Татьяна Марголина, краевой омбудсмен: «Власть должна сотрудничать не с карманными общественными советами»

Поделиться

Нарушения прав гастарбайтеров, проблемы украинских переселенцев и непреодолимое желание властей присвоить статус «иностранный агент» некоммерческим организациям – в дни общественного фестиваля «После Пилорамы» уполномоченный по правам человека в Пермском крае Татьяна Марголина ответила на вопросы корреспондента 59.ru.

– Татьяна Ивановна, это правда, что трудовые мигранты решают конфликты с помощью диаспор?

– Да, но это не всегда плохо. Представители диаспор входят в общественный совет при УФМС Пермского края. В этом полугодии Центр для содержания иностранных граждан и лиц без гражданства, подлежащих выдворению за пределы Российской Федерации, оказался без финансирования. А это значит, что решение судов не выполнялось. В этой ситуации диаспоры использовали свои возможности и помогали людям выехать из России.

– К вам обращаются мигранты с жалобами на работодателей?

– С жалобами нет. Но они просят проконсультировать, нужно ли заключать трудовой договор, что делать, если зарплата не выплачивается вовремя.

– То есть можно сделать вывод, что проблемы у трудовых мигрантов есть, но они не готовы их выносить в публичное поле?

– Да, поэтому мы рекомендуем, чтобы они обращались к работодателю письменно. Кроме того, они могут обратиться в госинспекцию по труду. УФМС по Пермскому краю рекомендует всем приезжающим сразу защищать себя от возможных рисков и настаивать на заключении трудового договора.

– И они это делают?

– Конечно! В крае трудовыми мигрантами занимаются государственные структуры и общественные организации (например, «Мигрант», ПРПЦ, «Красный крест»). А в этом году открылся Центр социально-культурной адаптации мигрантов, в котором оказываются услуги не только по оформлению документов и обучению, но и проводятся мероприятия, направленные на повышение толерантности и дружбы народов. Это первый пример социально ответственного бизнеса. Здесь мигранты могут получить платные услуги, чтобы сократить время регистрации. А те, у кого такой возможности нет, могут воспользоваться услугами некоммерческих организаций.

Поделиться

– Какова судьба переселенцев из юга-востока Украины? В каком вообще статусе они находятся в России?

– Они приезжают в качестве переселенцев, а потом каждый из них решает сам. Они могут получить статус временного убежища, вид на жительства и гражданства. Главное – страна всех желающих принимает.

– Переселенцев стало меньше?

– Приток стал меньше, а вот количество обращений в приемную уполномоченного – нет. Переселенцы приезжают в нашу страну не на время летних работ как трудовые мигранты, а с целью обустройства здесь на длительное время или навсегда.

– Многие из них хотят получить гражданство?

– Гражданство хотят получить лица, проживающие на территориях «горячих точек» на Украине – Луганской и Донецкой областях. Напомню, что в России программа помощи переселения соотечественникам работает недавно – с сентября 2014 года. С этого времени в нашем регионе УФМС принято 923 заявления, вместе с членами семей – 1795 человек. Программа позволяет максимально быстро получить российское гражданство. Но там есть условие – трудоустройство. Приезжая к нам, у людей должен быть на руках трудовой договор. Кстати, благодаря программе можно получить временное жилье. В основном, обращающиеся к нам интересуются социальными гарантиями для переселенцев, условиями, на которых можно принять участие в программе, и списком необходимых документов.

Поделиться

– Давайте поговорим о нападках на некоммерческий сектор. Недавно Центру «Грани» удалось доказать свою непричастность к «иностранным агентам». Почему это происходит?

76 российских НКО были включены, по состоянию на конец июня, в список «иностранных агентов». Российские суды рассматривают 189 дел, связанных с реализацией этого закона.

– Сегодня есть разночтение толкования конституционного права граждан на участие в государственном управлении. Выводы о том, что НКО занимается политической деятельностью, основаны на том, что они обращаются к органам власти с просьбой обратить внимание на ту или иную проблему, а значит сделать государственное управление эффективным. Но, по сути, люди реализуют свое конституционное право. Однако государственные органы трактуют это как политическую деятельность. Но тогда что значит гражданское участие и общественная деятельность?

– Сажать деревья в парках или защищать Черняевский лес, наверно...

– Толкование статьи Конституции РФ о том, что «граждане имеют право участвовать в управлении делами государства как непосредственно, так и через своих представителей», только сегодня начинает приобретать конкретные формы. Вот, например, мы говорим о создании общественных советов при каждом министерстве, что они должны быть самостоятельны, что у них должен быть инструмент оценки деятельности этого министерства. На уровне правительства РФ есть даже механизм оценки деятельности каждого министра. То есть получение информации от граждан о качестве муниципальных и государственных услуг – это сфера ответственности общественности, которая входит в различные советы и палаты.

Поделиться

– Но многие их критикуют – взять хотя бы общественный совет при краевом министерстве культуры...

– Если в состав совета входят руководители учреждений культуры, которые от него напрямую зависят, этот орган эффективно работать не будет. Это фактически взаимодействие работника и работодателя. Кстати, эта проблема была недавно озвучена президентом, который сказал, что «карманные советы нам не нужны». В Пермском крае есть и положительные примеры – общественный совет при министерстве здравоохранения, в который входят такие общественники как Дмитрий Жебелев (учредитель фонда «Дедморозим». – Прим. редакции). Кстати, Центр «Грани» разработал для ведомства независимую оценку деятельности медицинских учреждений. Я это к тому, что критика должна восприниматься ведомствами и, что называется, «браться в работу». Руководители министерств и государственных ведомств должны быть заинтересованы в том, чтобы с ними работали не карманные, а независимые эксперты.

– А в таких фестивалях как «После Пилорамы» власть должна быть заинтересована?

– Я расцениваю этот фестиваль как практику гражданского наказа власти. В Пермском крае такая форма общественного взаимодействия была всегда – можно вспомнить хотя бы наказы избирателей своим депутатам. Участники «После Пилорамы» хотят понять, что ждет Пермь в будущем. Это не политическая, а гражданская акция. Кроме этого, организаторы фестиваля хотят разделить ответственность за общую историческую память. Я говорю о гражданской акции памяти жертв политических репрессий «Возвращение имён» (сменяя друг друга, участники читали имена земляков, безвинно расстрелянных в годы «Большого террора» в 1937–1938 годах. – Прим. редакции). Я уверена, что в будущем это должна быть совместная акция органов власти и общественности. На сайте Минюста РФ размещен проект об увековечивании памяти жертв политических репрессий. И то, что сегодня в Пермском крае гражданское общество берет на себя эту ответственность, – очень важно.

Как сдают трудовые мигранты экзамен по русскому языку, смотрите в нашем видеосюжете.

 

Фото: Фото и видео Андрея Белоусова, монтаж Павла Гринкевича

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter