Город Ольга Юдина, директор пермского краеведческого музея: «Нам нужно намного больше площадей»

Ольга Юдина, директор пермского краеведческого музея: «Нам нужно намного больше площадей»

Пермский краеведческий музей выиграл Гран-при на крупном фестивале в Москве. Проект «Музей пермских древностей» там признали лучшим в стране. Это отличный подарок к 123-му дню рождения учреждения, считает его директор Ольга Юдина.

В интервью 59.ru наша гостья рассказала не только о праздниках, но и о буднях. Коллекции музея обживаются на новых местах: в прошлом году часть экспонатов перевезли с третьего этажа здания на Сибирской, 15 на Диораму и помещение на пермском Арбате.

– Добрый день, Ольга Сергеевна! Расскажите о вашем участи на фестивале «Интермузей 2013».

– Думаю, что самый главный успех этого года – это успех на фестивале «Интермузей 2013» в Москве. Мы получили гран-при фестиваля. Это совершенно особое достижение, победа с большой буквы. Но я надеюсь, что она не вскружила нам голову. Из всех музеев, представленных в этом году на фестивале, пермский краеведческий был признан лучшим. А участие в конкурсе принимали и музейные монстры. С проектом «Музей пермских древностей» мы попали в яблочко: заняли три призовых места в номинациях. Соответственно, получили возможность претендовать на Гран-при.

– С кем пришлось побороться?

– С нами плечо в плечо шел Дарвиновский музей (Москва). Для нас он корифей: в своей деятельности мы любим ориентироваться на высокую планку, на какие-то примеры, которые дают вдохновение, посыл мощный. Вот Дарвиновский музей для меня – это пример, образец, потому что у них представлены все направления музейной деятельности. Там великолепный руководитель с внушительным опытом. Достойный коллектив, чудесные помещения, фонды потрясающие.

Краеведческий музей – старейший и крупнейший музей Пермского края. Насчитывает 600 тысяч единиц хранения и включает более 50 коллекций. Основное здание музей – это дом Мешкова (учреждение переехало сюда из здания на Соборной площади). Филиалами являются Музей пермских древностей, дом-музей Н.Г. Славянова, дом-музей В.В. Каменского (с. Троица), архитектурно-этнографический музей «Хохоловка» и др. Дом Мешкова работает каждый день кроме понедельника с 10 до 19 часов (касса – до 18 часов), в четверг и пятницу с 12 до 21 часов (касса – до 20 часов).

Честно говоря, я думаю, что они тоже были удивлены (тому, что Гран-при взял пермский музей.Прим. ред.). А может быть, было и правильно, что в этом году нам дали шанс. Мы же понимаем, что это был именно шанс, даже где-то, может быть, аванс.

– Кроме успехов в вашей работе есть и проблемы. Какие из них вы бы сами выделили?

– Проблемы у нас не оригинальны. Мы мечтаем о том, чтобы наше уникальное музейное собрание – а наша коллекция насчитывает более 600 тысяч единиц хранения – как можно больше было представлено посетителям. Пока же возможностей для экспонирования и выставочной деятельности недостаточно.

– Вы имеете в виду нехватку площадей?

– Совершенно верно. Хотелось бы, что бы их было намного больше.

– Но пока что об увеличении площадей речи не идет. При этом периодически вам приходится переезжать с места на место. Так, в прошлом году вместо третьего этажа вашего здания на Сибирской, 15 вам достались особняк на пермском Арбате и часть Диорамы...

– На Диораму переехала коллекция экспонатов из дерева. Мы ее перевезли для того, чтобы она стала доступной для любого посетителя. Там есть возможность для открытого показа коллекций. То есть не как прежде – за семью замками, и только с каким-то шифром, кодом и так далее... Теперь любой посетитель, который выразил только желание, может открыть и попасть в это хранение. Любой предмет доступен здесь и взгляду, и тактильным ощущениям: предметы можно потрогать.

– А это не опасно для экспонатов?

– Нет, конечно! Фондовик-то стоит рядом, неусыпным оком бдит за своей коллекцией.

– Некоторые эксперты говорят о том, что такие вещи нужно хранить за стеклом.

– Вы знаете, на нашей презентации для журналистов фондовик предложила им потрогать шаманские куклы – тоже из уникальной коллекции, которую мы получили в дар в прошлом году. И многие испытали стопор, то есть вот так вот взять в руки шаманскую куклу и потрогать ее желающих не было.

– Но ведь одного трепета перед историей мало.

– Могу сказать, что все экспонаты хранятся в надлежащих условиях по температуре, влажности. Есть обеспылевание. Ведь это то, что нам надо хранить, то, что достанется другим поколениям.

Проблемы с перепадом температур, о которых я говорила перед переездом, остались. Другое дело, что здесь есть и свои плюсы. Например, летом на Диораме не так жарко. Какие-то критические моменты стараемся нивелировать, уходим от этих проблем, покупаем специальные препараты.

– Переезды вас не утомляют?

– Нет. А как вы предлагаете, находиться постоянно на одном месте? Любой переезд – это новые возможности. Мы максимально их извлекаем, я вас уверяю. Вот здесь музей очень настойчиво ведет свою линию. И если даже обстоятельства сложились так, что учреждение должно расстаться с тем, что было ему привычно, с чем было спокойно, то должны быть улучшения. Тогда это допустимо.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
ТОП 5
Мнение
«Орут, пристают и чуть ли за руку не хватают»: журналист — о громком скандале Грефа с бомбилами
Александра Бруня
Корреспондент
Мнение
Угрюмые люди, недоступные девушки и плохие авто: 27-летний китаец честно рассказал о впечатлениях от России
Джексон
предприниматель из Гонконга
Мнение
«Мы тоже люди»: сотрудница пункта выдачи — о штрафах за отзывы, неадекватных клиентах и рейтингах
Анонимное мнение
Мнение
«Можешь купить пистолет, так, между делом». Россиянка дважды съездила пожить в Америку — плюсы и минусы
Зоя Неджефова
Мнение
«Чудовищно неблагодарная профессия!»: врач-терапевт откровенно рассказал об ужасах работы в поликлинике
Анонимное мнение
Рекомендуем