Город Как Коми округ принимал репрессированных

Как Коми округ принимал репрессированных

Пермские волонтеры собрали воспоминания жителей Коми округа, пострадавших от политических репрессий. «Очень много людей умирало от этих лепешек: непроходимость в желудке, видимо, была», — говорит о лепешках из опилок и сена Екатерина Иосифовна Анфалова. В первой половине прошлого века ее сослали в Косинский район, богатый лесами и бедный на рабочую силу. Здесь был голод, поэтому и ели то, что придется.

Волонтеры «Молодежного Мемориала»* отправляются в подобные экспедиции каждый год. Впрочем, в Коми округе они оказались впервые. Раньше маршруты добровольцев проходили в северных и восточных районах Пермского края: именно там находилось большинство спецпоселков и лагерей ГУЛАГа. Но работы хватило и в этот раз.

Ссыльные использовались на лесозаготовках и лесосплаве. В 1936 году здесь появился крупнейший в Советском Союзе трест «Комипермлес», который сплавлял древесину для многих строящихся объектов в стране. Также считается, что спецпоселенцы Коми-Пермяцкого округа внесли значительный вклад в развитие лесной отрасли промышленности Прикамья. Условий для жизни у невольников не было. «Я была выслана вместе со своей семьей из десяти человек в спецпоселок Одань Косинского района, — приводят волонтеры слова Екатерины Иосифовны Анфаловой. — Отобрали все имущество. Ехали в товарных вагонах. Спали на соломе, постеленной на полу. В спецпоселке был голод, очень много народу умирало. Жители пилили березу для опилок. Потом опилки смешивали вместе с сеном из съедобной травы пикан и делали лепешки. Очень много людей умирало от этих лепешек. Непроходимость в желудке, видимо, была».

Репрессии коснулись и местных жителей. «Отца моего арестовали в 1937 году, — рассказывает Степанида Ивановна Беляева. — Пришли вечером милиционеры, забрали отца и дедушку — отца моей мамы, которому было 70 лет. От них известий потом никаких не было. И осталось нас восемь детей на попечении мамы. Последнюю корову забрали сразу же после ареста отца. В колхозе совсем мало платили. За трудодень давали три копейки. Летом мы собирали крапиву, траву пикан, пистики, грибы. Зимой воду вскипятишь, смешаешь с ржаной мукой — вот и ели такую похлебку. Я удивляюсь, как мы выжили… Сейчас комбайны столько зерна оставляют в полях. А мы, бывало, придем весной в поле, найдем один-два колоска и сразу скушаем зерна».

Всего молодые люди записали почти полсотни интервью. «Эти воспоминания позволяют увидеть причины, ход и результаты советских репрессий с точки зрения их непосредственных жертв, — отмечают в «Молодежном Мемориале». — Очень скоро услышать о малоизвестных страницах нашей истории из первых уст будет просто невозможно, останутся только записи, сделанные волонтерами».

Добровольцы установили памятные знаки: в Сухом Логе и деревне Горки — мемориальные доски невинно погибшим и пострадавшим. На автодороге, ведущей в Майкор, — большой поклонный крест. «Здорово, когда есть понимание, что наша память — это не что-то застывшее, — рассуждает сопредседатель «Молодежного Мемориала» Роберт Латыпов. — С ней можно и нужно работать. Привлекать к этому молодое поколение. Установка мемориальных знаков превратилась везде в импровизированные митинги и встречи с ветеранами. Причем там было много местных школьников, а такое раньше в наших экспедициях было редкостью».

Коми-Пермяцкий округ, богатый лесными ресурсами, представлялся советской власти очень перспективным для трудового использования многочисленной категории репрессированных. С конца 1920-ых и до конца 1940-ых годов сюда регулярно отправляются массовые контингенты спецпоселенцев. По официальным архивным документам, к 1 января 1950 года в округе насчитывалось 5816 ссыльных граждан СССР, репрессированных по идеологическому, социально-экономическому, классовому и этническому принципу.

* Признан иноагентом

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
ТОП 5
Мнение
«Реформаторы примут решение, а вы, бабоньки, вывозите. Выручайте страну». Что думает про отмену ЕГЭ обычный учитель
Ирина Ульянова
Учитель
Мнение
«Цены на рынке зависят от того, как вы выглядите». Турист рассказал, чем Абхазия встречает гостей в этом сезоне
Алексей Петров
Внештатный корреспондент
Мнение
«Им без разницы, откуда прыгать»: ветеринар — о выпадении кошек из окон и стоимости их лечения
Алена Ситникова
Ветеринарный фельдшер
Мнение
«Орут, пристают и чуть ли за руку не хватают»: журналист — о громком скандале Грефа с бомбилами
Александра Бруня
Корреспондент
Мнение
Как в России в 90-е: гражданка Турции — о стремительном росте цен в ее стране и потере статуса бюджетного курорта
Анна Фархоманд
Рекомендуем