Татьяна Семашко, сексолог: «Молодежь теряет интерес к сексу»

Поделиться

Сексуальная революция 1990-х до сих пор вносит в нашу жизнь свои корректировки. Раньше основными клиентами сексологов были мужчины с жалобами на потенцию. Сейчас вектор смещается в сторону молодых людей, у которых пропадает желание заниматься сексом. Отчего это происходит? О влиянии кризиса на сексуальные отношения, добрачных связях и гомосексуализме рассказывает психотерапевт, врач высшей категории, сексолог Татьяна Семашко.

– Я бы хотел начать беседу с неожиданного вопроса. Как влияет экономический кризис на сексуальность людей?

– Однозначного ответа нет. Вот представьте, я бы вас спросила: «Выберите, что вам важнее – поесть или поспать?». Сделать выбор невозможно, потому одно без другого теряет смысл. То же самое с сексуальными потребностями человека. Они зависят от многих факторов: возраста, здоровья, места жительства, половой конституции и так далее.

– Что такое «половая конституция»?

– Это биологический набор качеств организма, которые передаются по наследству. Эти качества определяют нашу потребность в сексуальной реализации и способность адаптироваться к среде. В сексологии выделяют три типа половой конституции: слабый, средний и сильный. Крайние варианты – слабы и сильный – не являются доминирующими. Большинство людей европейского типа, а русский этнос относится именно к европейцам, обладают средней половой конституцией. Статистически установлено, что такой человек испытывает потребность в занятии сексом три-четыре раза в неделю. При условии, что он здоров, находится в репродуктивном возрасте и комфортных условиях – не голодает, не переутомляется, не испытывает постоянного стресса и т. д. В нашем случае экономический кризис можно рассматривать как стрессорный фактор, который может спровоцировать развитие депрессивного расстройства.

– И это может привести к проблемам в половой сфере?

– Да, потому что при депрессии угнетается не только эмоциональная сфера, но и все физиологические процессы организма – в том числе половые. У женщин с депрессивным расстройством может нарушаться созревание яйцеклеток и отсутствовать менструации. У мужчин снижается либидо, начинаются проблемы с потенцией. Этому есть биологическое объяснение. С точки зрения эволюции размножаться должны особи, находящиеся в хорошем физическом и психическом состоянии, которые смогут создать и вырастить здоровое потомство. Поэтому люди, которые не смогли адаптироваться к изменившимся экономическим условиям, не смогли справиться со стрессом, не стали искать новых возможностей, а вместо этого впали в уныние, рано или поздно сталкиваются с проблемами в сфере сексуальных отношений. Но однозначно сказать, что кризис повлиял на общую сексуальность нельзя.

– Выходит, кризис опять кроется в нашей голове?

– Своим студентам я всегда говорю, что самый сексуальный орган – это мозг. Половое созревание и климакс, сексуальная ориентация и половое влечение, сексуальные фантазии и оргазм, все это происходит в нашей голове. Поэтому человеческая сексуальность – это в первую очередь отношения партнеров, а не трение половых органов друг о друга. Сладострастная судорога, которую партнеры испытывают в момент оргазма – это рефлекс. Но механическое раздражение гениталий не делает человека счастливым. Счастье – это метафизическая категория. Чтобы достичь этого состояния, необходима сексуальная игра, которая начинается между мужчиной и женщиной до физической близости. В процессе этой игры значительно изменяется биохимия мозга, идет активная выработка природных наркотиков – эндорфинов, энкефалинов, серотонина и других нейромедиаторов. Все это для того, чтобы в момент соития партнеры испытали тот фейерверк эмоций и ощущений, которые невозможно описать словами. Мы условно называем это «оргазмом». Но мне больше нравится, как это описано в «Камасутре» – «человек становится подобен богу». У него исчезает врожденный страх смерти и экзистенциальный страх одиночества, он ощущает полное спокойствие и удовлетворение. Познав это состояние один раз, человек постоянно будет стремиться к нему снова. Но, повторюсь, достичь этого состояния можно только в отношениях, а не за счет обычного шорканья телами.

– А как же молодые люди, которые воспринимают секс, как развлечение: встретились в клубе, провели ночь вместе и расстались навсегда. Разве они не испытывают от этого удовольствия?

– Поведение, описанное вами, характерно для периода гиперсексуальности, который в определенном возрасте переживает каждый из нас. В особенности это наблюдается у мужчин. Для традиционной женской сексуальности такое поведение нехарактерно. Период гиперсексуальности начинается с момента полового созревания – 13-16 лет и длится до 23-24 лет. Избыток половых гормонов в этом возрасте приводит к тому, что эротическим стимулом может стать что угодно. Это имеет свою эволюционную целесообразность. Таким образом, природа сообщает, что особь сформировалась биологически и готова к размножению. Когда социальное табуирование добрачных сексуальных отношений исчезло, молодые люди начали от души пользоваться преимуществами своего возраста. Хорошо это или плохо? Сложно сказать. Самое главное, чтобы секс был защищенным, чтобы не было сексуального насилия и принуждения, и чтобы не нарушались сексуальные традиции. Потому что у каждого этноса исторически сложилась собственная культура сексуальных отношений.

– Интересно, какие сексуальные традиции характерны для русского этноса?

– Если ко мне на судебную экспертизу приведут русского молодого человека, который занимался сексом с козой, то я буду искать у него психические нарушения, вплоть до шизофрении. Даже если он живет в сельской местности, его сексуальное поведение не укладывается в рамки нормальности. В то же время есть народы, в традициях которых совокупление с животным не считается чем-то девиантным.

– А вообще в сексологии есть понятие «нормы»?

– Конечно. В 1960-х годах ученые Гамбургского университета сформулировали шесть критериев «сексуальной нормы». Это разнополость, добровольность, отсутствие ущерба физическому и психическому здоровью, желание доставить взаимное удовольствие и отсутствие вреда окружающим. В 1973 году Ассоциация психиатров США исключила гомосексуализм из числа психических заболеваний. Таким образом, первый критерий – разнополость – потерял свою актуальность. Несмотря на это в отечественных учебниках базовые критерии сексуальной нормы до сих пор остаются неизменными.

– Я правильно понял – гомосексуализм у нас рассматривают как отклонение от нормы?

– Отнюдь. Отечественные сексологи работают с гомосексуальными парами так же, как и с гетеросексуальными. Просто у нас есть понятие «сексуального меньшинства». Не стоит забывать, что количество истинных или биологических гомосексуальных особей в популяции всегда одинаковое – 3-5%, а норма – это то, что является нормальным для большинства, то есть, для 70% популяции. Поэтому гомосексуальную ориентацию у нас принято рассматривать как вариант нормы в рамках сексуального меньшинства.

– Возвращаясь к вопросу о сексуальных отношениях молодежи. В соцсетях сейчас набирает популярность движение за отказ от добрачных половых связей. Особенно среди девушек. Насколько это в духе времени и почему это происходит?

– С удовольствием объясню вам этот феномен. Последняя сексуальная революция – это женская сексуальная революция. С появлением эффективных контрацептивов женщины смогли самостоятельно контролировать зачатие. Вопрос нежелательной беременности, который лежал в основе социального табуирования добрачных отношений, был снят. Девушки и молодые люди начали вести активную половую жизнь задолго до брака. Сейчас эта вседозволенность привела к тому, что молодежь стала терять интерес к сексу. Он перестал быть запретным плодом. Пропала игра полов, а вместе с ней пропала новизна и острота ощущений. Поэтому сейчас запустился обратный процесс – возврат к традиционным семейным ценностям. Девушки хотят реализовать свой первый сексуальный опыт с любимым человеком в семье и это естественно. Потому что семья – это самый стабильный социальный институт, который складывался тысячелетиями. За несколько десятилетий, минувших с момента сексуальной революции, наше сознание не изменилось.

– Вы уже несколько раз упомянули игру полов, которая предшествует физической близости. Вы имеете в виду флирт и ухаживания или что-то другое?

– Условно говоря – это игра в догонялки: женщина убегает, мужчина догоняет. На заре становления общества так и было. С годами форма поменялась, но содержание осталось прежним. Мужчина должен добиваться женщины. Найти ее расположение, завоевать ее симпатию и, наконец, ее саму. Все мужские: «Хочу, хочу, хочу» и женские кокетливые: «Нет, нет, нет», – повышают эмоциональный градус этой игры, чтобы в финале оба партнера испытали истинную радость и наслаждение. Тысячи лет люди вели эту игру, и она закрепилась в наших генах. А сейчас нам стали навязывать полное равноправие полов. К чему это приводит? Когда женщина сама предлагает мужчине заняться сексом, то мужское подсознание начинает видеть в ней мужика. Потому что такое поведение не характерно для женской особи. Добиваться никого не надо, и физическая близость перестает приносить радость. Молодые люди теряют интерес к сексуальным отношениям. Раньше ко мне на прием приходили с проблемой: «Не стоит». Сейчас все чаще приходят с проблемой: «Не хочется». И мы начинаем искусственно моделировать эту игру, создавать препятствия, чтобы активизировать мужское желание. Так что вседозволенность не сделала человека счастливым.

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ2
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter