23 октября среда
СЕЙЧАС +2°С

Объединяла нелюбовь к приезжим: в Перми вынесли приговор обвиняемым в поджоге штаба «Единой России»

Мы собирали подробности с заседания в режиме онлайн

Поделиться

Здания штаба «Единой России» подожгли в 2017 году   

Здания штаба «Единой России» подожгли в 2017 году   

В Перми закончился суд над фигурантами уголовного дела о поджоге в 2017 году здания штаба «Единой России» и надписях на здании краевой прокуратуры. Сегодня, 29 июля, в Ленинском районном суде огласили приговор двум подсудимым: Вадиму Прокопишину и Никите Распутину. Обоим совсем недавно исполнилось 18 лет, поэтому их дело рассматривалось отдельно. Еще четверым фигурантам приговоры должны вынести в ближайшие дни. 

В июле 2017 года на здании пермской прокуратуры появились надписи: «Смерть системе. Воюй и круши», «Взял нож — политик», «Убей эту ложь», «Грядет возмездие», «Мусора». Позже произошел поджог штаба «Единой России». Всех подсудимых прокуратура считает организованной группой. Молодым людям предъявили обвинение по статье «Участие в экстремистском сообществе». Одного из них приговорили к условному сроку, второго отправили в колонию общего режима на полтора года. 

В суде пока не многолюдно. Приговор Вадиму Прокопишину и Никите Распутину должны огласить за несколько часов. 

Процесс проходит в Ленинском районном суде 

Процесс проходит в Ленинском районном суде 

Оглашение приговора началось. Сначала судья зачитывает, в чем обвиняют Владислава Прокопишина. Юноше вменяют статью 282 УК РФ «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства». 

— Преступление, соединенное с насилием, было совершено по мотивам политической и идеологической ненависти. Являясь несовершеннолетним, был приверженцем праворадикальной идеологии и нацизма, — зачитывает судья. — Действовал умышленно вместе с Распутиным, Соболевым, Зыряновым, Стрелковым и Анкудиновым.

Судья говорит, что, согласно материалам дела, подсудимые создали экстремистское сообщество. Его лидером был Дмитрий Стрелков. Именно он привлек сообщников, которые отвечали его требованиям. 

— Это была сплоченная группировка, которая действовала с 21 июля по 23 ноября 2017 года, — рассказывает судья. — Стрелков планировал и распределял роли. У них была цель — нарушение конституционных основ и насилие к неславянским лицам. Они тренировались в метании бутылок с зажигательной смесью. 

Выяснилось, что члены группировки общались в Telegram. В мессенджере Стрелков давал указания и распределял роли. 

Дмитрий Стрелков (слева) и Антон Зырянов (справа)

Дмитрий Стрелков (слева) и Антон Зырянов (справа)

Судья переходит к описанию совершенных преступлений. Участники группировки встретились 21 июня 2017 года возле Коммунального моста. Там Стрелков распределил роли и задачи, разделив всех на три группы, которые должны нанести надписи на здания правоохранительных органов. Надпись на здании краевой прокуратуры «Взял нож — политик» сделал Карелин. 

— Лингвистическая экспертиза показала, что в надписях «Смерть системе» и «Ломай и круши» есть экстремистские призывы, — объявляет судья. — Зырянов написал: «Свергай государство. Сопротивляйся», а Прокопишин написал: «Мусора». 

Судья начинает описывать историю поджога здания штаба «Единой России». 

— У здания Анкудинов достал бутылку с бензином. Распутин должен был кинуть бутылку в окно. Они хотели это снимать на видео. Всего в окна метнули семь бутылок. После этого скрылись, причинив значительный ущерб: сгорел кабинет Института развития образования, который находится по соседству с офисом «Единой России». Поручения о сборе компонентов самодельного взрывного устройства давал Стрелков. 

Обугленные книги и осколки стекол валялись под окнами здания после поджога

Обугленные книги и осколки стекол валялись под окнами здания после поджога

Согласно материалам дела, Прокопишин входил в устойчивую экстремистскую группировку, но добровольно из нее вышел. Его обвиняют по ч. 2 ст. 282.1 УК РФ «Участие в экстремистском сообществе». Но судья решает уголовное преследование по этой статье прекратить. 

— Прокопишин впервые совершил преступление. Не судим. Добровольно вышел из группировки, — зачитывает судья. — По ч.2 статьи 282.1 уголовное преследование прекратить и освободить от ответственности. 

Также Прокопишина обвиняют по пункту «в» ч. 2 статьи 282 УК РФ «Действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, совершенные организованной группой». Максимальное наказание по этой статье — лишение свободы на срок от трех до шести лет. 

Выяснилось, что перед поджогом молодые люди тренировались бросать бутылки с зажигательной смесью возле мемориала погибшим в катастрофе «Боинга-737» в Индустриальном районе. 

— Участники группировки были движимы желанием заявить о свой значимости публично, — говорит судья. 

Сам Прокопишин частично вину признал. В своем допросе он сказал, что пробовал себя в граффити. Стал ходить на концерты, где познакомился с другими ребятами. Его пригласили на шашлыки, а потом включили в чат. В чате ему предложили сделать надпись на заборе, и он согласился. Юноша купил краску и написал «Закон мертв. Гуки» и «Мусора». При этом значений жаргонных слов он не знал.

Другой фигурант дела — Никита Распутин — вину признал частично. Он также познакомился с ребятами на концерте, стал общаться на тему спорта. Согласно материалам дела, именно Распутин написал: «Не бунтовал — не жил», а на ларьке с шаурмой написал: «Не покупай у чурок». 

— Место поджога участники группы выбрали заранее. Надели маски, а окна выбрали наугад, но ошиблись, — сообщил судья. 

По словам Распутина, Стрелков не был лидером в их группе, всё делалось добровольно. Члены банды называли себя по кличкам: Юша, Пень, Колода. Группировку назвали ПМЗС. 

— Распутин говорит, что на него давили и он дал под давлением показания, так как ему грозили увольнением отца, — сообщает судья. — Он просто подписал протокол, ему было страшно. Об агрессии в адрес иностранцев он говорил в шутку. 

Вадим Прокопишин дал другие показания. Юноша не ассоциировал себя с группировкой. 

— Ему сказали, что надпись на заборе — это законное выражение своего мнения, и наказания ему не будет. Каждый выбрал себе фразы. Прокопишину было без разницы, что писать. Всего надписи появились на Луначарского, Попова на заборах и стенах прокуратуры. Что такое «Гуки», он не знал, но знал, что такое «мусора». И хотел оскорбить их. 

После этого Прокопишин более не участвовал в переписке. В своих действиях раскаивается. 

— Они хотели сделать себя узнаваемыми. Всё планировали. Всех объединяла нелюбовь к приезжим. Затем увлеклись идеей неонацизма. Не поддерживают российский строй. Не любят гуков. В группировке говорили о необходимости очищать улицы от нерусских, — продолжает описывать фигурантов дела судья. 

После перерыва начинают зачитывать показания лидера группировки Дмитрия Стрелкова.  

— Объекты для рисования не обсуждали, — говорится в показаниях Стрелкова. — Решения принимались коллегиально. Акции проводили только из хулиганских побуждений.

На суде рассказали еще некоторые детали преступления. Так, члены группы перед тем, как поджечь здание штаба «Единой России», выломали уличную видеокамеру. После поджога молодые люди хотели отправить видео в СМИ. В планах у группировки также был поджог кафе восточной кухни и домов выходцев из Средней Азии. 

Судья продолжает оглашать показания фигурантов дела и свидетелей. По словам сотрудника Института развития образования, в чей офис прилетела бутылка с зажигательной смесью, ущерб от пожара составил 300 тысяч рублей. Огонь уничтожил все кресла и столы. Офис штаба «Единой России» не пострадал. 

Начинается оглашение самого приговора. Обоих подсудимых признают виновными.  

Прокопишин виновен по ч. 2 статьи 282 УК РФ «Действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, совершенные организованной группой».

— Распутин прекратил участие в группировке не добровольно, — говорит судья. — У Распутина суд не видит права на реабилитацию. Ущерб очень серьёзный. Тем более усадьба — это объект культурного наследия. Прокопишин нанес публично надписи, но он добровольно вышел из группировки. 

Оба обвиняемых совершили особо опасные общественные преступления впервые. 

У подсудимых есть смягчающие обстоятельства: Распутин признал вину, содействовал следствию и частично возместил ущерб, Прокопишин признал вину, содействовал следствию, имеет тяжелобольную бабушку. 

Итак, судья приговаривает Никиту Распутина к двум годам колонии общего режима. Его берут под стражу прямо в зале суда. 

Вадима Прокопишина приговаривают к полутора годам лишения свободы условно с испытательным сроком на один год. 

Родственники Никиты Распутина не могут сдержать эмоций. Мать юноши говорит в слезах, что они будут обжаловать приговор. 

На этом мы закрываем наш онлайн-репортаж, но продолжаем следить за развитием событий. 

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку?
Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Гость
29 июл 2019 в 14:48

Повезло им что в России живут- посидят и выйдут. Их оболваненным одногодкам в соседней стране везёт меньше- кто стал членом бесславной сотни, кто попал под могилизацию …

29 июл 2019 в 16:05

поджигать машины политикам и защитникам своих жизненных прав значит нормально и никогда никого не находят, поцарапать дверь грабителям - 10 лет

29 июл 2019 в 15:05

По описаниям преступлений пока не понятно, причем здесь «нарушение конституционных основ и насилие к неславянским лицам».