Все новости
Все новости

Дело блоггера Дмитрия Ширинкина: приговор в назидание.

Поделиться

Кафкианская система правосудия восторжествовала — литературный текст в сетевом дневнике признан преступлением, а точнее — ложным

сообщением о теракте. Написавший его пермский блоггер Дмитрий Ширинкин получил наказание в виде штрафа в 20 тысяч рублей, и, что самое главное, — судимость.

Дело, которое за полтора года стало уже притчей во языцех, завершилось. 15 октября судья Нина Атаманчук вынесла Дмитрию Ширинкину

обвинительный приговор за преступление, предусмотренное статьей 207 УК РФ «Заведомо ложное сообщение о готовящихся действиях, создающих опасность гибели

людей».

Результатом и стал текст, прославивший впоследствии tetraox'a в российских блогах. «Я вчера... купил пистолет. Старый ТТ с затертыми

номерами. Коробку на 150 патронов. Патроны старые, на донышке выбит 64-й год, но сохранились хорошо, «маслята»... Я вас всех ненавижу, я ненавижу Путина,

ненавижу Каспарова, ненавижу Макдональдс, ненавижу Дом-2, ненавижу метро, ненавижу российскую провинцию. Я заберу с собой два-три десятка душ. Я пока не

решил, в какой ВУЗ города я пойду. Наверное, все-таки в политех. Я его ненавижу. Хотя одинаково ненавижу и остальные «типа университеты». Я ненавижу людей.

Вы у меня попляшете. На раскаленной сковородке».

Текст, задуманный как памфлет, был воспринят правоохранительными органами как сообщение о теракте.

На этом месте, пожалуй, стоит остановиться подробней. Согласно уголовному кодексу, опасность преступления, в котором был признан виновным

блоггер, состоит в том, что лица, получившие сообщение о теракте, воспринимают его как реальную угрозу, а правоохранительные органы, соответственно,

затрачивают усилия (например, проверяют школу на наличие заложенной бомбы), чтобы преступление предотвратить. Когда же, после принятия всех необходимых мер,

оказывается, что никакого преступления и не планировалось, а затраченные усилия оказались напрасными, можно признать, что сообщение было «заведомо ложным», а

работа госорганов была «дезорганизована». В том суть преступления.

Ранее по теме:

10.10

Суд над Дмитрием Ширинкиным: приговор близок.

15.10

20 тысяч рублей за запись в собственном дневнике.

16.10

Приговор tetraox`у: обсуждению подлежит?.

В деле Ширинкина все обстояло по-другому. Текст, как сообщается, был обнаружен на следующее утро после публикации — 22 апреля 2007 года

работником ФСБ К.В. Челноковым. Вряд ли можно сказать о том, что он воспринял текст как реальное сообщение о том, что в ближайшее время пермских студентов

ждет массовый расстрел (стоит упомянуть и о том, что ни малейших намеков на Пермь в тексте блоггера нет), иначе правоохранительные органы наверняка бы

предприняли какие-то меры, чтобы предотвратить «побоище». Этого не было сделано, видимо, потому что все прекрасно понимали, что реальной угрозы текст не

несет. Лишь через две недели (за которые мифический преступник уже давно бы всех расстрелял, ежели бы хотел) Челноков обратился в суд за ордером на обыск в

доме Ширинкина.

Суд во время приговора вполне признал, что «в тексте уголовного дела не содержится данных, что сообщение Ширинкина нарушило нормальную

деятельность деятельность каких-либо предприятий, учреждений или правоохранительных органов, также не содержат данных о том, что какое-то конкретное лицо

реально восприняло сообщение как угрозу...».

Итак, доказательств, что текст воспринимался читающими как угроза и правоохранительные органы были «дезорганизованы», нет, однако

основания полагать что сообщение «НЕ могло НЕ нарушить» общественное спокойствие у суда все же есть. Поэтому текст блоггера был признан

общественно опасным, а значит и преступным.

Кроме того, заведомо ложное сообщение об акте терроризма должно быть умышленным — автор такого сообщения должен осознанно желать вызвать

реакцию у соответствующих органов (так, школьник, сообщивший о бомбе, хочет, чтобы в школе была проведена проверка, а уроки были отменены). Защитой делался

особый упор на то, что умысла вызвать реакцию у правоохранительных органов и посеять панику в людских рядах у Дмитрия Ширинкина не было.

Единственный умысел, который мог возникнуть в момент написания этого сообщения — это вызвать на разговор других блоггеров. Даже сам

прокурор оговорился, что размещение блоггером этого сообщения — следствие не преступного злого умысла, а в общем-то «необдуманное поведение». Так за что

судят?

И, наконец, на десерт. Вынести обвинительный приговор суд смог благодаря тому, что приравнял блог в Живом Журнале к СМИ. Сообщение

в СМИ — это вам уже запись в дневнике!

«...Кроме того, по мнению специалиста Котова Ю. Н., ресурс-сайт в сети Интернет можно рассматривать средством массовой информации, что не

противоречит ст. 4 Российского Федерального Закона «О средствах массовой информации» в редакции от 24.07.2007 г. № 211-ФЗ», который относит информационные

компьютерные файлы и программы обработки информационных текстов к специальным средствам массовой информации.

При таких обстоятельствах, суд делает вывод о

том, что сообщение подсудимого Ширинкина Д. В. было размещено в средствах массовой информации...» — говорится в приговоре.

Есть немало людей, у которых шумиха вокруг этого дела вызывает искреннее удивление. И приговор иным не кажется таким уж суровым —

штраф все же не срок, говорят те, кто не относит себя «к сочувствующим».

Дело Дмитрия Ширинкина уже стало прецедентом. И в случае, если другие блоггеры попадут под суд (а в свете того, что уголовные дела на

пользователей интернета стали заводится с незавидной регулярностью, это уже не вызывает сомнений) решение этого суда может стать «примером для других».

Заключение эксперта о том, что любой текст в интернете является сообщением, имеет далеко идущие последствия. Все мысли и чувства,

размышления о жизни, этюды и зарисовки, сны и фантазии, которые выкладывают блоггеры в своих уютных дневничках, теперь, оказывается, не их частные мысли, а

сообщение (да еще и в СМИ, как уточнил суд)! В том, числе, это автоматически и сообщение в правоохранительные органы, даже если вы попросту беседуете со своими друзьями...

А приравнивание блога к СМИ наверняка предполает и то, что блоггер должен подчиняться закону о СМИ, получать лицензию, регистрироваться в

Минпечати... Да и тексты свои выкладывать с большой осторожностью, ведь это отныне не его личное пространство...

Прокурор не раз подчеркнул, что задача ФСБ и правоохранительных органов в том, чтобы не допустить распространение подобных

высказываний в интернете в свободном доступе. Об этом же он сказал и в интервью газете «Известия»: «Речь идет не о том, чтобы наказать Ширинкина. В процессе

рассматривается правомочность размещения подобных текстов в Интернете в принципе».

То есть приговор Дмитрию Ширинкину — это приговор «в назидание» другим

блоггерам.

Удастся ли с помощью этого приговора «приструнить» пользователей Интернета, будут ли они более осторожны в своих высказываниях?

— Призвать их к осторожности я точно не могу, это было бы глупо, — сказал Дмитрий Ширинкин. — Преступник, совершая преступление, всегда

будет знать, что он преступник, а человек честный будет делать, то что ему хочется и что не противоречит закону, он и не будет опасаться чего-то.

...Когда суд предоставил подсудимому последнее слово, то блоггер призвал всех познакомится и с компьютером, и с глобальной паутиной

поближе (припомнив, кстати, и президента Медведева, который недавно завел свой видеоблог и обязал чиновников научиться работать в интернете). Потому что

судить о том, о чем не знаешь, все же неправильно. Если бы люди, обвиняющие Дмитрия в преступлении, не понаслышке знали, что такое Живой Журнал, то наверное, не

отказывались бы рассматривать сообщение в контексте всего дневника, и исход дела мог быть совсем другим. Да и текст приговора был бы лишен тех многочисленных

несуразиц, которые вызывали горькие усмешки в зале.

Самое важное, пожалуй, то, что человек получил судимость просто за то, что написал несколько строчек в интернете — строк, которые и

к реальной действительности-то не имели никакого отношения, а были лишь порождением фантазии.

— Я не боюсь за себя, я опасаюсь за других. Формально у нас не прецедентное право, но к сожалению, в случае, если такая ситуация повторится

с кем-либо из блоггеров, у судов будет возможность, опираясь на материалы данного дела, выносить обвинительный приговор только исходя из того, что человек

сказал, — заявил на суде Дмитрий. — Мне не хотелось бы, чтобы у нас судили за слова. Мы этот этап уже проходили. Обвинить одного человека можно (для

государства это песчинка), но говорить о том, что данное дело служит в назидание кому-то, нельзя.

Однако это все же случилось. Человека осудили всего лишь за слова.

Татьяна Посягина

По теме

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter