27 октября вторник
СЕЙЧАС -3°С

Вишерская Агафья Лыкова. История отшельницы, 62 года прожившей в тайге на севере Пермского края

Баба Сима пришла на Лыпью с семьей, но в итоге осталась совсем одна

Поделиться

Отшельница баба Сима прожила в устье Лыпьи 62 года

Отшельница баба Сима прожила в устье Лыпьи 62 года

В тайге на севере Пермского края 62 года жила отшельница баба Сима

Хакасская отшельница Агафья Лыкова не единственная в России женщина, которая на протяжении долгих лет смогла выживать в тайге, один на один с природой. Такой случай был и в Пермском крае. На целых 62 года домом Серафимы Пантелеевны Собяниной стал таежный хутор на реке Лыпье на самом севере Пермского края, сейчас входящий в состав заповедника «Вишерский». В знак восхищения этой удивительной женщиной на Лыпье даже поставили памятную стелу. Сегодня мы расскажем историю бабы Симы.

По информации заповедника «Вишерский», хутор на Лыпье появился в начале 30-х годов прошлого века. Тогда к месту впадения Лыпьи в Вишеру привезли заключенных, чтобы те начали добычу леса.

«Лес робили... Коренная парма здесь была. Двенадцать домов за 1 год построили, в 2 ряда. Барак, где я живу, они рубили... Хомуты в этом бараке сушили. Потом еще на 2 избы его порезали… Вот эт-то дом был матеренный...» — вспоминают рассказы бабы Симы в сообществе заповедника во «ВКонтакте».

По словам директора заповедника Павла Бахарева (он был лично знаком с бабой Симой), лагерный пункт на Лыпье просуществовал недолго — всего около года. Закрыть его пришлось из-за удаленности — уж слишком издалека приходилось везти лес.

Вид на хутор Лыпья

Вид на хутор Лыпья

Спустя несколько лет, примерно в 1935-м, на Лыпье снова появились жители. Сюда из деревень и сел, расположенных по Колве, перешли люди, не желавшие вступать в колхозы. Среди них был отец бабы Симы Пантелей Корнилович Собянин.

— Пантелей Корнилович скрывался от коллективизации. Для него, человека, привыкшего самостоятельно вести свое индивидуальное хозяйство, это было неприемлемо, — объясняет директор заповедника. — Свою роль сыграло и то, что отец бабы Симы был старовером (православным христианином, не принявшим церковную реформу патриарха Никона. — Прим. автора). Такие люди всегда стремились к уединенности, к уходу от общества ради сохранения своей веры.

Жители Лыпьи выживали за счет тайги и реки: собирали грибы и ягоды, охотились, ловили рыбу. Выловленную рыбу — по 5–6 тонн в год — сдавали в Усть-Улсовский сельсовет.

В центре — баба Сима

В центре — баба Сима

После замужества Серафима Пантелеевна и ее муж Агафон Григорьевич жили в деревне Сурье на Колве, но в 1952 году вместе с дочерью Машей перебрались на Лыпью.

«...летом того же года основная часть населения Лыпьи выехала вниз по Вишере — на Приисковую и дальше — "их в колхозы погнали...". На долгие годы на Лыпье осталось 4 человека. Пантелей Корнилович, Серафима Пантелеевна, Агафон Григорьевич и девочка Маня ("на третьем годе ей было...")», — описывает события того года Павел Бахарев в группе заповедника «Вишерский».

По словам директора заповедника, у семьи бабы Симы было крепкое хозяйство: несколько жилых домов, сараи, баня, амбар, яма, корова, овцы, куры, свой огород. Жители хутора активно занимались охотой и рыбалкой. Сейчас это звучит шокирующе, но охота для Серафимы Пантелеевны была самой настоящей работой — она охотилась по договорам от госпромхоза «Денежкин камень». Супруг женщины был лесником.

Так выглядело жилище отца отшельницы — Пантелея Корниловича

Так выглядело жилище отца отшельницы — Пантелея Корниловича

По мнению Павла Бахарева, лучшими годами для хутора и его обитателей были 60-е. Тогда все они были живы и здоровы и, несмотря на удаленное от городов место жительства, вели активную социальную жизнь. Через Лыпью частенько проходили жители таежных деревень, частыми гостями были туристы и геологи.

— Гостей на Лыпье встречали хорошо. Многие туристы и геологи вспоминали, как их укладывали спать на медвежьих шкурах в одной из изб, угощали малосольным хариусом, — рассказывает директор заповедника.

С годами Лыпья начала пустеть. Дочка Серафимы Пантелеевны уехала учиться в интернат, муж утонул, отец умер от паралича. К 1977 году женщина осталась в лесном хуторе совсем одна. Но баба Сима не опустила руки: продолжила каждодневный труд по добыче пропитания, пять лет работала на открывшейся на Лыпье метеостанции, как и прежде, давала ночлег геологам и туристам.

В 1981 году к Серафиме Пантелеевне переехал её земляк с Колвы — Афоня. С ним хозяйство вести стало легче. До 1987 года пара неплохо справлялась с огородом, рыбалкой, охотой. По словам Павла Бахарева, все испортил пожар, во время которого сгорел дом, все припасы, ружья и капканы. Вскоре произошло новое несчастье — запутавшись в веревке, удавилась корова.

В дальнем конце лодки можно увидеть Серафиму Пантелеевну

В дальнем конце лодки можно увидеть Серафиму Пантелеевну

Из-за этого бабе Симе пришлось перебраться на зиму в посёлок Вёлс, где жила ее дочь. Афоня остался на Лыпье и «сгинул неизвестным образом». Несмотря на это, Серафима Пантелеевна вернулась на свой хутор. Свою жизнь она продолжила в компании нескольких собак. С ними ходила и на охоту, и за грибами.

В 1989 году в гостях у бабы Симы побывала советско-американская туристская экспедиция. Женщина, одиноко живущая среди тайги, тогда произвела на туристов большое впечатление. Вскоре по телевидению показали фильм об этой экспедиции, и бабу Симу увидела вся страна. Но такая известность никак не изменила жизнь женщины.

Вот как описывает директор заповедника Павел Бахарев поздние годы жизни женщины:

«В последние годы хуже стало со здоровьем — особенно донимала нога, да и глаза стали хуже видеть. Ладно с дровами ей всегда кто-нибудь помогал летом, а уж зимой сама подтаскивала их с горы на нартах. Проблемы были и с огородом. Баба Сима традиционно сажала картошку, репу, чеснок, лук. В последнее лыпьинское лето 1993 года она посадила и рожь, вымахавшую почти под два метра. Чеснок был особенно ядрён — "лыпьенский сорт", смеялась баба Сима. Но не стало навоза, и пришлось вместо него собирать опилки».

Хозяйство отшельницы

Хозяйство отшельницы

На полноценную охоту Серафима Пантелеевна, которой было уже за 70, не ходила — было не по силам. Но женщине все-таки удавалось добыть птицу.

«Собак надо было кормить мясом. И баба Сима ловила клестов — прямо из окон своего дома. Они усядутся на солонец, а она — дёрг за верёвочку, их и накроет сеткой», — описывает охоту бабы Симы Павел Бахарев.

В феврале 1994-го баба Сима стала чувствовать себя плохо, но не согласилась улететь в город на санитарном вертолете — говорила, что хочет умереть на Лыпье. Уже в марте женщины не стало. Она не дожила до своего 76-летия чуть меньше месяца.

Стела, которую установили в память об отшельнице

Стела, которую установили в память об отшельнице

Со дня смерти Серафимы Пантелеевны прошло уже много лет, но в вишерском краю ее не забыли. В 2009 году на Лыпье установили памятную стелу бабе Симе.

— Эта стела — своеобразный знак восхищения простой, практичной женщиной, которая смогла прожить в тайге 62 года, часть из которых провела совсем одна. Это благодарность за ее гостеприимство и готовность прийти на помощь любому путнику, — объясняет Павел Бахарев.

Сейчас Лыпья — это кордон Вишерского заповедника, тут живут несколько сотрудников. Чтобы попасть на Лыпью и посмотреть, где жила баба Сима, нужно получить разрешение. О том, как сделать это, можно узнать на сайте заповедника.

оцените материал

  • ЛАЙК181
  • СМЕХ2
  • УДИВЛЕНИЕ7
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ8

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!