Все новости
Все новости

«Разработал два сценария — базовый и пессимистичный». Ведущий экономист РФ рассказал, что нас может ждать в ближайшем будущем

Евгений Надоршин — главный экономист «ПФ Капитал» и экс-советник министра экономического развития

Российский экономист Евгений Надоршин считает, что параллельный импорт не поможет российской промышленности, а основной эффект от санкций мы еще не ощутили

Российский экономист Евгений Надоршин считает, что параллельный импорт не поможет российской промышленности, а основной эффект от санкций мы еще не ощутили

Поделиться

Что будет с российской экономикой в 2022–2023 годах? Как сильно упадет ВВП и насколько вырастет инфляция? Вырастет ли объём безработицы и будут ли у нас деньги, чтобы приобретать товары и услуги? Об этом 59.RU узнал у главного экономиста консалтинговой компании «ПФ Капитал» Евгения Надоршина.

Евгений Надоршин — один из видных российских экономистов. Ранее он был советником министра экономического развития РФ, главным экономистом Национального банка «Траст», АФК «Система» и «МТС Банка». Евгений подготовил прогноз о положении дел в российской экономике в 2022–2023 годах. По словам эксперта, гарантировать, что ситуация будет развиваться именно по такому сценарию, нельзя, но вероятность его реализации высока — об этом говорят данные статистики и различные экономические показатели.

Надоршин разработал два варианта сценария — базовый и пессимистичный. От оптимистичного он отказался, так как не видит «оснований для отскока» от текущих показателей.

Базовый сценарий, по мнению Евгения Надоршина, предполагает падение ВВП на 5% в 2022 году. По пессимистичному прогнозу, снижение может дойти до 8%. В 2023-м падение может продолжиться и составить 2,5–3,5% за год.

ВВП — валовой внутренний продукт. Складывается из рыночной стоимости всех услуг и товаров, готовых к применению или употреблению, которые произвели за год во всех отраслях экономики страны.

— Это отбросит российскую экономику на уровень 2012–2015 года в зависимости от сценария, — считает эксперт. — Вдумайтесь: это даже при уменьшении ВВП на 5%. Как надо было расти все эти годы, чтобы одним пятипроцентным падением откатиться на семь лет назад?

Экономист не смог однозначно сказать, будет ВВП падать в 2024 году или начнет понемногу расти, но заявил, что быстрого восстановления экономики он не ожидает.

— Пессимистичный сценарий предполагает, что и в 2024 году будет падение. <...> Частично это «прописано» (значит, предопределено, заложено. — Прим. авт.) во вводимых против России санкциях. Поскольку они имеют отложенный эффект, то не всё худшее случится в 2022 году.

По оценкам специалиста, первыми с негативными явлениями столкнулись в сферах грузоперевозок, перевозки пассажиров, оптовой торговле, затем они стали распространяться по всей экономике. Наиболее серьезным падение производства будет в обрабатывающей промышленности, считает Надоршин. Строительство и добыча полезных ископаемых пострадает в меньшей сфере, а сельское хозяйство в 2022-м должно даже вырасти на 3,5%, но уже в следующем году экономист предсказывает спад на 1,5%.

— Почему я жду спада там? Семенной фонд, племенное стадо — в этом году [власти] на это делали скидки, льготы. Кто знает, будут они в следующем или нет, захотят завезти [семена и скот в Россию] или не захотят, как всё это будет работать? — рассуждает спикер. — <…> Продуктивность должна здесь немножко проседать. Опять же с техникой будут проблемы. Банальная проблема в том, что даже то, что у нас якобы отечественного производства — это в основном сборка из импорта. Что они (российские производители. — Прим. авт.) смогут завозить «левым» образом, что не смогут — это вопрос. Параллельный импорт в большинстве случаев не решает проблемы в промышленности. Для нас, потребителей, — да, для промышленников — нет.

Экономист считает, что параллельный импорт не поможет промышленности, так как при приобретении товара не у производителя, а у иной организации могут возникнуть проблемы с гарантийным обслуживанием. Российская компания должна будет давать гарантию на свой товар, произведенный с использованием иностранных комплектующих, но при этом сама не будет иметь гарантии на его составляющие части. В результате при всех неисправностях расходы по ремонту и замене лягут на российский бизнес. Кроме того, покупая производственное оборудование не напрямую, компании не смогут пригласить специалистов производителя для его наладки.

В 2023 году эксперт ожидает небольшой рост в сфере финансов и страхования — порядка 1%.

По мнению Евгения Надоршина, в 2022–2023 году россияне будут покупать меньше товаров и услуг, чем в предыдущие годы, что окажет негативное влияние на экономику. В 2022 году уровень потребления, вероятно, упадет на 8%, а в 2023-м — на 5%.

— Потребление домохозяйств упадет на уровень 2010–2012 годов. Опять же: пока вроде бы не страшные цифры [по падению ВВП], но посмотрите, насколько далеко это отправляет Россию, — объясняет экономист. — Отматывайте просто назад эти годы. И это всё совершенно официальная статистика, никаких фантазий. Есть ожидания и хуже.

Ситуацию с изменением объема инвестиций Евгений Надоршин назвал катастрофой. По его мнению, за два года он сократится на 15–20% и достигнет уровня 12–15-летней давности.

— Обратите внимание, куда это отправляет российскую экономику — в 2007–2010 годы. То есть, по сути дела, вообще всё, что было инвестировано с момента кризиса 2008 года, будет сметено буквально в ближайшее время, — предполагает специалист. — Инвестировать российская экономика будет приблизительно столько, сколько инвестировала в 2007–2008 годах. Так себе, надо сказать, размерчик для амбиций по инвестициям. А если я вам еще скажу, что в этих инвестициях сидят военные расходы, <...> вы можете представить, что остается на гражданские инвестиции.

Всё это, по словам главного экономиста «ПФ Капитал», затруднит развитие российской экономики, лишит ее многих возможностей. Евгений Надоршин считает, что при развитии событий по пессимистичному сценарию нынешний кризис может стать вторым по тяжести в XXI веке, не догнав только тот, что произошел в 2008 году.

— Обращаю ваше внимание: краткосрочный ущерб — не самое страшное. Среднегодовые темпы роста экономики, которые я ожидаю после окончания спада, почти независимо от сценария, это 0–1% в год, — делится Евгений. — Кажется, вообще тухляк, ни о чём разговор. Но если мы посмотрим, как росла российская экономика между 2009-м включительно и 2021-м включительно, то это приблизительно 13% за 13 лет — это примерно тот же самый 1% в год. <...> То есть это соответствует нашим среднеисторическим темпам.

Надоршин не ожидает роста безработицы. В качестве одной из главных причин сохранения занятости он называет смертность от коронавируса, с которой Россия столкнулась в прошлые годы — часть людей трудоспособного возраста скончалась. При этом реальные доходы населения, по мнению экономиста, могут сократиться — согласно прогнозу, в 2023 году средняя заработная плата упадет до 600 долларов и почти достигнет уровня 2016 года.

— Забудьте про четвертую промышленную революцию, вот эти все классные штуки про автоматизацию и прочее, — говорит эксперт. — Чтоб замещать дорогими технологиями дешевый труд, простите, нужно быть идиотом. <...> Нужен дорогой труд и дешевый капитал, чтобы состоялась замена.

По версии Евгения Надоршина, годовая инфляция в 2022-м составит 15%, а бюджет в ближайшие два года будут верстать так, чтобы он был бездефицитным.

— У меня ощущение четкое: власти танцуют от доходов. Они попытаются свести бюджет без дефицита. Всё, что они смогут отдать без дефицита, они отдадут. Больше мы вряд ли чего-нибудь дождемся, — считает спикер.

При этом к концу года за один доллар будут просить 100 рублей, прогнозирует экономист.

Ранее мы рассказывали, почему сильный рубль не всегда хорош для российской экономики, и публиковали ответы главы комитета Госдумы по финансовому рынку на другие важные вопросы.

  • ЛАЙК6
  • СМЕХ3
  • УДИВЛЕНИЕ1
  • ГНЕВ5
  • ПЕЧАЛЬ7
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter