Все новости
Все новости

Толстой и пустота. Рецензия 59.RU: почему нельзя пропустить гастроли Театра Вахтангова с легендарной «Войной и миром» в Перми

На этот спектакль в Москве билеты не достать

Роль князя Андрея в спектакле играет известный своими киноролями Виктор Добронравов

Поделиться

С 11 по 14 января на сцене Театра-Театра пройдут гастроли Театра имени Евгения Вахтангова. Все четыре дня будут идти показы одного спектакля — «Войны и мира» (16+) Льва Толстого в постановке уже бывшего худрука театра Римаса Туминаса.

Премьера этого спектакля прошла в ноябре 2021 года и была приурочена к 100-летию вахтанговского театра. За год «Война и мир» успела стать поистине легендарным спектаклем, билеты на который в Москве не достать, а на гастролях в регионах они стоят серьезных денег, но их всё равно не купить. Что не снижает спроса, и люди готовы платить за то, чтобы смотреть спектакль, который идет почти пять часов, с двумя антрактами. И дело не только в том, что в спектакле заняты сплошь главные артисты театра, известные всей России, вроде Сергея Маковецкого, Андрея Ильина, Владимира Симонова, Людмилы Максаковой, Юлии Рутберг, Виктора Добронравова и прочих (хотя и в этом тоже). Дело, конечно же, в том, как Римас Туминас обращается с классикой русской литературы, что и как он вынимает из нее.

Убедиться в том, что Туминас умеет работать с классикой, пермяки могли летом 2021 года, когда в рамках других масштабных гастролей привозили «Евгения Онегина» — другой, не менее легендарный спектакль бывшего худрука вахтанговского театра. И если «Онегин» удивлял размахом, красотой и знаменитой сценой танца Татьяны с приснившемся ей медведем, то «Война и мир» максимально строга, суха и подтянута, как гренадер, стоящий на часах.

Спектакль сделан для большой сцены, но при этом большая часть ее пуста. Основной, а зачастую просто единственный элемент сценографии, выполненной Адомасом Яцовскисем, — это огромная серая стена, перегораживающая большую часть пространства. На фоне этой громадины в общей пустоте такими маленькими кажутся все герои романа Толстого. Понятно, что даже пятичасовой спектакль не может вместить в себя всю эпопею, но это кажется и не сильно нужным, поскольку режиссеру важно сосредоточить внимание на людях, отчего действующими лицами тут выступают семьи Ростовых, Болконских, Курагиных, Друбецких, Пьер Безухов, московский свет небольшой россыпью и некий персонаж, обозначенный как Ушелец.

Наташа Ростова в исполнении Ксении Трейстер и Андрей Болконский, которого играет Юрий Поляк

Наташа Ростова в исполнении Ксении Трейстер и Андрей Болконский, которого играет Юрий Поляк

Поделиться

В спектакле нет никаких сражений, неба Аустерлица и сильных мира всего, вроде императоров и полководцев, решающих, чем же закончится эта война, и творящих историю. А есть лишь люди, оказывавшиеся один на один с этой самой историей. С ее масштабными событиями и трагедиями. Именно это и оказывается важнее всего для Римаса Туминаса — показать людей, которых грозится раздавить история.

Для этого и нужна эта гудящая музыкой Гиедрюса Пускунигиса пустота сцены. Собственно, пустота и становится для режиссера главным инструментов во всём спектакле. Доходит до того, что порой на насколько секунд сцену оставляют все артисты. Это нарушение самых базовых, буквально азбучных принципов режиссуры, согласно которым на сцене всегда должны быть люди. Здесь это правило нарушено. Причем явно с определенной целью — показать зрителю весь масштаб пространства, чтобы герои в нем казались совсем маленькими.

Ведь Туминасу важно оставлять героев в необъятной пустоте и одиночестве. Даже первый бал Наташи Ростовой (Ольга Лерман / Ксения Трейстер) — это лишь ее одинокий, самозабвенный танец без музыки посреди огромной сцены. Эта пустота своей тяжеловесностью и непреодолимостью морально давит на артистов и зрителей. Та самая огромная стена тоже давит своей монолитностью и также тем, что в любой момент может смести кого угодно, потому что она порой двигается.

Движущаяся стена — это явная отсылка к спектаклю Юрия Любимого «Гамлет», в котором принца датского играл Высоцкий. Там был шерстяной занавес, разделявший сцену и двигавшийся по ней. Он обозначал много всего — рок, судьбу, метания Гамлета. Кстати, несколько лет назад этот самый занавес выставляли в фойе Театра-Театра в рамках фестиваля «Пространство режиссуры». В «Войне и мире» движущаяся стена — это тоже рок, только злой. Та самая трагедия и беда, что надвигается на людей. Ведь пустое пространство — это пространство трагедии. Перед этой трагедией все эти описанные Толстым люди, со всеми своими переживаниями, забавами (несмотря на общий мрачный тон, в спектакле хватает смешного и даже веселого) и страстишками кажутся такими незначительными, слабыми, глупыми и бессмысленными. Стена истории всё равно раздавит всех.

Пьера Безухова играет Павел Попов, за его спиной — сам Лев Толстой в исполнении Евгения Карельских

Пьера Безухова играет Павел Попов, за его спиной — сам Лев Толстой в исполнении Евгения Карельских

Поделиться

И тут возникает то самое важное, что Римас Туминас и пытается достать из произведения Толстого, да и вообще из всей русской классики. А именно высочайший гуманизм и милосердное отношение к людским слабостям и страданиям. Для нагляднейшей демонстрации этих качеств и нужны все эти великолепно придуманные и выстроенные художественные приемы спектакля «Война и мир».

Да, люди растворяются в пустоте трагедии и их грозится раздавить стена бед, но они всё равно остаются людьми, что находят в себе силы продолжать жить, надеяться и даже бороться, несмотря ни на что. В монологе Пьера Безухова (Павел Попов / Денис Самойлов), сидящего во французском плену, раскрываются почти все эти посылы, и поэтому спектакль заканчивается именно на нём. Правда, до получения этого сильнейшего заряда человечности действительно надо дотерпеть. Почти пять часов спектакля выносятся трудновато, тем более что весь первый акт «Война и мир» очень тяжело раскачивается.

Но получение такого зрительского опыта стоит терпения. Римас Туминас в «Войне и мире» из затасканных однообразными и скучными школьными уроками литературы страниц русской классики мастерски достает и показывает то, что некогда сделало эту литературу великой — ее безграничное человеколюбие. Именно поэтому спектакль за столь короткий срок уже успел стать легендарным. Потому что человеколюбия никогда не бывает много, особенно в наши времена, когда над всеми нами нависла стена истории. Нам всем сейчас не помешает лишний раз убедиться, что, даже стоя под этой громадой, можно остаться людьми. И безусловно, показы в Перми такого значимого, уже вписавшего в себя в историю российского театра спектакля, который так щедро делится верой в человеческое, — это очень значимое событие для нашего города, и его не стоит пропускать.

По теме

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

Другие статьи автора

Станьте автором колонки.

Почитайте рекомендации и напишите нам!

  • ЛАЙК1
  • СМЕХ1
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter