2 августа понедельник
СЕЙЧАС +22°С

«Многие живут только для себя, но это неправильно»: как пермяк в 24 года стал наставником для подростка из детдома

С появлением подопечного у молодого человека изменились взгляды, а подросток начал определяться с будущим

Поделиться

Дима узнал о программе «Наставничество» благодаря рекламе в лифте и решил рискнуть

Дима узнал о программе «Наставничество» благодаря рекламе в лифте и решил рискнуть

Поделиться

Недавно мы рассказывали историю пермячки, которая стала наставницей для подростка-сироты. Марина сама рано осталась без родителей, стала самостоятельной, и ей приходилось жить у родственников. Она решила подготовить к взрослой жизни парня из детского дома, помочь ему определиться с будущим. С той же целью стал наставником и герой этой статьи Дима. Молодому человеку всего 24 года, но после того, как он узнал о такой программе, решил не упускать возможность помочь другому молодому человеку.

«Наставничество» — проект фонда «Солнечный город», в Пермском крае его реализует фонд «Солнечный круг». Его участники — подростки из детдомов от 12 лет и наставники от 24. Перед тем как стать наставниками (их также в пермском фонде называют «большими друзьями»), добровольцы заполняют анкеты, проходят тренинги и общаются с психологом. После этого их допускают к персональной встрече с подопечными, которые нуждаются в общении и «большом друге» — так наставников называют в фонде. Наставники помогают подготовиться к жизни после детского дома, поддерживают и участвуют в жизни подопечного.

«Возможно ли вообще помочь без денег?»


Раньше Дима никогда не задумывался о таком формате помощи сиротам и в принципе не знал о проекте. Но после того, как познакомился и начал общаться с подопечным, 15-летним Ваней, его жизнь изменилась. Всё произошло случайно — он увидел рекламу проекта «Наставничество» в лифте.

— Тогда я подумал, что большинство живут только для себя, делают что-то в своих интересах — это не совсем правильно. И всегда казалось, что по-настоящему помочь детям из детских домов можно только переводя крупные суммы. А тут такой формат интересный был — ты помогаешь, но без финансового участия. Сам момент — возможно ли вообще помочь без денег?

Знакомят с программой и форматом помощи на обучении. Молодой человек прошел два вебинара, на которых рассказали, как себя вести и чего можно ждать от общения с подопечными. Дальше большое собеседование с психологом — прорабатывали кейсы, как вести себя в определенных ситуациях, обсуждали, что Дима может дать подростку. На этом этапе развеялись страхи — раньше молодой человек думал, что понятие «потерянное поколение» — это про детей из детских домов. Также боялся, что при совместном выезде в город они могут убежать, да и в целом очень агрессивны. Но кураторы проекта объяснили, что дети — участники программы к этому не предрасположены и сами стремятся к общению и дружбе.

Были и другие сомнения. Первое но — предполагаемая реакция семьи, Дима боялся, что не поймут. Но родители поддержали его и похвалили. Так же отреагировали друзья.

«Пару» подбирал психолог проекта на основании анкет наставника и подопечного, где указываются интересы, возраст, привычки и прочее. Правилами предусмотрено, что каждый имеет право отказаться. В этом случае разлада не случилось.

— Я так и ориентировался на 12–17 лет, чтобы ребенок был более осознанный. Я хотел показать, что в мире есть не только алкоголизм, агрессия и непрочные семьи. А то, что существуют различные сферы деятельности, дружные семьи, чтобы они это поняли и стремились.

Знакомство. «Он стесняется, я стесняюсь»


Знакомство с Ваней было неожиданным. В тот день Дима просто приехал оформлять документы в детский дом, но ему тут же предложили знакомство и рассказали о прошлом подростка. Об этом, кстати, запрещено говорить с подопечными, пока они сами не проявят инициативу. Также будущему наставнику подсказали, какие вопросы лучше задавать на первой встрече.

— Поначалу кринж (на современном сленге — стыдный момент. — Прим. авт.) такой небольшой был — он стесняется, я стесняюсь, — смеется Дима. — Не было возможности выстраивать диалог на все темы, как-то пытаешься сглаживать, чтобы родителей не задеть. Мы просидели часа три-четыре, обсуждали интересы, расспрашивал меня, чем я занимаюсь. Про родителей в итоге он сам заговорил — у них сложная история.

Ваня в детском доме вместе с младшим братом, ему 12. С 9 лет подопечный живет в приютах. Там он оказался после того, как его отчима посадили в тюрьму, а маму лишили родительских прав. Какое-то время ему приходилось помогать работникам шиномонтажки за 100 рублей в день — на эти деньги он покупал доширак себе и брату. Бабушка с дедушкой у парней есть, но берут их к себе неохотно.

«Они отдуваются за ошибки своих родителей, работают с 6 лет»


Тогда же, в день знакомства, Диме удалось пообщаться со всеми ребятами из блока, где живет Ваня. Мнение о сиротах сразу изменилось. Удивило их отношение к гостям — они обращаются на «вы», предлагают чай и кофе, потом сами убирают за гостями посуду.

— Первая мысль после общения — мне стало стыдно, что я плохо думал о детях из детского дома. Я еще вынес — это нормальные дети, просто они отдуваются за ошибки своих родителей, которые на них забили. Им пришлось сразу крутиться. Если обычный человек находит первую работу в 16, то они с 6–7 лет по шиномонтажкам работают, чтобы было что кушать. И из-за того, что они живут в таком мире, они начинают озлабливаться. А если представить, что они не попали в агрессивную среду, то это обычные ребята.

«Поймать коннект»


В день знакомства Диме было непонятно — сойдутся ли они с подопечным характерами. Сомнения подогревали закрытая поза Вани и диалог, который было сложно простроить. Тогда вместе с Димой в детский дом пришли еще два наставника — с подопечными они общались, будто знакомы всю жизнь. В случае Димы было не так, и это смущало. Ощущения оказались ошибочными: после знакомства оба парня давали обратную связь психологу — они сошлись и понравились друг другу.

На первой встрече после знакомства Дима всё равно старался продумывать каждую фразу, из-за этого диалог иногда стопорился.

— В последующие две встречи я чуть-чуть изменил формат и начал с ним общаться как с другом, он в этот момент раскрылся, и эти встречи прошли на лайте. По подготовке — можно, конечно, сидеть и книги по психологии читать, но они больше для обычных семей. А с детьми из детдомов нужно коннект поймать, и они тебе сами откроются.

На «поговорить» ушли первые два выходных, потом Ваня предложил поиграть в футбол. В четвертый раз они впервые выехали в Пермь вместе с братом Вани и его наставницей, катались на электросамокатах. Поначалу Дима переживал за парней — за ними и так сложно уследить, а тут еще и на скорости. Поэтому в начале встречи наставники установили правила — внимательно слушать, смотреть на дорогах по сторонам и не гонять.

Без потребительского отношения и с благодарностью


Дима вспоминает: у ребят был восторг. И в целом у них развито чувство благодарности, «спасибо» они говорят иначе, будто было что-то большее, чем прогулка на самокатах.

Потребительского отношения в этой паре нет — Дима сразу установил рамки, а на третьей встрече они обсудили этот вопрос. Ситуацию «не может быть такого, что захотел и сразу купили» Ваня воспринял спокойно.

Также после каждой встречи он благодарит Диму просто за то, что он приехал к нему.

— Он любит спорт — постоянно показывает, какие отжимания и подтягивания он выучил. Записал его на марафон — побежит 5 километров, я буду болеть. Пока пытаюсь его понять, к чему он стремится, правда ли он такой, какой мне показался. Парень, 15 лет, на перепутье. Можно ему еще показать, что такое хорошо, а что — плохо, чтобы он захватился за этот момент и сделал выбор.

«Родители офигели»


С момента первой встречи Ваня изменился, как минимум стал более открытый. Вместе с Димой он начал планировать свое будущее — учебу и профессию. Ваня хочет стать поваром-кондитером, но только потому, что это профессия его мамы и бабушки. Дима говорит, что это проблема — дети из детского дома не знают обо всех профессиональных возможностях. Например, Дима работает копирайтером, профессия не новая, но Ваня о ней не знал.

Они условились, что подопечный узнает информацию о новых, интересных ему профессиях, выберет одну, а Дима подберет курсы по подготовке, чтобы Ваня смог поближе познакомиться с делом.

С появлением Вани у Димы изменилась жизнь, в частности — отношения с родственниками.

— Они думали, что в 24 года я от темы детей вообще отдален, а тут они сами офигели, что я проявил инициативу. У нас разговоры пошли на тему отношений матери с сыном, отца с сыном. Будто дарят тебе детский момент, который мы потеряли. И ты по-другому начинаешь воспринимать общение с людьми просто в будни.

Несмотря на взаимопонимание и дружбу, Ваня, со слов наставника, не привязывается и всё понимает. Изначально, как и другим, ему объяснили, что «большой друг» усыновлять не будет. Вместе они готовятся к жизни Вани после детского дома.

оцените материал

  • ЛАЙК6
  • СМЕХ1
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ1

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Перми? Подпишись на нашу почтовую рассылку
Загрузка...
Загрузка...