21 сентября понедельник
СЕЙЧАС +6°С

«Реальная инфляция в Пермском крае ниже 4%»: представитель Центробанка — о ситуации в экономике

Разбираемся, как влияет снижение ключевой ставки и почему нулевая инфляция — это плохо

Поделиться

Алексей Кориков руководит экономическим управлением Уральского главного управления Центробанка РФ

Алексей Кориков руководит экономическим управлением Уральского главного управления Центробанка РФ

Инфляция (то есть повышение общего уровня цен на товары и услуги) в России опустилась ниже 4%. Это стало одной из тем, которую обсуждали во время визита в Пермь начальника экономического управления Уральского главного управления Центробанка РФ Алексея Корикова. Мы встретились с ним после круглого стола, где он общался с представителями пермского бизнеса и местными властями. Поговорили об инфляции и ключевой ставке, а также о том, что на них влияет.

Ключевая ставка Банка России — это основной инструмент денежно-кредитной политики, при помощи которого Центробанк воздействует на уровень инфляции в стране. От ключевой ставки зависят процентные ставки в экономике. Ее изменение сначала влияет на межбанковский рынок, а позже — на рынок кредитов и депозитов коммерческих банков.

— В октябре Центробанк четвертый раз в этом году снизил ключевую ставку — в общей сложности она понизилась на 1,25 процентного пункта до 6,5%. Как это отражается на рядовых потребителях? Люди вообще замечают это снижение?

— Снижение ключевой ставки через некоторое время приводит к снижению ставок в экономике. Это значит, что предприятия могут дешевле привлекать кредиты (брать под более низкий процент. — Прим. ред.) и, как следствие, больше вкладывать в развитие. Инвестиции и доступные кредиты способствуют расширению спроса, что ведет к увеличению экономической активности. При этом снижаются и проценты по кредитам для населения.

— Можете привести пример?

— В октябре этого года средняя ставка по ипотечным жилищным кредитам в рублях в России снизилась до исторического минимума — 9,40%. В сентябре она была равна 9,68%, а еще в начале июня — 10,56% годовых. В октябре же на фоне снижения ставок в России отмечался максимальный с начала года прирост рынка ипотечного жилищного кредитования. То есть для таких кредитов изменение ключевой ставки играет огромную роль. При снижении ключевой ставки снижаются и ставки по вкладам, но они в любом случае остаются выше инфляции, а значит, обеспечивают доходность вложений.

— Центробанк говорит о низкой инфляции, а люди в ответ приводят примеры цен, которые выросли больше чем на 4%.

— В России инфляция долгое время была высокой, и это пока «сидит в памяти» многих людей. Инфляционные ожидания жителей страны, то есть ожидаемая ими инфляция, вдвое выше реальной. Это довольно традиционно — в других странах инфляционные ожидания также превосходят реальный уровень инфляции. Но замедление реальной инфляции все же постепенно приводит и к снижению инфляционных ожиданий. По заказу Банка России компания «инФОМ» каждый месяц проводит опросы. По данным за ноябрь, инфляционные ожидания населения РФ на ближайший год продолжили снижаться четвертый месяц подряд и опустились до 8,3%, обновив минимальные значения с мая 2018 года. Мы уделяем большое значение уровню этих ожиданий, потому что от него во многом зависит и реальный уровень инфляции.

Если цены на какие-то популярные товары (например, на молоко) увеличиваются, это сразу замечают все. В результате растут и инфляционные ожидания

Если цены на какие-то популярные товары (например, на молоко) увеличиваются, это сразу замечают все. В результате растут и инфляционные ожидания

— Каким образом ожидания связаны с реальной инфляцией?

— Если человек ждет роста цен, он запасается товаром, который, по его мнению, может подорожать, то есть делает импульсивные покупки. Например, идет в магазин за новым телевизором, потому что думает, что завтра тот будет стоить дороже. Сосед этого человека, видя ажиотаж вокруг покупки, делает вывод: ему, пожалуй, тоже нужен телевизор. Сосед того соседа принимает такое же решение. Если все бросятся в магазин за телевизорами, продавец вряд ли не воспользуется ситуацией и не повысит цены. Телевизоры в такой ситуации и правда подорожают. Это повлияет на общий показатель инфляции — она вырастет.

Кстати, если говорить о цветных телевизорах: в Пермском крае в октябре текущего года они подешевели по отношению к октябрю 2018 года на 10%. Но, как правило, люди больше обращают внимание на те цены, которые растут, а не на те, что снижаются. Скажем, в Пермском крае за год почти на 20% подешевел сахар, на 18% — абонентская плата за мобильный интернет. Вы это заметили? В потребительской корзине, по стоимости которой рассчитывается инфляция, около пятисот товаров и услуг — это и продукты, и бытовая техника, и тарифы ЖКХ. Часть товаров и услуг дорожает, часть дешевеет, часть не меняется в цене. В итоге мы получаем общее значение.

— Каков на сегодня уровень инфляции в Пермском крае?

— Он равен 3,8%. Показатели Пермского края и России в целом схожи.

— Почему инфляцию на уровне 4% называют оптимальной?

— При рыночной экономике нельзя регулировать инфляцию специальными законами или указами. Поэтому формулируется целевой ориентир — инфляционное таргетирование (от английского target — цель). Сейчас годовая инфляция в России находится на уровне таргета — 4%. Он выбран с учетом особенностей экономики нашей страны. Это несколько выше, чем в странах с развитыми рыночными механизмами — там цель обычно устанавливается в диапазоне от 1 до 3%.

Высокая и непредсказуемая инфляция опасна как для граждан, так и для экономики в целом. При ней на одну и ту же сумму с каждым днем можно купить все меньше товаров. А предприятиям она мешает строить долгосрочные производственные планы, инвестировать на долгий срок. Но не менее опасно и устойчивое снижение уровня цен — дефляция. Люди в ожидании дальнейшего снижения цен начинают откладывать покупки, спрос на товары падает. Из-за этого сокращается производство, растет безработица, падает экономика.

— То есть 4% на сегодня — наиболее удобный уровень инфляции?

— Лучше всего экономика развивается при небольшой стабильной инфляции. Поэтому основная цель денежно-кредитной политики Банка России — поддержание инфляции на стабильно низком уровне. Выбор в пользу инфляции вблизи 4%, с одной стороны, продиктован необходимостью избежать дефляции на отдельных рынках. С другой стороны, цель не должна быть и слишком высокой. Если установить ее, например, в интервале 6–8%, то при ее достижении цены на отдельные потребительские товары могут расти на 10–12% в год. А это заметное повышение. Кроме того, более высокие темпы роста цен на отдельных рынках могут привести к ускорению роста цен и на других.

Оптимальный для России уровень учитывает еще и инфляцию наших внешних торговых партнеров. Например, в Китае инфляция приближается к 3–4%, а мы с ним активно торгуем. Около 4% составляет и средний уровень инфляции у других основных торговых партнеров РФ за последние десять лет.

— Вы упомянули, что инфляционные ожидания всегда выше реальной инфляции. Но как вообще можно быть уверенным в низкой инфляции?

— Банк России дает прогноз инфляции, анализируя экономические процессы, и корректирует его при изменении условий. В октябре Центробанк снизил прогноз годовой инфляции на 2019 год с 4–4,5 до 3,2–3,7%. Прогноз на 2020 год — 3,5–4%. В октябре, когда делался этот прогноз, на краткосрочном горизонте дезинфляционные процессы (замедляющие инфляцию) преобладали над проинфляционными (способствующими ее повышению).

Мы пообщались с Алексеем Кориковым во время его визита в Пермь

Мы пообщались с Алексеем Кориковым во время его визита в Пермь

Чтобы понять, что происходит с инфляцией сейчас, стоит вспомнить историю. В нашей стране максимальная инфляция была зафиксирована в 1992 году — 2509%, то есть цены за год выросли в 25 раз. Это было следствием либерализации цен при переходе к рыночной экономике. В последующий год уровень инфляции снизился до 840%, и только к 1996 году показатель инфляции вышел на двузначные цифры. Тогда зарплаты измерялись цифрами с шестью нулями, а цены на автомобили или импортную бытовую технику — десятками миллионов рублей.

Усвоив уроки прошлого, Россия и многие другие страны мира к настоящему времени научились справляться с инфляцией. Начиная с конца 2000-х инфляция в стране носит умеренный характер, за исключением 2014–2015 годов, когда она заметно выросла под влиянием ухудшения внешних и внутренних условий. В результате перехода Банка России к режиму таргетирования инфляции уже в 2016 году инфляция замедлилась до 5,4%, а в 2017 году она равнялась 2,5% — это минимальный уровень в истории. По итогам 2018 года инфляция в России составила 4,3%. В октябре этого года инфляция в стране опустилась до 3,8%.

— Что будет, если вдруг инфляция упадет до нуля?

— Небольшой прирост цен стимулирует производителя. Если же инфляция падает до нуля, то начинается обратный процесс — дефляция. И это тоже серьезная проблема. Стагнирует или снижается экономика. Япония, к примеру, уже много лет вынуждена применять различные стимулирующие меры, чтобы обеспечить рост экономики в условиях дефляции.

Банк России считает, что 4% — это достаточно комфортный уровень инфляции. С одной стороны, он дает населению комфортно себя чувствовать, потому что не обесценивает текущие доходы (как высокая инфляция), и дает возможность управлять долгосрочными целями. С другой стороны, это позволяет бизнесу немного повышать цены, сохраняя, с одной стороны, стимул наращивать качество, а с другой — компенсировать издержки, на которые сам бизнес не может влиять.

Приведу пример: в ряде регионов цены на билеты меняют раз в три-четыре года. Люди воспринимают это очень болезненно. А, к примеру, в Москве цены индексируют на 4% каждый год, и это не вызывает сомнений и претензий. Потому что суммы не такие большие, и люди понимают, что у транспортников тоже растут издержки.

— Есть ли предел: до этого уровня инфляция безопасна, а выше уже создает проблемы?

— Жесткий диапазон трудно обозначить. Колебания инфляции в пределах 3–5% — это нормальная ситуация. В некоторых регионах, кстати, сейчас инфляция составляет около 2%. Например, в Тюменской области, на Ямале, в Ханты-Мансийском автономном округе. Но там и цены высокие. Торговые сети, которые все больше распространяют свое влияние, ориентируются прежде всего на спрос. А в Москве инфляция больше, но там и спрос повыше, и инфраструктура другая.

— За счет чего снижается инфляция?

— За счет денежно-кредитной политики Банка России и целого ряда так называемых немонетарных факторов, на которые Центробанк может влиять лишь опосредованно и во взаимодействии с другими. К немонетарным факторам относится налоговая, тарифная, бюджетная политика. А также другие факторы, например внешние условия.

— Планирует ли Центробанк в ближайшее время еще раз снижать ключевую ставку?

— Банк России будет оценивать целесообразность дальнейшего снижения на одном из ближайших заседаний совета директоров. Решения по ключевой ставке будут учитывать фактическую и ожидаемую динамику инфляции, темпы роста экономики, риски со стороны внутренних и внешних условий и реакции на них финансовых рынков. Ближайшее решение будет приниматься советом директоров Банка России 13 декабря.

— Будет ли снижаться уровень инфляции в Пермском крае?

— По прогнозам, он продолжит снижаться до конца года. Правда, есть факторы, которые могут способствовать некоторому ускорению роста цен на отдельных рынках. Например, лето в регионе было дождливым, плодоовощная продукция не очень хорошего качества. Но влияние в любом случае не будет масштабным, поскольку в соседних регионах ситуация с погодой была другой, и всегда есть возможность ввезти продукцию оттуда.

Погода — это немонетарный фактор инфляции. В отличие от монетарных, например ключевой ставки, им невозможно управлять, но все вопросы можно решить.

— Каким образом это происходит?

— В регионах строят современные хранилища. Мы привыкли, что собрали урожай, он два-три месяца хранится, потом начинает портиться. Так как раньше не было условий для хранения, его старались быстрее реализовать по сниженным ценам. А привозные овощи, будь они из южных регионов или импортные, всегда дороже. Сейчас на ситуацию значительно повлияли тепличные хозяйства: была госпрограмма, когда на их строительство предоставляли льготные кредиты, и их строили очень активно. Сейчас мы уже меньше зависим от импорта. Но если будут современные хранилища, они обеспечат более длительный срок реализации и равномерное распределение продуктов на прилавках в течение года. Волатильность (изменчивость цены. — Прим. ред.) снизится еще больше.

Сейчас в магазинах можно найти как местные, так и импортные овощи и фрукты

Сейчас в магазинах можно найти как местные, так и импортные овощи и фрукты

Утилизация твердых бытовых отходов — это тоже немонетарный фактор. В каждом регионе разные условия. Например, в Свердловской области подняли тариф больше чем в два раза, а в Курганской реформу вообще отложили. Банк России не может напрямую влиять на эти цены, но это не значит, что мы закрываем на это глаза. Мы на самом высоком уровне поднимали вопрос о том, как воздействовать на немонетарные факторы. Ряд регионов в этом вопросе более активен. Например, в Тюмени выпустили зеленые облигации, чтобы финансировать переработку мусора. Сейчас многие другие регионы тоже хотят ввести у себя такой инструмент.

— А что будет, если заморозить инфляцию? Достигли уровня 3,8% — и остановились.

— Вы хотите сказать, заморозить в административном порядке? Но мы же помним, как в Советском Союзе переживали все эти процессы. Были цены, установленные государством, — и что мы получили в результате? Дефицит и скрытую инфляцию, которая после либерализации цен переросла в гиперинфляцию. Как только возникает административное ограничение, появляется черный рынок с другими ценами и другой реальностью. Заморозить — не решение. Многие страны пытались регулировать цены таким образом, но никто не достиг успеха. Нет, нужно создать условия, выгодные и производителю, и потребителю. Найти золотую середину, когда инфляция низкая, понятная и предсказуемая. Это устроит всех.

— В Перми вы встречались с представителями бизнеса, вузов, региональных властей. Как они оценивают инфляцию в регионе? Что в целом вы обсуждали во время этих встреч?

— Порадовало, что все уже активно оперируют данными об инфляции на уровне 4%. Участников больше интересовала экономическая конъюнктура, перспективы роста и оценка ситуации. Банк России прогнозирует динамику валового внутреннего продукта в пределах 0,8–1,3 процента. В дальнейшем темпы роста экономики в результате реализации структурных реформ вырастут до 2–3%.

Ранее мы разбирались, почему банки не хотят брать материнский капитал за ипотеку и что делать в такой ситуации.

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня.Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!