«Мы не ходили, не просили, не выбирали. Позвонят: некуда детей деть, возьмете? Везите»

Семья из Гор Осинского района учит приемных детей самостоятельной жизни

Поделиться

 Валентина Сергеевна воспитывает четверых приемных детей 

Фото: Андрей Дербенев

С порога призывно свистит пузатый чайник. Вливается второй. В многодетной семье Пьянковых из деревни Горы Осинского района всегда ставят два чайника. За обедом собирается большая семья. У Валентины Сергеевны и Сергея Ивановича пятеро родных детей. Все они живут своими семьями, но часто заглядывают в гости. Из четверых приемных двое уже выпускники, и две девочки еще живут в Горах: шестнадцатилетняя Настя и Валерия.

Мимо Гор вы не проедете. Это место в долине с заливными лугами, где Тулва впадает в Каму. На другой стороне залива Оса, зимой по льду можно доехать. А вкруг километров 30 будет. В логу через деревню течет речка Мосиха. На ее высоких берегах — угорах — дома и построили. Назвали поселение Горами.

О проекте про приемное родительство «Жила-была семья» Пьянковы впервые услышали на Семейном форуме в Перми.

— Я думаю, что есть семьи, в которых можно больше снять, чем у нас, — говорит Валентина Сергеевна, — которые более интересны.

— Так никакая семья еще не говорила: «Мы — самая лучшая».

— Да? Ну ладно... Ооо, кавалер какой пришел, в ба-а-ашмака-а-ах, — на кухню по-хозяйски входит карапуз Сережа, назвали в честь деда. — Вот, внуки подходят. Айдате за стол, присаживайтесь.

Хозяйка рассаживает всех по местам. На столе выпечка, детям — фруктовая тарелка.

— Коли уж в деревню приехали, вот чай травяной, вот мед.

— Мы рассчитывали увидеть ваш обычный день.

— Это наш обычный день. В праздники мы стол раздвигаем, человек тридцать собирается. Сережа-а-а, разрежь пирог. Тарелочки, ребятишки. Всем все хватает?

Наконец и Валентина Сергеевна присаживается на стул: «Ой, умаялась».

Взрослые встают в половине седьмого. Деревенская жизнь — всегда ранние подъемы: «идти в конюшню скотину кормить». Через полчаса уже и Настя собирается в школу, Валерию поднимает. Пока Валерия на горшке, взрослые успевают завтрак приготовить.

Лучшая доля

Весной 2008 года Пьянковы взяли из осинской больницы на патронат пятилетнюю Кристину. Медсестры как могли приодели девочку, но из обуви достались ей «худые» валенки. «Мы с ней по лужам в валенках и пришли». Родители не ожидали, что надо с собой одежду брать. Так появился первый опыт.

Через полгода Кристину забрала родная мама, «непьющая-негулящая», просто неустройство какое-то в жизни. Искала лучшей доли, а ребенок этому мешал. Через пару месяцев мама вновь оставила Кристину — на улице возле магазина.

Пьянковы прошли обучение по программе приемных родителей, и опека предложила взять в семью троих детей.

— Мы не ходили, не просили, не выбирали. Позвонят: некуда детей деть, возьмете? Везите, — продолжила Валентина Сергеевна. — Привезли троих, которые с нами десять лет и прожили: Яна и брат с сестрой Максим и Настя.

Максиму исполнилось 22 года, в армию сходил, вернулся к родной маме в Осу. Приемным родителям звонит, пишет в соцсетях, приезжает в гости не реже раза в месяц. Яна учится в техникуме, а Настя живет в семье.

За 10 лет у Пьянковых успели пожить еще 13 детей. У кого-то родители умерли, мама на зону попала или в больницу, кому-то надо было доучиться в местной школе. Разные у всех обстоятельства. Но чаще две причины: трагический случай либо родители не могут заботиться о детях.

— Привыкать всем приходится: и нам к детям, и детям к нам, — говорит Валентина Сергеевна. — Первые полгода сложные всегда.

— Любой ребенок любит свою маму, и если его от мамы заберут, он старается всячески вредить, — вступает Сергей Иванович. — Был мальчик Ваня из Чайковского, он делал все, чтобы мы от него отказались. Через полгода у него мама умерла, и его взяли под опеку в постоянную семью.

— Через какое время у вас возникают привязанности?

— Жалеть начинаем сразу. А настоящая привязанность, когда сердце щемит... Вот чтобы прикипеть, пятилетка нужна. Тогда уже за своих считаешь.

— А к детям, которые у вас были временно, привязанность возникала?

— Да. Был у нас мальчик Саша. Добряк и смешной. Ничего особенного в нем не было, не идеальный, но милый. Девчушка из Гремячинска, Вероника. С первой минуты мы к ней прикипели, и она к нам привязалась.

Дети у Пьянковых жили от двух месяцев до полугода. Через полгода кровных родителей могут лишить прав на ребенка и заставить платить алименты. К этому времени родители стараются забрать детей домой. Но мотивации хватает на месяц-два: дети снова оказываются без присмотра. Так было с Сашей и Вероникой.

Жальче было приемных

Поднимаемся в светлую гостиную на втором этаже. На стенах в отчем доме портреты родных и приемных детей, внуков, дипломы и благодарности. У Пьянковых еще вышитые иконы и пейзажи. Для Валентины Сергеевны оборудовано рабочее место-уголок. Когда хозяйка вышивает вечерами, Сергей Иванович раскачивается в кресле-качалке, а дети хвалятся талантами.

Сергей Иванович и Валентина Сергеевна из больших семей. Валентина Сергеевна росла вместе с пятью братьями. И так получилось, что в ее семье тоже одна девочка и нет у нее сестры-подружки.

— Когда я пошла учиться, не было в планах создать большую приемную семью, я писала заявление только на одну девочку, похожую на нашу Наталью с голубыми глазами. Я так и писала в заявлении. Потом Наталья выросла, и мы уже не подбирали ей сестру. Брали в семью тех, о ком опека попросит.

— В нашей семье все происходит спонтанно, — вступает Сергей Иванович, — мы не думаем, что будет завтра, не планируем. Получается дело случая. Жизнь ставит нас перед фактом. Возьмете? Да. Мы никогда не отказываемся.

Когда появилась Настя, родной Наталье было 11 лет. И они очень хорошо сдружились: вместе играли, устраивали родителям концертные программы. Наталья помогала родителям с приемными детьми. «Все прошло гладко, незаметно и весело».

— Всегда чувствуешь, что не родной ребенок, — отвечает мама на сложный вопрос. — Но стараешься создать такие условия, чтобы ребенку было хорошо. Первоначально даже так было, что обделяли своих, чтобы приемным было хорошо. «Потерпите». Жальче было приемных. Наверное, это было ошибкой. Надо ко всем одинаково относиться. Родные и приемные дети между собой хорошо ладили, не было конфликтов между ними.

Опыт общения с кровными родителями у семьи Пьянковых по большей части негативный. После телефонных разговоров с мамами или бабушками дети становятся непослушными, начинают дерзить. Всю обиду за то, что их изъяли из родной семьи, дети переносят на приемных родителей. Бывает, что сбегают к скучающей маме.

В первый год Настя и Яна сбежали маму проведать, Насте тогда было лет семь, Яне восемь. Вечером в тапочках ушли на трассу, поймали попутку. Водитель довез до ближайшей АЗС и вызвал полицию.

Сергей Пьянков учит родных и приемных детей житейскому правилу: «Ничего не просить, всего добиваться самому»

Сергей Пьянков учит родных и приемных детей житейскому правилу: «Ничего не просить, всего добиваться самому»

Пока ребенок находится во временной семье, ни трудоустройством, ни реабилитацией родителей никто не занимается.

— Как вы считаете, в каких случаях нужно изъятие детей из кровных семей, а в каких можно и оставить?

— Это должен быть самый крайний случай, когда есть угроза жизни и здоровью, — ответил Сергей Иванович.

— А вообще политика должна быть направлена на то, чтобы изыскивать средства и помогать той семье, где живут дети. Поместить детей во временную семью и оказать помощь кровной семье, чтобы дети вернулись обратно, — предлагает Валентина Сергеевна.

Где твой кошель

Внучке Дарине разрешили рассказать басню и стихотворение.

— Ай, молодец какая, где, бабушка, твой кошелек?

— Так вот они его уже трясут. Иди, шоколадочку бери.

На праздники родители всегда выносят «кошель с подарками». Все без исключения, даже тридцатилетние, встают на стул читать стихи.

— А еще они делают так, — Сергей Иванович поднял коробку и с шумом высыпал на пол детали лего-конструктора. — Данилка мог часами сидеть и собирать конструктор. Каких только машинок не выдумывал.

— Когда Данил к нам приехал, у него была умственная отсталость, — говорит Валентина Сергеевна, — его уже хотели выводить на инвалидность, но через два года он пошел в школу.

— Умственную отсталость с него сняли. Вот благодаря играм с конструктором.

Тяжелая степень умственной отсталости и много сопутствующих болезней у Валерии. Девочка родилась в Кунгуре, но мама отказалась от нее в роддоме. Жила в пермском доме ребенка. Когда ее передали в Осинский детский дом-интернат, начались улучшения, через полгода могла уже сидеть. Почти год прожила у Пьянковых и «пошла ножками».

День девочки начинается с приема лекарств. Препаратом и памперсами снабжает государство. Детям-сиротам с подобными заболеваниями могут дать путевку в санаторий, но без оплаты проживания сопровождающего. Приемным родителям редко удается выбраться из дома, где есть другие дети и заботы.

Вся реабилитация дома и в детском саду: разрабатывали мелкую моторику с помощью пуговиц, строили фигуры из кубиков, рисовали. Через год стали заметны физические изменения. Хорошо понимает, чего от нее хотят, говорит простые слова «мама», «айда», «дай», «не», «да».

Ежедневные занятия с Валерией дают результаты: девочка лучше ходит и говорит простые слова

Ежедневные занятия с Валерией дают результаты: девочка лучше ходит и говорит простые слова

— Понимаем, что Лера не сможет жить самостоятельно, — говорит Сергей Иванович. — Наша задача — научить самообслуживанию: одеваться, есть, ходить в туалет, ложиться спать.

— В семью детей стоит отдавать, — говорит Валентина Сергеевна. — В семьях дети учатся жить. Мы должны научить их самостоятельности. В детском доме за ними ухаживают, а надо научить, чтобы они о ком-то заботились.

— У нас принцип в семье такой, — поддерживает Сергей Иванович, — мы ни у кого ничего не просим, все делаем сами. И детей учим, чтобы они все сами делали, не обивали пороги. Добивайтесь всего сами, своим трудом.

Настя главная, ее слушаться

Закрылись в комнате, чтобы наконец поговорить с Настей.

— Кто такой Тео Джонс? — на стене висит постер.

— Это любимый актер моей сестры, которая выпустилась.

— Почему она его с собой не забрала?

— А куда она его заберет, в общагу, что ли? Там нельзя.

— Как тут в деревне жизнь?

— Некуда ходить, мало кружков. Из школы домой, потом гулять, если нормальная погода. Но это редко бывает.

— Тут одна улица?

— Не одна. Гулять можно по селу. Можно до Камы сходить, можно в другую сторону до Камы сходить. Места мало.

— Мне бы понравилось от Камы до Камы ходить. Ходишь — размышляешь.

— Это надоедает, когда часто так делаешь.

— А ты давно в Горах живешь?

— Десять лет.

— Когда окончишь школу, куда поедешь?

— В Осу. В Перми я потеряюсь. А в Осе буду поступать в педагогическое училище.

— Почему туда?

— У меня уже сейчас много практики. И мне нравится заниматься с детьми. В прошлые выходные собрались 10 племянников, мы с ними рисовали и играли в «крокодила». Меня спокойно оставляют с детьми. Мама говорит: «Настя главная, ее слушаться».

К пяти годам Настя успела пожить в нескольких приемных семьях. От Пьянковых сбежала один раз: недалеко и ненадолго

К пяти годам Настя успела пожить в нескольких приемных семьях. От Пьянковых сбежала один раз: недалеко и ненадолго

Родители могут быть уверены, что с детьми в их отсутствие ничего не случится.

— Как ты относишься к тому, что ваша мама берет в семью детей?

— Ну, с одной стороны, ревность. Они лезут к ней обниматься, целоваться... напрягает. С другой стороны — берет и берет.

— Это нужно делать?

— Детям это нужно.

— Сейчас у вас девочка Валерия? Как тебе с ней, есть контакт?

— Раньше она меня слушалась. Сейчас она меня не слушается, ну и я чаще стала уходить в школу и меньше с ней контактирую. Мало времени с ней провожу.

— А когда ты с ней, тебе просто или сложно?

— Средне. Иногда бывает сложно, когда совсем не слушается. Я так не могу. Мы очень близки с моим братом Максимом.

— Вы всегда с ним были близки?

— После того как он сходил в армию, мы с ним сблизились. А когда он служил, мне его стало не хватать. Я могу в любой момент на него положиться. Он всегда отвечает на просьбы, не было такого, чтобы он в чем-нибудь отказывал.

До того как приехать в Горы, брат с сестрой много семей поменяли. На месяц привозили в семью и... от них отказывались. Отказались в Комарово, Симаково, Петухово. Некоторые семьи отзывались, что Настя очень зло на них смотрела и кусалась.

— Я была маленькой, я не понимала, почему меня сюда привезли. Помню, что я сначала испугалась, потом мне стало весело, и я не скучала по родным родителям.

Как-то вечером Настя и Яна поехали в Осу к Настиной родной маме. Взяли еду и вышли на дорогу.

— Мы остановили машину и сказали, что поехали к бабушке отдавать пирожки. Сейчас это смешно, а тогда не было смешно. Нас отвезли на заправку, а потом пришел папа: «Ну здравствуйте, девочки». Это было неожиданно. Потом нас привезли обратно, и больше мыслей таких не было.

Прошлым летом Настя ездила к брату, и встреча с мамой все-таки состоялась. Но Настя ничего не почувствовала.

— Я не считаю ее мамой, для меня она чужой человек. Брат к ней более теплые чувства испытывает, он был старше и привык. Я сначала тоже плакала, когда меня увезли. Когда она приезжала, были неприятные моменты. Сейчас не испытываю к ней никаких чувств, только жалость, что она такая. Маму из детства я не помню, я только помню, что нечего было кушать. Помню, что они пили, и я даже пыталась их остановить, но бесполезно. Сейчас она так же живет, ничего не изменилось. У брата уже опустились руки, и я тоже не хочу ничего делать.

Пока брат с сестрой жили у Пьянковых, мама приезжала два раза. Один раз Настя отправила ей письмо с армейской фотографией брата.

— Ты злишься на нее или обижена?

— Ни злости, ни обиды нет, я отношусь к ней нейтрально. Она сама так решила, это ее выбор, пусть сама выбирается.

Дети устроили игру в «Отгадай животное».

— Я сама не знаю, как это животное называется, оно с пятнышками в горошек, — кричит Даша.

Сережа спрятался между креслом и диваном. В нору ушел.

— Сережа в норке спрятался. Ты мышка?

Валерия включилась в игру, на четвереньках бежит по полу.

— Валерия, ножками ходи, — говорит Настя.

За десять минут перед нами прошли крот, мышка, кошка, кролик, медведь, лягушка, собака, бизон и лис из мультика «Лис».

— Кто я? Вам что, опять трудно сказать?

Дети в доме Пьянковых, конечно, не идеальные, но добрые, смешные и милые

Дети в доме Пьянковых, конечно, не идеальные, но добрые, смешные и милые

ТЕКСТ

оцените материал

    Поделиться

    Увидели опечатку?
    Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

    Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!