30 мая суббота
СЕЙЧАС +22°С

Актриса Валентина Мазунина знакома российскому зрителю по сериалу «Реальные пацаны». По фильму Валя боевая, во всех отношениях «бой-баба», подруга мягкотелого персонажа Эдика. В жизни Валентина обаятельнейшая девушка, талантливая актриса, идущая извилистому пути провинциального артиста, как бы банально это не звучало. Уже во время учебы ее жизнь напоминала не то драму, не то комедию. Студентке помогала выжить работа оберточницей шоколадных изделий на фабрике, работа официанткой в пивном ресторане, труд пионервожатой тоже органично дополняет этот список. Первая роль в ТЮЗе – зайчик, венец мечты любого актера. И все же театр стал второй семьей.

Сейчас все изменилось. Пришлось полностью переключиться на съемки сериала, но долго без театральной сцены Валентина не смогла. Новую роль актриса получила в спектакле «Сцены-Молот» «Свадьба», премьера которой состоится 30-31 марта и 1 апреля.

Спектакль будет максимально приближен к реальной жизни. Нашу беседу мы тоже попытались поглубже окунуть в реальность. Валентина, чисто из любопытства, пришла на самый матерный спектакль пермской театральной сцены «Засада». Достаточно сказать, что роли исполняют рэпер Сява и его друзья – Сержаня и Сиплый. Они стали живой декорацией нашей беседы, поскольку сидели за соседним столиком в театральном кафе. У барной стойки, стреляя глазами и потягивая кофе, ждал начала спектакля экс-министр культуры Пермского края Николай Новичков. Сотрудники театра «Сцена-Молот» рассказали, что он третий раз подряд пришел на «Засаду». В общем, обстановочка для разговора с Валентиной что надо. Реальней некуда. Что из этого вышло, читайте в нашем интервью и смотрите на видео.

Валентина, давайте начнем с самого нескромного, в Интернете почему-то разнятся даты вашего рождения.

– Да это так, непонятно почему. Прямо цифру назвать? (Смеется.) Странно, что так с Интернетом получилось. Я читала там много всякого интересного: и родилась я в Перми, и день рождения у меня в марте, и возраст другой. Это не правда. Мне 23 года, день рождения у меня 19 апреля, вот скоро будет.

Упаковщица шоколадных изделий на фабрике, официантка в пивном ресторане, вожатая в детском лагере и студентка института культуры – просто классический бытовой сюжет. Эти фрагменты биографии как эпизоды из фильма, они уже годятся в сценарий. Как вам жилось в студенчестве?

– Я из маленького городка Верещагино. В школе, когда ходила в кружок, все думала: «Хочу быть актрисой». Я толком не понимала, что это значит. В год окончания школы узнала, что набирается курс в ПГИИК, приехала поступать в Пермь. Я вообще не понимала, что происходит. Подготовилась: басни, стихи, проза, танцевать нас заставляли, петь, было несколько туров, нас смотрели чуть ли не под лупой. Для меня это было непонятно, был просто шок. Что такое происходит, я не понимала. Но поступила. Училась при ТЮЗе, наш курс набирал Михаил Юрьевич Скоморохов. Всё, театр стал вторым домом. Это безумно интересно. Годы учебы всегда с любовью вспоминаются. Я жила в общежитии, у нас была просто семья. Первое время тяжело, но это из-за того, что я не понимала, чего от меня хотят, чего добиваются. Со временем просто начала ловить от этого кайф, вошла во вкус. Конечно, трудно. Театр – это непрерывная работа и дома об этом думаешь. Вот человек пришел с фабрики, он отработал с семи до семи, да не будет он больше думать об этих шоколадках, не надо ему это совсем. А здесь ты постоянно думаешь о работе, грызет это все, сосет. Не знаю, как это передать словами. Было тяжело и интересно.

Вы упомянули о жизни в общежитии. По личному опыту знаю, что если пытаться жить в общаге нескучно, все время норовят выгнать. Вас не выгоняли случайно? Как вообще будущие актеры в общаге живут?

– Поют, танцуют, чего только не делают. Я веселый человек по жизни. С комендантом мы не сошлись характерами, да. Когда мы веселились, ему это не нравилось, но я была не самым плохим жильцом. Проблемы были, конечно, но меня не выгоняли, нет. Я на всю жизнь запомнила, как в первый раз приехала в общежитие из дома. Дома ведь, вот, огурчики на грядке, мамка, папка. А тут приезжаю, смотрю – это же ужас. Там еще абитуриенты до нас жили – мусор везде, мухи какие-то валяются. Я была в таком ужасе, села на кровать, говорю: «Мама, я не хочу… Я стесняюсь, я боюсь». Но мама сказала: «Давай дочь. Мы все взрослеем». Я плакала, звонила, каждую неделю ездила домой. Потом потихоньку втянулась, сейчас вот с улыбкой вспоминаю.

Студенты вашего поколения уже не поступали в вузы за дипломами. У школьников появились цели. Появилась и возможность зарабатывать. Вам не хотелось махнуть рукой на все это творчество и пойти стать настоящим человеком, денег заработать, пожить достойно, плазму купить, в Египет съездить?

– У меня по-другому было. Когда репетируешь что-нибудь и не получается, всегда начинается: все, это не мое, зачем я сюда пришла, надо вообще идти книжками торговать. Постоянно посещали такие мысли. У меня нет деловой хватки. Знаете, кто-то умеет вертеться, зарабатывать, а я не такой человек, я не смогу. Особенно так, чтобы миллионы на дом, на путешествия – нет. Я просто очень люблю свою профессию.

Сейчас вы снимаетесь в рейтинговом телесериале, это ведь как-то чувствуется в финансовом плане?

– Естественно. В театре денег не заработаешь, это все знают. Туда идут не за деньгами, это совсем другое и деньги получают небольшие. Когда я получила первую зарплату, растерялась. Надо жить, снимать квартиру, а как? Сижу и думаю. Вот как? Справлялась, выкручивалась, никогда не было мысли, что я из-за денег уйду из театра, вообще никогда. Естественно в сериале я зарабатываю в несколько раз больше и таких проблем, как раньше, нет.

А что привело из театра в сериал?

– Интересно получилось, случайно. Режиссер сериала, Жанна Кадникова (Жанка, персонаж девочки-пэтэушницы из дуэта команды КВН «Парма» Светка (Светлана Пермякова) и Жанка. – Прим. ред.) тоже работала в ТЮЗе. Я тогда уже закончила учебу и пришла работать в театр. Нас несколько человек вводили в детский спектакль «Как Баба-яга сына женила». Я была лешичихой и у меня частушки, мы там с кикиморой болотной частушечки, значит, поем. Меня вызвал наш музработник, ну, чтобы мы с ним попели, потому что пою я, как сказать, мне нужно заниматься этим делом, чтобы что-то получилось. И мы, значит, с ним частушки эти поем, я уже не могу вообще, смотрю, Жанна к нему в гости пришла, увидела меня, говорит: «Валь, подойди сюда. Вот есть такой проект, хочешь попробовать себя в пилотной серии?» Я тогда вообще еще ничего не понимала, что такое происходит. Да говорю, хочу, конечно. В общем, она сказала, мол, приходи через несколько дней, возьми одежду попроще, будем пробовать, будет небольшой кастинг. Ну, я пришла. Смотрю, камеру поставили, телевизор стоит. Мне на очень простом языке объяснили роль, чья я подружка, что я должна делать и как себя вести. Так вышло, что меня сразу взяли, отсняли эту пилотную серию, все. Жанна тогда сказала, что надо ждать, будет только спустя время известно, что с сериалом – выйдет в эфир, не выйдет. Однако спустя время мне позвонили, и все начало происходить очень быстро.

Многие сериальные актеры не могут работать в других жанрах, а отношение российского зрителя к сериалам, как у тех ежиков, что плакали, но ели кактус: мы будем это ругать, но все равно посмотрим. Ни каких опасений не возникало, когда уже начали работу?

– Сложный вопрос. Конечно, возникали мысли, что не возьмут куда-то в другое кино, что с театром проблемы будут. Но, с другой стороны, такой шанс выпадает один раз в жизни. Вот я в Перми, я приехала из Верещагино, я работаю в детском театре. Все здорово, все классно, и мне говорят, а давай попробуем! У меня не было вопросов вообще, я сразу сказала да, даже не раздумывала. Я считаю это ново, интересно, сериал очень много дал мне, это огромный, в том числе и профессиональный опыт для меня, как для актрисы. Жизненный опыт. Я думаю, это только поможет, надеюсь на это.

А сама вы сериалы смотрели? Как-то изменилось ваше мнение о сериалах в силу опыта?

– Я да. В детстве очень любила бразильские. Помню, был сериал «Клон», какой-то там, про каких-то людей, уже толком не помню. Я когда училась в девятом классе, гулять не ходила – сериалы смотрела. Тогда любила. Сейчас ситкомы я не смотрю. А мнение конечно изменилось, я же изнутри узнала, как это происходит, когда много-много народа вокруг тебя бегает, я не думала, что так это происходит. Я знаю, что это отличается от полного метра, но я не знаю, что такое полный метр. Наверное, какое-то другое измерение, ни театр, ни сериал – что-то другое совсем. Но киносъемка очень интересный процесс. Я в театре привыкла, что мы долго репетируем, все по-другому. Два часа идет спектакль. Ты должен собраться и выложиться, у тебя не будет дублей, ничего нельзя исправить. Способ существования другой. В театре нужно отдать всего себя залу, зрителю. На съемках, как-то внутри себя надо работать, сложно объяснить.

Мы чуть позднее еще поговорим о разнице работы в театре и на съемочной площадке, а пока вернемся к «Реальным пацанам». В частности, к пермскому акценту, говору, который у вашего персонажа просто эталонный.

– Да мы и не тренировались вовсе. (Смеется.) Мы все так здесь разговариваем. Профессионалы, педагоги, конечно, выбивали, как могли, этот говорок из нас. Со мной педагог по речи очень-очень долго боролась. Очень долго. Да, в сериале мы утрируем, не без этого, но посмотрите вокруг, мы абсолютно все такие. И в Верещагино, и в Кудымкаре, и в Перми.

Мнения у людей разные, особенно в Интернете. К этому мы тоже обязательно вернемся в разговоре. Вы как-то стараетесь в жизни приближать речь к московским образцам?

– Я пытаюсь говорить так, как меня учил педагог. Не остоличивать, но меньше глотать звуки хотя бы.

К вопросу об остоличивании, сейчас муссируется тема перевода местного времени на московское, вы как смотрите на перевод стрелок?

– А я не слышала об этом вообще. Наверное, объясняют это, что для удобства, экономить что-то собираются опять. Честное слово, меня это вообще нисколько не волнует. Как будет, так и будет. Если у меня какие-то проблемы со здоровьем начнутся, говорят, биоритмы нарушаются, вот тогда я начну возмущаться, а так, просто не хочется даже голову забивать этим.

В феврале в наш город с политическим визитом, но чисто по-женски, заглянула Ксения Собчак. Отвечая на вопросы журналистов, она отметила, что пермяки отличаются от москвичей лишь тем, что пермяки в Перми, а москвичи в Москве. Вы бы согласились с этим?

– Может и так. Разница какая: столица и столичные люди – там движение жизни другое, скорость разная. Все-таки Пермь это провинциальный город. Пусть, как ни говорят, Пермь – культурная столица России, или чего там они хотят сделать, Европы? Ну нет же! Мы провинциальный городок, здесь все немного медленнее и люди, я думаю, добрее. Взять Верещагино – там еще более протяжная жизнь, текучая, медленная.

Я думаю, Ксения вряд ли когда-нибудь заедет с неофициальным визитом в Верещагино, Зюкайку или, скажем, в Нытву – было бы любопытно. Вот вы говорите люди добрее, а Интернет кипит ненавистью, к удачным попыткам с юмором взглянуть на себя со стороны. Вы наверняка помните, как пермская команда КВН «Парма» выбилась на Первый канал, тогда такая волна негатива прокатилась по Перми. Задрожала от возмущения земля пермская, мол, позорите нас на всю страну, мы же вовсе не такие! И не разговариваем мы так никогда. С «Реальными пацанами» та же история, прямо страх и ненависть…

– Конечно я сталкивалась с этим, говорят люди, что мы город позорим. Я считаю – нет. Надо просто с юмором относиться к самим себе, и тогда жить будет проще, легче и веселей. Ну, адекватно надо понимать, если мы такие, не нужно этого стесняться, бояться или еще что-то. Легче надо к этому относиться, уметь смеяться над собой. Когда говорят «вы позорите», хочется сказать: «Посмотрите на себя!». Конечно, в сериале все закрутили-накрутили, но, в общем-то, мы все такие, и я этого не отрицаю.

О театре «Сцена-Молот» тоже говорят, что это обитель зла…

– У меня самой было подобное мнение о «Сцене-Молот». Сначала, когда это все открылось, появилось, я думала это, наверное, деньги-деньги опять какие-нибудь тут. А потом стала приходить и смотреть спектакли и все, больше у меня не было вопросов. Первый спектакль, на который я пришла, был «Собиратель пуль». Я была настроена очень категорично, думаю, ну давайте, суперсовременные, удивите. Удивили. Через десять минут я поняла, что да, они опрокинули меня. Потом был «Где-то и около»: я рыдала сидела, головой билась – мне очень понравилось. Никакой скептики не осталось. Да, это немного другой театр, но здесь делают хорошие вещи. Вот сегодня пойду на «Засаду», посмотрю.

Было бы очень интересно услышать ваше мнение об этом спектакле. (Смеется.) Уже не терпится расспросить о премьере «Свадьбы», но сначала вопрос, интересующий меня, чисто как зрителя. В следующем сезоне «Пацанов» сложатся ли перипетии так, что персонаж Валя наконец забеременеет?

– Скажу одно: смотрите и вы все увидите. Все очень круто закручивается, но я не могу говорить об этом. Все бурно развивается.

Заинтриговали. Теперь расскажите, что привело вас к «Свадьбе»?

– Я очень-очень любила свой театр, но в связи с тем, что появились съемки. Первый год (съемки идут уже два года) мы пытались совмещать это все, а ТЮЗ – репертуарный театр. Там спектакли, репетиции, я входила в труппу театра, очень тяжело было по времени совмещать. Репетиции, тут же съемки – дикое состояние, не было выходных, я на клочки просто разрывалась – мне это очень нравилось. Странно, но от этого получаешь безумное удовольствие. Когда выяснилось, что будет продолжение съемок сериала, мы реально встали перед выбором. Я решила пробовать и не бояться куда-то уходить. В театр, мне кажется, я смогу устроиться, может, не в ТЮЗ, в какой-то другой. В общем, решила выбрать сериал и почти сразу безумно заскучала по театру. Депрессии начались, я ревела, потом не ревела, сидела в одну точку смотрела. Театр стал еще одной семьей, без которой я не могла. Я ходила на новые постановки, в том числе и в наш театр, смотрела и плакала. Мне очень хотелось вернуться. А потом все-таки решила попробовать что-то новое. Услышала про кастинг на спектакль «Свадьба» и сразу пришла на него. И вот я здесь.

Все-таки прямо кастинг был?

– Да. Я очень волновалась. Еще думала, вот чего я переживаю – в театре работала, в сериале снимаюсь, когда после кастинга имена называли, так сердечко забилось… Видимо, никогда не перестану волноваться.

Можете немного рассказать о вашей роли?

– Я так скажу. Моя героиня очень эксцентричная молодая девушка со стальным характером.

– А сюжетная линия вашей девушки?

– А вы приходите, увидите. (Смеется.)

Вот у вас в театре «Свадьба». А в жизни? У вас есть избранник? И женский вопрос – что для вас институт брака: один раз на всю жизнь или первый муж так, «черновичок»?

– Я свободна. Не нашла, не выбрала еще себе пару. Я не хочу зарекаться и говорить, что вот, муж должен быть один единственный, но, конечно, этого хочется, все-таки серьезный шаг. Люди должны очень сильно любить друг друга. Когда выходишь замуж за любимого человека, наверняка уверенность есть, что это на всю жизнь. Я не считаю, что первый, второй брак – это плохо. Но хочется верить в идеальный вариант. Просто никто ни от чего не застрахован.

На сайте «Сцены-Молот» Робин Хоудон, драматург, автор пьесы, по которой ставят «Свадьбу», дает режиссеру и актерам совет сохранить реалистичный стиль исполнения, что это за стиль такой?

– Этот спектакль будет проходить как съемка современного ситкома. Мы должны существовать в жизни, как на съемках. Манера подачи – как в жизни, не театральная, не водевиль. Все должно быть как кино.

Съемочная группа портала 59.ru уже не в первый раз беседует с актером, занятым в спектакле «Сцены-Молот». Наш прошлый разговор был остро политический, связанный с премьерой спектакля «Жара». На премьере вы были замечены, а на выборы ходили? Вообще хотелось бы знать вашу политическую позицию.

– Я попробую объяснить. Не то, чтобы я такая вся активная, что хожу на митинги, всячески гражданскую позицию выражаю, что вот мой кандидат, и я за него голосую. Я просто смотрю, что творится какой-то беспредел, вот что я понимаю. Я смотрю и удивляюсь, как так вообще может быть. Я не знаю, что лично я могу изменить в ситуации. Да я должна идти на выборы, я считаю мы должны делать свой выбор. Кто-то говорит, что все бесполезно и все решено, да, может, и так, но свое мнение должен выразить каждый. Когда в Думу были выборы осенью, я просто была в шоке что творится. Просто обидно. Когда были выборы президента, мне стало наплевать. Так есть. Надо бороться, просто надо отвечать за свои слова.

Чисто «по-пацански»?

– По-пацански, да. Если ты имеешь право выбирать, и тебе дана такая возможность – надо делать свой выбор.

Как-то не хочется заканчивать разговор политикой. Какие еще творческие эпизоды запланированы в вашей жизни, чего бы вы хотели еще попробовать?

– Мне очень многого хочется. Я хочу попробовать все-все-все. Я безумно люблю театр и понимаю, что не откажусь от этого, просто не смогу. Мечта – сняться в полном метре, в хорошем кино. Притом что я очень люблю наш сериал, я считаю у нас качественный продукт. Мне не стыдно, я очень горжусь этой работой. Мне когда говорят, что вот вы позорите, я всегда отвечаю: «Нет!». С гордо поднятой головой.

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!