5 июля воскресенье
СЕЙЧАС +16°С

Дмитрий Махонин ответил на вопросы в телеэфире: публикуем расшифровку интервью

Программа вышла на канале «Россия 24»

Поделиться

На эфир врио губернатора пришел без галстука, в белой рубашке с закатанными рукавами

На эфир врио губернатора пришел без галстука, в белой рубашке с закатанными рукавами

Около часа Дмитрий Махонин отвечал на вопросы канала «Россия 24» 14 мая. Прямой эфир посвятили первым ста дням, которые проработал врио губернатора на новом месте. По запросу наших читателей публикуем подробную расшифровку беседы.

— Сто дней — срок, который принято обозначать как некий знаковый в любой истории. Но применительно к вам сейчас кажется, что история с вашим появлением в Пермском крае в качестве главы региона была так давно. Нет ощущения, что время как-то растянулось у нас?

Дмитрий Махонин: Ну, если честно, такое ощущение, что год прошел.

— Как-то на лице не было видно робости, когда вы были у Владимира Владимировича. Но мы к этой теме вернемся чуть попозже. Теперь вопрос, который по логике надо было задать, наверное, где-то в финале. Всех интересует, что будет дальше. Как будем жить?

Дмитрий Махонин: Безусловно, регион, как и вся страна, столкнулся с вызовом — пандемией. Никто не представлял всей угрозы, всей опасности, что делать. За последние 2,5 месяца могу сказать, что система государственного управления, система медицины, система экстренных служб перестроилась, и мы сейчас более уверенно смотрим в будущее. Мы понимаем, что период времени, который прожили, мы потратили не зря. Мы действительно создали запас прочности. Это очень важно. Сейчас мы готовы изменять систему самоизоляции, мы уже стали это делать. Это небольшие послабления для того, чтобы люди могли нормально вернуться к своей нормальной жизни. И дальше мы будем ежедневно следить за ситуацией, держать ее под контролем. И мы очень надеемся, что шаг за шагом, планомерно мы все больше и больше будем входить в русло нормальной жизни. Дальше очень важно понять, с чем мы вышли, какие проблемы есть в экономике, в социальной сфере, и начинать моментально решать их. Кстати, мы уже сейчас этим и занимаемся.

— Вы немного мой вопрос предвосхитили. Расхожая точка зрения такая: вот сейчас все закончится, и заживем, как жили. Извините, я продолжу вопрос. У нас есть телефонный звонок.

Телезритель Андрей: Здравствуйте, Дмитрий Николаевич. Хотел бы спросить. Мы сейчас выходим из самоизоляции постепенно, кто-то уже начал работать, кто-то еще нет, а кто-то вообще остался без работы. Я сижу и жду, уволят меня или нет. А мне нужно семью кормить. Вы будете как-то помогать людям, которые остались без работы?

— Если мне позволит наш слушатель и зритель, вопрос немножко расширю. Здесь, наверное, дело не всегда в конкретном человеке, да? У людей сейчас не хватает очень уверенности в том, что все будет нормально. Вот над этим мы будем работать?

Дмитрий Махонин: Конечно, наша задача — вселить уверенность в людей. Переходя к ответу на вопрос Андрея — эти вопросы актуальны. Отвечая ему, я отвечаю, в общем-то, всем жителям края. Те меры, которые федералы принимают, о чем говорит президент, охват их достаточно большой. Они коснутся, например, по последним мерам более 400 тысяч жителей Пермского края. Регион должен дополнять их, решая болевые точки с учетом специфики региона. Мы приняли уже два пакета мер поддержки бизнеса, сейчас на выходе третий пакет мер, он коснется более 170 тысяч жителей Пермского края в дополнение.

Подобные объявления не редкость: во время самоизоляции многим организациям пришлось перейти на удаленную работу

Подобные объявления не редкость: во время самоизоляции многим организациям пришлось перейти на удаленную работу

Для чего эти меры и в чем они заключаются? Это послабления. Налоговые послабления, прежде всего. Например, там патент будет стоить всего 1 рубль. Кто работает на упрощенной форме налогообложения по принципу доходности — 1 процент, ну и так далее. Отсрочка от арендных платежей. Но еще очень важно сейчас принять меры, направленные на то, чтобы мы сохранили занятость. О чем говорит президент? О том, что те предприниматели из пострадавших отраслей, которые сохранят людей, могут взять соответствующие кредиты. И если штатная численность будет в пределах 90 процентов от сегодняшнего дня, тогда эти кредиты можно не возвращать. Мы идем дальше немножко и дополняем это. Мы говорим, если вы создадите еще дополнительные рабочие места, то мы, бюджет Пермского края, заплатим вам субсидию в размере 50 процентов от МРОТа на каждое новое рабочее место на срок 6 месяцев. Вот эта вот совокупность, синергия мер в моем понимании, конечно же, должна создать стабильность в обществе.

— Последний тезис особенно заинтересовал. А есть уже предприниматели, которые откликнулись на этот посыл и говорят: да, мы готовы не увольнять, а набирать людей сегодня?

Дмитрий Махонин: Такое тоже есть, заявки постоянно. Я лично анализирую, как работают меры, где нужно подкорректировать. Зачастую бывает, что просто надо подкорректировать бумажную волокиту, чтобы мера работала. Есть такие предприниматели. Мы сейчас с Министерством социального развития вместе со службами занятости формируем заявку тех отраслей, где необходима дополнительная рабочая сила. Приведу пример: дорожное строительство либо строительство вообще. Мы с вами прекрасно понимаем, что здесь гастарбайтеры. Люди, которые приезжали из-за пределов Российской Федерации, работали и получали заработную плату. Что мы хотим сделать? Мы хотим предложить эти рабочие места жителям Пермского края. Конечно, кто желает работать, работу найдет. Наша задача, помимо того, что предложить вот эти вот вакантные места, — еще помочь переобучиться. Поэтому в регионе запущена уже сейчас программа по ускоренному переобучению персонала, людей, работников.

— Сейчас общий посыл, что из-за всей этой вирусной ситуации мы выходим обедневшими. Вот Пермский край становится беднее или нет? Как вы считаете?

Дмитрий Махонин: Я вообще не хочу применять слово «бедные» в привязке к Пермскому краю. Такого не должно быть никогда. Семь последних лет достаточно много занимались экономикой и крупными промышленными предприятиями, которые являются флагманами экономики Пермского края. Что касается бюджета, социальных трат, расходов социальных, мы их не сократим точно. Мы их только увеличиваем и будем увеличивать дальше для того, чтобы социальная поддержка гражданам была обеспечена.

Второе — что касается наших инвестиционных планов, строительства. Тут надо просто так называемое перераспределение сделать. Мы не отказываемся ни от одного инвестиционного проекта и это говорим муниципалитетам. Если мы взяли на себя обязательства построить школу, детский садик, мы не сдвигаем его в будущее. Мы должны построить в тот срок, который заявили жителям. Тут есть нюанс такой — есть стройки, которые, мягко говоря, по моему мнению, не должны строиться за счет бюджетных трат. Тут надо привлекать частного партнера, серьезные корпорации, которые готовы инвестировать в это и зарабатывать на этом определенные деньги. Я говорю сейчас про аквапарк, какие-то спортивные объекты. И эта работа сейчас ведется.

Но еще очень важно, что мы смотрим в будущее дальше. Мы не должны зацикливаться на сегодняшнем дне. О чем идет речь? Мы летом принимаем так называемые инвестиционные налоговые вычеты. То есть если к нам приходит новый инвестор, и он создает новое предприятие, создает новые рабочие места, он получает скидку по налогу на прибыль — достаточно существенную, чтобы быстрее окупить инвестиции. При этом подчеркну, что бюджет от этого ничего не теряет. После определенного периода времени, когда он окупит все свои инвестиции, он будет полным рублем дальше платить налоги в бюджет. Но Пермский край получает тот же самый аквапарк, получает то же самое спортивное учреждение, ту же самую клинику, и она остается здесь, и будет работать для людей, которые здесь живут.

— А на федеральный бюджет можно как-то рассчитывать, на федеральные ресурсы?

Дмитрий Махонин: Мы не просто рассчитываем на федеральные ресурсы, мы активно работаем. Потому что мы с вами прекрасно понимаем, что в период кризисных явлений конкуренция между регионами очень большая. Что удалось сделать? Мы попали в десятку регионов по количеству стратегических предприятий — больше 15 предприятий Пермского края. Что это дает? Это дает возможность получения тех же самых льготных кредитов — под два процента годовых в пределах трех миллиардов рублей имеет право получить каждый из этого списка предприятий. Это означает, что крупный бизнес, который так же столкнулся с проблемами внешнего рынка, со снижением отгрузки товара, может получить льготный кредит для того, чтобы опять же сохранить рабочие места. Кстати, опять же по нашей инициативе из регионального бюджета мы будем субсидировать транспортную составляющую экспортеров. Чтобы поддержать промышленные предприятия, которые работают на экспорт. Мы с вами прекрасно понимаем, что у крупных предприятий (исходя из того, что они производят много продукции), прежде всего, продукция поступает за границу, за рубеж.

— Дмитрий Николаевич, сейчас очень много рассуждений на тему — а что же у нас там дальше будет? Все включились от экономистов до писателей-фантастов. Одно дело писать про прекрасное или не очень прекрасное будущее, другое дело — пытаться спрогнозировать. У вас за прогноз кто отвечает? Как вы себе рисуете? Кто эти люди, которые пытаются понять, а что же у нас будет завтра и послезавтра?

Дмитрий Махонин: Я привык говорить такую фразу, что прогноз — дело неблагодарное. Тут не надо прогнозировать, тут надо стратегически мыслить. И стратегически мыслить, прежде всего, окружив себя профессионалами: экономистами, научными деятелями, промышленниками. Такие площадки мы уже начинаем создавать. У нас в регионе (их, кстати, всего четыре в стране) создан научно-образовательный центр — это синергия науки, промышленности и бюджета и все, что с этим связано. Эта площадка должна стать для нас центром — для того, чтобы мы начали создавать стратегические программы развития региона. Кстати, в Пермском крае их, к сожалению, до сих пор нет. Задача не просто создать программу стратегического развития, так, чтобы экономика и социальная сфера были вместе связаны между собой, потому что они неразрывны. Но и реализовать эти программы. Вот это вот задача будущего, над которой мы работаем.

Телезрительница Валентина Ивановна: Вот мы за вами наблюдаем — вроде бы вы наш парень, такой пермяк серьезный. Но, извините за прямоту (мы тут вообще в Перми люди прямые, ветераны тем более), Дмитрий Николаевич, вы надолго к нам сюда? Вот Путин вас назначил. А что дальше будет? Есть ли желание остаться здесь? Надолго, будете ли вы участвовать в выборах?

Дмитрий Махонин: Немножко неправильно поставленный вопрос, потому что я ведь отсюда никуда не уезжал по большому счету. Некоторые люди думают, что семь лет проработав в Москве, я и прожил их в Москве. Это не так немножко. Мы с моей семьей всегда рассуждали, что в Москву я езжу в командировку, а живу в Перми. Поэтому каждые выходные я был дома, а рабочие дни я проводил на работе — в командировке. Надолго или ненадолго я здесь работать? Тут два фактора. Первый — это, конечно, поддержка жителей Пермского региона. А второй — это работа, которую я должен делать для того, чтобы эту поддержку заслужить, и это ключевое, наверное.

— Стереотипно, что каждый новый руководитель всегда зачищает прошлую команду. Многие сейчас также назначенные временно исполняющими обязанности губернатора той или иной территории начинают с того, что полностью распускают правительство либо администрацию.

Дмитрий Махонин: Я тоже слышу такие призывы, что надо действовать жестче, надо всех разогнать. Это самое простое. Ну, разгоню я правительство и дальше что? Мы начали наш разговор с того, что находимся в достаточно тяжелой ситуации, в борьбе с пандемией, со всем остальным. И еще нужно думать о будущем. Я сторонник того, что неважно, откуда пришел министр или тот или иной член команды. Какого он там убеждения, партии — неважно. Тут, в общем-то, действуют несколько принципов. Человек должен быть профессионален (обязательно), он должен быть трудолюбивым и максимально честным. Эти слагаемые и помогают определить члена команды. К сожалению, сейчас из-за режима самоизоляции такой фокус не удается сделать, но когда я, например, работал в Москве, мы играли с моим коллективом в баскетбол. Для чего? Молодые люди, которые рядом со мной, — чтобы я на них смотрел, наблюдал, как они играют командой. Это очень важно. Дает ли он пас либо заводится — определяется поведение человека в игре, транслируется на работу. Это для меня такой признак, характерное значение. Посмотрим, может быть, и дальше своей командой в баскетбол будем играть.

— Дмитрий Николаевич, все-таки то, с чего начали — 100 дней. Если бы все было нормально, хотелось бы спросить, как вработались, какой стиль руководства сформировался. И все-таки о ситуативном — как сейчас выглядит ваш рабочий день? Потому что есть задачи гигантские, стратегические, есть огромное количество задач ситуативных и огромное количество ребусов, которые подкидывают каждый день и сыплются они не всегда понятно откуда. Как все успеваете, как реструктурировать удается?

Дмитрий Махонин: Очень важно делегировать полномочия, которые имеешь. Я всегда говорил и говорю людям, с которыми работаю (что заместителям на прошлой работе, что сейчас министрам): вы — менеджеры, вы должны организовать работу. Ручной режим — это не для нас, иначе мы просто будем заниматься текучкой.

Рабочий день где-то полвосьмого начинается с того, что я читаю СМС-сообщения главврача краевой клинической больницы, который мне говорит, какая ситуация у него. Это наш центральный форпост борьбы с коронавирусом. Поэтому очень важно понимать, что там происходит от первого лица, из первых уст. Потом идет разговор с руководителем МЧС. Мы с вами понимаем, что противопаводковая ситуация, борьба с паводком — это тоже очень важный момент сейчас. Естественно, я разговариваю практически каждое утро с руководителем ГУВД, который говорит о том, какое состояние с преступностью, какие проблемы есть — считаю для себя это очень важным.

Что касается дальнейшего рабочего дня, то он делится на две части. Первая часть — это ситуация, связанная с коронавирусом. Это подготовка и большое внимание подготовке медицинских учреждений. Кстати, могу сказать, что с этой задачей мы, в общем-то, справились: подготовили коечный фонд, который обеспечен и кислородом, и аппаратурой соответствующей. Мы сейчас получаем более тяжелую технику, так называемые компьютерные томографы, и обеспечиваем центральные клиники ими. Ну и, собственно говоря, вторая часть — это развитие на будущее. Мы не должны жить одним днем. Мы должны думать и планировать, что будет дальше. Ну и, наверное, самое главное (я искренне говорю) — мы всегда должны говорить людям правду. У нас действительно есть проблемы с медициной. У нас есть точечные проблемы с выплатами медикам. Есть куча социальных проблем, несправедливости. Надо просто к этому относиться правильно. Говорить людям правду и стараться эту задачу исправить — комплексно, а где-то точечно. Такой настрой я и пытаюсь дать своей команде.

Доведение до ума набережной Дмитрий Махонин назвал одной из важных задач

Доведение до ума набережной Дмитрий Махонин назвал одной из важных задач

— На общественный транспорт время остается?

Дмитрий Махонин: Общественный транспорт? Скажу так: два раза на электричке проехал, на трамвае новом проехал, так что какое-то время уделяю общественному транспорту. Но если говорить о той же самой электричке… Честно говоря, я очень жду, что мы Краснокамск, Закамск и правобережную часть Перми свяжем электричкой повышенной комфортности. У нас есть все шансы это реализовать уже в следующем году. Потому что и соглашение подписано с РЖД, и самое главное — есть денежные средства в инвестпрограмме «Российских железных дорог» на эту реализацию. Есть большое желание. Я с нетерпением жду момента, когда мы вместе с вами сядем в эту электричку…

— …и прокатимся.

Дмитрий Махонин: И прокатимся, да.

— Как глава региона узнает о существующих проблемах? Понятно, что в каждую дырочку в каждом заборе он не заглянет — нет на это времени. Как вы определяете проблематику у себя в голове, откуда напитываетесь, кроме того, что разговариваете?

И еще: вы часто бывали в Пермском крае, наверное, проходили мимо здания на Куйбышева, 14. Когда первый раз порог переступили, это было какое-то откровение, какое-то открытие?

Дмитрий Махонин: Я к этому спокойно отношусь, на самом деле. Неважно, в каких стенах ты работаешь. Главное — действительно получать результат работы. Очень спокойно к этому отношусь. Относительно информации, которую я получаю, такой для себя эксперимент сделал: просто не стал отключать старый телефон. А там порядка полутора тысяч номеров, которые скопились за десять лет. Мои одноклассники, однокурсники, люди, с которыми я где-то общался, работал. Все они иногда что-то пишут: тут проблема, там проблема. Последний пример — пишет старый знакомый, что рядом с Култаево какие-то «товарищи» выгружают мусор. Естественно, я не могу не реагировать. Попросил прокурора края этим заняться. Оказалось, действительно, серьезное нарушение с точки зрения экологии — водоохранная зона, река Мулянка.

— Там же глава есть.

Дмитрий Махонин: Послушайте, мне несложно переслать СМС или попросить проверить. Это не то что ручное управление, нет. Но я получаю эту информацию и в рамках совещания могу дать соответствующее поручение, это нормально.

Телезрительница Галина: Уважаемый Дмитрий Николаевич, мы сегодня много говорим про борьбу с коронавирусом. Везде один сплошной коронавирус, как будто кроме него в жизни больше ничего и нет. Вот нам разрешили на дачи ездить — сейчас хоть картошку можем посадить. Но мы-то ладно, пенсионеры, а что страна будет есть? Что край будет есть? Кто-то думал?

Дмитрий Махонин: Могу сказать, что мы будем есть собственную продукцию, которая на нашей земле выращивается. Я несколько примеров вам приведу. Это началось не сегодня. Мы всегда говорили про импортозамещение. У нас есть инвестиционные проекты по производству сыров — ценой инвестиций в 1 миллиард рублей. У нас на сегодняшний момент заканчивается строительство тепличных комплексов, которые обеспечат овощами в принципе весь Пермский край. Я тут недавно обнаружил, что в Добрянке есть хозяйство, которое баклажаны производит, представьте себе. Конечно, надо поддерживать сельхозпроизводителя, и мы это делаем. В крае реализуется сейчас проект, когда мы субсидируем 50 процентов техники сельскохозяйственной, которую покупает производитель. Кроме того, мы изменили модель субсидирования сельхозтоваропроизводителя, позволив предоставлять субсидии на так называемую пищевку, то есть переработку сельхозпродукции. Мы в первом квартале следующего года на территории края получим производство овсяного молока, детского питания, крахмала. Какая синергия эффекта от этого? Для того, чтобы загрузить это предприятие, нам нужно дополнительно ввести в севооборот порядка 60 тысяч гектаров для выращивания того же овса. Это означает, что по сельскохозяйственным территориям, районам у нас есть перспективы — развивать товаропроизводителей сельхозпродукции.

— Дмитрий Николаевич, вернусь к тому, с чего мы начали — с вашего общения с президентом России Владимиром Путиным. О чем вы говорили?

Дмитрий Махонин: О многом и разном мы поговорили порядка 15 минут. Говорили обо мне: откуда я, кто я, что я. Если серьезней говорить, то, конечно, задачи амбициозные. Я говорил о том, что Пермский край немножко недооценен с точки зрения своего промышленного потенциала, экономического роста. Мы не должны одним днем жить. Должны планировать. Вот и вы говорили о том, что проекты, которые сейчас заложены, не сегодня и не завтра проявят себя. Наверное, восемь–десять лет работы дают возможность экономическому потенциалу. Мы любим спорить с нашим соседним регионом, Екатеринбургом. Я убежден, у нас есть потенциал для того, чтобы догнать и перегнать ту же самую Свердловскую область и Екатеринбург. Вот такая амбициозная задача — она должна стоять, потому что мы всегда должны быть амбициозными.

— Расскажите, пожалуйста, о своей работе в Федеральном антимонопольном ведомстве. Потому что так получается, что для большинства зрителей это ведомство — тайна за семью печатями.

Дмитрий Махонин: На самом деле ведомство…

— Карательный орган.

Дмитрий Махонин: Не совсем так. Все-таки карательный надзорный орган — это в регионе. Я, кстати, здесь тоже работал, если вы помните, руководителем Управления был. А что касается московской работы, это больше созидательная работа, направленная на развитие рынков, на функционирование и организацию рынков. Семь лет — это работа над такими крупными рынками, как калийный (минеральных удобрений), нефтепродуктов, лесной, газовый. Я уже сказал, это флагманы пермской экономики. Поэтому, когда я пришел сюда работать, для меня не было секрета, как образуется тариф на тот же газ. Кстати, года два назад посчастливилось мне поучаствовать в проекте, когда мы нашли неправильно заложенные издержки в тариф газораспределительной организации Пермского края. Порядка полумиллиарда рублей, между прочим, за три года. Это решение позволило газифицировать регион дополнительно, на полмиллиарда рублей. Мне понятно, как устроены рынки, как формируется цена на калий, на нефтепродукты и как система налогообложения выстроена по этому поводу. Поэтому когда мы дискутируем с тем же самым «Лукойлом» о том, какая региональная система налогообложения должна быть, мне совершенно понятно, что есть федеральные льготы, которые тот же самый «Лукойл» может получить, тем самым обеспечив большее поступление в региональный бюджет.

— Мы побывали на вашей малой родине буквально накануне этой программы, привезли оттуда. Очень богатый, на самом деле, материал. Я хочу, чтобы мы его посмотрели, обсудили (показывают сюжет из Рябинино — Прим. ред.)

Дмитрий Махонин: Каким-то я сильно хорошим показался. На самом деле, были и провинности, и шалости в детстве.

— Ваше детство каким было?

Дмитрий Махонин: Обычным детством. Детством в сельской местности со всеми реалиями, что называется — сенокос, картошка, рыбалка, охота, труд. Приходилось и в достаточно раннем возрасте работать. Хорошее, счастливое детство.

— Блиц. На первый вопрос вы уже ответили неоднократно, что вы каждые выходные приезжали из Москвы в Пермь. Это точно, да?

Дмитрий Махонин: Да.

— Следующий вопрос: не жалеете, что покинули столицу?

Дмитрий Махонин: Нет, не жалею. Потому что дома действительно лучше — это первое. А второе… Конечно, в Москве остались и друзья, и коллеги. Конечно же, моя работа требует присутствия в Москве не реже чем один раз в неделю. Потому что проблемы региона требуют решения в Москве: все-таки федеральное финансирование, федеральный бюджет накануне наших крупных планов — это очень хорошее подспорье. Поэтому в Москве тоже бываю. Нисколько не жалею, что немножко поменял ритм работы.

— Любимое место отдыха, помимо Рябинино и рыбалки?

Дмитрий Махонин: Так кроме лидирующих позиций выделить-то больше нечего.

— Тогда как рыбак покажите нам размер щуки, которую поймали — самую большую. Пусть ваши односельчане оценят и посмотрят, правду вы говорите или нет.

Дмитрий Махонин: Ну, как рыбаку не хочется руки раздвигать. Разные рыбы были, и щука где-то килограмм на 3,5 была.

— Опять меняем тему. На ваш взгляд, Пермскому краю нужна какая-то сверхзадача? Или спокойно живем, спокойно работаем в свое удовольствие? Многие говорят: проектов и так уже выше крыши, куда еще?

Дмитрий Махонин: У нас, к сожалению, проекты со словом «прожект» все-таки. И вот этого не хочется. Говорил уже как-то, что есть расхожая поговорка: в Перми ничего не меняется, вечно проектируется и строится — галерея, театр, зоопарк и все остальное. Те стройки, которые сейчас назвал, их, конечно, принципиально запустить. Там, где есть ошибки по стройке, надо, конечно, сделать ревизию и постараться сделать так, чтобы мы их закончили. Это концептуальная, принципиальная задача. Мы, уже говорил, должны действительно иметь сверхзадачи. Их я уже назвал: мы должны стать как минимум не хуже, чем наши соседи. Я имею в виду ближайшие регионы — не только географически связанные одной границей, такие, как Казань. Екатеринбург с нами связан. Просто ориентироваться на них как минимум. Ну, а кто этот посыл, эту задачу формирует? Граждане формируют эту задачу, потому что они хотят жить в сильном регионе, в котором есть потенциал. Только тогда не будут люди уезжать отсюда, только тогда они будут стремиться не просто жить здесь, но и приезжать сюда из других регионов.

— А вы вообще видите проблему в том, молодежь, например, сегодня реально не видит здесь перспектив. Я понимаю — столичный город, который притягивает всех, как магнит. Но уезжают ведь в Екатеринбург, в Казань. У меня знакомые недавно уехали в Липецк. Казалось бы, ну, что такого, да, но они уехали. Вы видите эту проблему и планируете ли каким-то образом людей завлекать обратно?

Дмитрий Махонин: Мы позавчера обсуждали вопросы, связанные с благоустройством Перми и других городов. И говорили о том, что мы можем закатать много асфальта (и, кстати, довольно неплохие подвижки в этом идут), но самое главное — благоустройство не заканчивается тем, по чему мы ходим. Благоустройство — это фасады домов, а еще очень важно, что это озеленение, газоны, чистые улицы. У меня есть знакомые (между прочим, я считаю, что об этом надо тоже говорить), они приехали из Екатеринбурга буквально на прошлой неделе. Они говорят, что Пермь чище, чем Екатеринбург, в Перми приятнее находиться. Такую тенденцию нам надо наладить, сохранить и продолжать. А для молодых людей… Мы тоже долго думали, не раз думали о том, как нам сделать так, чтобы молодежь не уезжала. Много задумок, как-нибудь в следующий раз я обязательно вам их расскажу. Но они есть. Самое главное, я считаю, что перспектива снизить миграционный поток, изменить его, у нас есть.

— По поводу большой уборки и большого благоустройства. Многие именно так воспринимают подготовку ко Дню рождения Перми. Что у нас будет с праздником, который люди реально ждут? Они надеются, что будет нечто.

Дмитрий Махонин: У нас просто обязанность этот праздник создать для людей. Мы будем стараться сделать так, чтобы этот праздник люди ощутили. Здесь, конечно же, правильно вы говорите, вопрос благоустройства. Вы видите, что сейчас ремонтируется Комсомольский проспект. Кстати, маленький нюанс: пришлось запретить рубить липы на Комсомольском проспекте — это неправильно. Набережная, на которой уже побывал, — последняя очередь будет реконструирована. И дальше первые части набережной, которые были, мягко говоря, не совсем качественно сделаны, тоже должны быть приведены в соответствие. Эспланада — несмотря ни на какие кризисы, дано поручение, чтобы мы следующий квартал эспланады начали делать. Не сдвигали на следующий год, а именно сделали, начали ремонтировать где-то в середине лета. Всем этим будем заниматься. Я уже говорил о том, что крупные стройки будут реализованы. Не надо стесняться об этом говорить: пускай они не будут к 2023 году сданы все. Чудес не бывает, зачем врать? Но они должны быть начаты. И должны быть подобраны действительно профессиональные, опытные и финансово устойчивые подрядчики под это дело. Вот этим и будем заниматься.

Пермь украсили к 9 Мая, но привычных масштабных празднеств не было

Пермь украсили к 9 Мая, но привычных масштабных празднеств не было

— Буквально только что отметили День Победы — в довольно стесненных обстоятельствах. Не было привычной многим жителям Пермского края красивой публичной парадной части. Что с этим? Когда планируется? Будет ли? В каких масштабах?

Дмитрий Махонин: Когда был День Победы, 9 Мая, утром я узнал: у нас есть ветеран труда, труженик тыла, женщина (по-моему, ей уже 93 года), которая расстроилась, что предприятие, на котором она работала, не поздравило ее. Просто по каким-то причинам техническим это произошло. Мы связались с ней по скайпу — помогла внучка. И она действительно ревела, когда со мной разговаривала. Это такие слезы радости были. Вот люди, которые заслужили Победу, которые принесли ее на своих руках. Они действительно заслуживают внимания. Поэтому мы не то, что не имеем права, мы обязаны сделать так, чтобы то празднование юбилея состоялось, и люди почувствовали себя победителями. Атмосферу Дня Победы мы обязательно создадим. И все необходимые мероприятия — «Бессмертный полк», парад — естественно, мы проведем. Задача сейчас — обеспечить такую небольшую победу сегодняшнего времени, победу над коронавирусом. Конечно, мы много об этом говорим, но это тот фактор, который мы должны преодолеть и дальше войти в нормальное жизненное русло.

— Дмитрий Николаевич, что-то понятно уже по срокам? Или рано об этом говорить?

Дмитрий Махонин: Я бы не хотел такие непроверенные заявления делать. Все будет зависеть от того, какой будет ситуация, как только она позволит сделать. У нас все готово организационно. Мы это обязательно сделаем и обеспечим, проведем.

Видео: «Россия 24»

Ранее мы рассказывали, что думают о работе Дмитрия Махонина эксперты.

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ3
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!