чусовой — жемчужине Урала!

Екатерина Шестакова

Фото предоставлено Фондом «Белый камень»

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
ТОП 5
Рекомендуем