Все новости
Все новости

Владимир Жаренников, директор по трубной продукции ЗАО «Торговый дом Пермской компании нефтяного машиностроения»: «Развитие промышленности – за малым бизнесом»

Поделиться

Поделиться

Не секрет, что на добыче полезных ископаемых профильные предприятия делают немалые деньги. Финансовый успех распространяется и на сопутствующие сферы, такие как нефтяное машиностроение. «Пермская компания нефтяного машиностроения» работает, впрочем, не только с нефтяниками, среди их клиентов представители химической, атомной, авиационной промышленности – те компании, которые формируют производственные мощности России. О том, какое место среди гигантов промышленности может занять малый бизнес рассказал корреспонденту 59.ru Владимир Жаренников.

Как вы оцениваете состояние отрасли нефтяного машиностроения и промышленности в России?

– Сегодня в машиностроительном комплексе сложилась непростая ситуация. Это связано с нестабильностью цен на металл. С одной стороны, в Австралии затоплены угольные шахты; Юго-Восточная Азия снизила объем выпуска стали; российские металлурги, чтобы закрыть образовавшийся дефицит, бросили все свои силы на снабжение мировых потребителей. Поставщики считают, что российские машиностроители либо подождут, либо станут покупать металл по высоким ценам, но все равно сохранят деловые отношения с российскими металлургами. При таком диктате работать очень сложно.

С другой стороны, несмотря на рост стоимости нефти на мировом рынке, нефтяники не повышают цены на сервисные услуги буровым компаниям. В результате мы зажаты в тисках между ростом цен на металлопродукцию и ограничением роста цен на нашу продукцию, которую мы продаем сервисным компаниям, занимающимся бурением нефтяных и газовых скважин. Тем более, в нашей отрасли принято разыгрывать годовые тендеры с фиксированной ценой на оборудование. При этих условиях определить оптимальную цену на нашу продукцию и услуги – непростая задача.

В целом, машиностроение в России находится в стадии развития. Во всяком случае, для нас прошлый год уже закончился хорошо: ПКНМ выросла в объемах производства в целом на 26%, а по трубной продукции рост составил более 50%. Этого удалось достичь за счет того, что мы – небольшое предприятие с гибкой системой менеджмента, которое очень быстро воспринимает любые изменения на рынке и принимает соответствующие решения. Каким для нас будет 2011 год пока неизвестно – это связано с нестабильностью цен на металлопродукцию. Может быть, нефтяники повысят цены на услуги сервисных компаний, тогда нам будет несколько легче. Хотя в начале этого года, до повышения цен на металлопродукцию, мы были уверены, что 2011 год для нас будет даже лучше, чем 2010. На данный момент могу сказать, что все предпосылки для успешного развития компании есть.

Как вы считаете, есть ли у малого бизнеса возможности для работы в промышленном производстве?

– Думаю, малый бизнес может работать в промышленной отрасли. Небольшие предприятия традиционно более гибкие, быстрее реагируют на изменение рынка и спроса. Представьте крупное предприятие, которое построено для выпуска какой-то определенной продукции. Но при изменении рынка крупному предприятию для адаптации потребуются колоссальные инвестиции, привлечь которые смогут не все.

Группа компаний «ПКНМ» – небольшое предприятие. В прошлом году мы освоили новые виды продукции, но и закрыли направления, на которые снизился спрос. Это связано с тем, что по некоторым видам продукции мы просто не смогли конкурировать с предприятиями, которые развивались быстрее нас. Что же говорить о больших предприятиях, которым гораздо сложнее оперативно сменить спектр выпускаемой продукции. Я считаю, что развитие – за малым бизнесом.

Для продажи продукции ПКНМ создан «Торговый дом ПКНМ», почему решили создать свою структуру, а не отдать эту функцию, к примеру, на аутсорсинг?

– Реализацию продукции нашей компании на аутсорсинг отдать нельзя – этим должны заниматься специалисты, которые прекрасно понимают, что представляет собой эта продукция, какие у нее качества, кто может быть ее потребителем. У нас достаточно ограничен рынок. Наша продукция не поставляется со склада, а фактически производится под конкретного заказчика. Как правило, у каждого покупателя свои требования, которые мы выполняем.

Для реализации продукции ПКНМ в конце 90-х годов создала торговый дом. Тогда на его открытие повлияло разделение налогооблагаемой базы производства и продаж, так как государственное регулирование этих сфер сильно разнится. Позже оказалось, что разделение функций продаж, исследования рынка, рекламы, маркетинга и непосредственно производства – это оптимальный вариант работы. Несмотря на то, что ПКНМ – небольшая компания, объемы производства велики и спектр продукции достаточно широк. Одной службе заниматься и производством, и продажами практически невозможно.

В какие страны вы экспортируете продукцию?

– В страны ближнего зарубежья – Азербайджан, Туркмения, Узбекистан. Объем экспорта в ценовом выражении составляет порядка 4-5 миллионов долларов в год.

Есть ли различия в работе с российскими и иностранными потребителями?

– Когда мы входили на рынок нефтяного машиностроения с утяжеленными бурильными трубами, иностранные компании практически не воспринимали нашу продукцию, так как привыкли работать с зарубежными компаниями. Но мы сумели завоевать доверие благодаря положительным отзывам о качестве продукции. Сегодня мы работаем со всеми иностранными компаниями, которые занимаются бурением и сопровождением бурения на российском рынке.

Пройденные нами сертификации подтверждают, что качество продукции ПКНМ соответствует международным стандартам. К тому же сейчас российские компании предъявляют те же самые требования, что и зарубежные. Те правила, которые изначально действовали только в иностранных компаниях, приняты сейчас почти во всех российских.

Вам, наверное, часто приходится общаться с иностранными клиентами, партнерами, вы пользуетесь услугами переводчиков?

– С ними общаться приходится довольно часто. К сожалению, я не владею ни английским, ни каким-либо другим языком, кроме русского. Это беда советского образования. Наши сотрудники свободно владеют английским, в том числе и английским техническим, поэтому сторонними переводчиками мы не пользуемся, за исключением поездок в Китай. Тогда мы пользовались услугами переводчика, так как китайцы, как оказалось, английским, в основном, не владеют. Клиенты из ближнего зарубежья, к счастью, знают русский, так как в странах СНГ делопроизводство ведется на русском языке.

Недавно мы проходили наблюдательный аудит и со специалистами Американского института нефти мы общались как на английском языке, так и на русском, которым отлично владеют американские аудиторы.

Как прошел аудит Американского института нефти в этом году?

– Аудитор подтвердил, что ПКНМ продолжает осуществлять и улучшать исполнение требований стандарта API на систему качества, а также требований технических спецификаций на СШН и бурильные трубы. Далее API должен подтвердить вывод аудитора. Мы ожидаем окончательное заключение ориентировочно в конце марта.

Недавно группа компаний «ПКНМ» обратилась с письмом в таможенный союз. В чем состояла суть дела?

– Некоторые виды продукции, которые мы производим, не облагаются таможенными пошлинами, если они импортируются Россией из других государств.

По нашим видам продукции – это трубы и насосы – основной конкурент – это Китай, для которого отсутствуют таможенные пошлины. Суть обращения в таможенный союз состояла в том, что ПКНМ просила провести расследование причин возросшего импорта стальных, утяжеленных и толстостенных бурильных труб и связанного с этим экономического ущерба для отечественных машиностроителей и металлургов. На наш взгляд, причина кроется в отсутствии пошлин на ввоз импортной продукции. В качестве защитной меры для отечественных производителей мы предложили ввести пошлину в размере не менее 25% от таможенной стоимости.

ПКНМ и другие отечественные производители имеют возможности для снабжения всех потребителей бурильных труб в России и СНГ. По некоторым данным, экспансия зарубежных конкурентов в 2009 году достигла угрожающих масштабов: ими поставлено более 50% от общей потребности в данной продукции. При отсутствии государственной защиты крах этого сегмента высокотехнологичного машиностроения неизбежен. В европейских и американских странах, где выпускается аналогичная продукция, импортные пошлины составляют 30-40%. В настоящее время мы ждем ответа на наше обращение. Шансов, что наша просьба будет удовлетворена, впрочем, немного, так как мы и ранее обращались в Таможенный союз, но результата, как видите, пока никакого.

Работаете ли вы с Роснано?

– Нашей компанией разработан проект «Ионное азотирование», который заключается в нанесении очень тонкого слоя, насыщенного ионами азота, на поверхность металла. Эта технология придает трубам особые свойства: высокую твердость и коррозионную стойкость. Ионное азотирование позволяет увеличить ресурс работы соединений труб от 10 до 40 раз.

В настоящее время этот проект успешно прошел техническую экспертизу и поступил в инвестиционный комитет госкорпорации «Роснано». На предварительной стадии вложения в ПКНМ составят ориентировочно 700 миллионов рублей. Уже принято предварительное решение об увеличении объема финансирования Роснано до 1,5 миллиарда рублей. Проект должен окупиться в течение 5 лет.

В последнее время много внимания уделяется экологичности производства, как вы решаете проблему загрязнения окружающей среды на вашем предприятии?

– На ПКНМ действует разработанный нами проект по ограничению выбросов загрязняющих веществ в окружающую среду. В декабре 2010 года ПКНМ проходила контроль содержания вредных веществ в выбросах. По итогам исследования превышение предельно допустимых концентраций в воздухе не обнаружено. Тем не менее, мы разработали механизмы дальнейшего улучшения систем пылеулавливания и вентиляции на предприятии. В любом случае, машиностроение – не та отрасль, которая связана с большим объемом выбросов, в отличие, например, от химической.

Часто ли приходится путешествовать?

– Да, я очень часто езжу в командировки. До трети моего рабочего времени я нахожусь в поездках. Во время тендеров, заявочных кампаний в период с января по март, я бываю на рабочем месте 5 дней в месяц. Бывает, что, приезжая в Узбекистан, у меня есть время, я посещаю Бухару, знакомлюсь с достопримечательностями. В Туркмении мне удалось съездить в подземную пещеру, а в Красноярске посетить заповедник «Столбы».

Четыре раза в год я делаю короткий перерыв в работе. Зимой отправляюсь в санаторий, летом – на дачу, осенью обычно – поездка за рубеж, и одно путешествие – на корабле или «галопом по Европам».

У вас есть хобби?

– Я выращиваю цветы, стригу газоны. Ландшафтный проект на моей даче разрабатывала специализированная компания, но воплощал в жизнь я все сам, без наемных работников. Не знаю, можно ли это назвать хобби, но такой досуг мне по душе.

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter