Город Культура «Наука», «Комсомол», «Горный хрусталь»: как сохранить городские панно и мозаики

«Наука», «Комсомол», «Горный хрусталь»: как сохранить городские панно и мозаики

Так, панно «Наука» уже демонтировано, и неизвестно, когда оно вернется на улицы Перми.

Сейчас от панно «Наука» осталась голая стена

В Перми на городских зданиях расположены около десятка мозаик и панно советских времен. На днях одно из них — панно «Наука» на здании НИИ УМС около ТЦ «Айсберг» — окончательно сломали. Представители культурной общественности собрались, чтобы обсудить, как можно защитить такие работы.

Панно «Наука» располагалось на торце дома №66 на улице Ленина. В конце ноября владельцы здания начали там ремонт и стали убирать плитки 35-летней давности. Общественность возмутилась, в итоге плитку решили снять как можно аккуратней, сохранить и искать новое место.

Сейчас судьба «Науки» так и не решена, а по сути в подвешенном состоянии находятся и другие подобные объекты: например, изображения на зданиях «Горного хрусталя», медакадемии, финансового и нефтяного колледжей. Фактически они не являются культурным наследием, поэтому в любой момент могут быть уничтожены.

В музее PERMM обсудить их судьбу собрались депутат Надежда Агишева, искусствовед Анна Суворова, поэт и журналист Иван Козлов, арт-журналист Юрий Куроптев, замдиректора краевого центра охраны памятников Александр Киселев. Модератором дискуссии стала Галина Янковская.

Благодаря инициативе общественников удалось спасти панно

— Ремонт здания был согласован с муниципалитетом, — рассказала Надежда Агишева. — Просто на стадии согласования все забыли про это панно. Если бы кто-то из чиновников внимательно посмотрел фотографии, то вопрос о сохранении возник бы еще тогда.

Панно скрылось от глаз за деревьями и торговыми киосками. О нем вспомнили, лишь когда его начали демонтировать.

— Надо признать, что мы потеряли панно «Наука», и потеряли его дважды, — считает Юрий Куроптев. — Первый раз, когда его закрыли от всеобщего обозрения соседними постройками, а второй раз сейчас, когда его убрали.

Одним из аргументов в пользу демонтажа панно было его якобы аварийное состояние.

— Наш специалист еще в 2010 году осматривал панно и сказал, что там были минимальные повреждения, — рассказал Александр Киселев. — В нескольких местах ржавчина, где-то отогнуты края и, конечно, граффити. Но никаких следов отслаивания и аварийной ситуации не было.

Панно выполнено в редкой технике эмали. Авторы — супруги Колюпановы

Сейчас общественники ищут место, где можно разместить панно такого масштаба.

— В последние пять лет в Перми проявился интерес к советскому искусству, — считает Галина Янковская. — Еще лет десять назад оно имело только отрицательные смыслы — это дитя программы монументальной пропаганды. И вообще это не совсем искусство, а художественная агитация.

По словам специалистов, сейчас невозможно сделать объектом культурного наследия только стену с рисунком — надо брать под охрану все здание, а это трудно. Особенно, если панно расположено на жилом доме. В Перми, например, есть мозаика на доме на Комсомольском проспекте, 67.

Пока не разработаны правовые механизмы для охраны таких объектов искусства, считает Александр Киселев

— Проблема в увязке между объектом культурного наследия и объектом капитального строительства, — объясняет Александр Киселев. — Мы можем сказать, что само произведение несет культурную и историческую ценность, но оно ничье. И если собственники многоквартирного дома заявляют, что им это не надо, то и забрать его мы не можем. Произведение неотделимо от самого дома. А вводить в категорию объектов культурного наследия жилой дом — значит обрекать собственников на многократные траты.

Правда, Киселев вспомнил, что мозаику «Комсомол в решающий момент истории» на Компросе все-таки отремонтировали. Несколько лет назад там начали осыпаться камни. Жильцы были не готовы тратиться на восстановление полотна, и средства выделили из городского бюджета.

— Гораздо проще, если такое произведение находится на здании, принадлежащем одному юридическому лицу, желательно муниципальному, — считает Киселев. — Например, морфологический корпус медакадемии. Там есть замечательное панно, единственное в Перми, выполненное в технике энкаустика. Оно разрушается. Что с ним делать, никто не знает, но здесь хоть есть с кого спросить.

Энкаустика — это живопись, созданная с помощью расплавленных красок. Уникальность пермского панно на корпусе медакадемии в том, что обычно в этой технике расписывают здания внутри, а не снаружи.

Еще один правовой нюанс — время. В реестр культурного наследия объект может попасть только спустя 40 лет после создания. А, например, тому же панно «Наука» всего 35 лет. Обязательные пункты для включения в список объектов культурного наследия: дата создания, определение авторства, уникальность и сохранность объекта.

Оказалось, что за 35 лет эмаль и металлическая плитка остались в хорошем состоянии

По мнению депутата гордумы Надежды Агишевой, городская администрация должна быть заинтересована в сохранении таких объектов.

— Если муниципалитет заинтересован и сочтет это объектом культурного наследия, то должна быть разработана целевая программа, — считает Агишева. — Это не такие большие деньги. Собственникам в многоквартирных домах может даваться целевая субсидия на ремонт. Это вопрос желания муниципалитета, правовой культуры и отношения к объектам искусства. Если всё это есть, то и возможность для сохранения тоже есть.

Общественники решили, что пока необходимо создавать реестр или каталог советских панно, график и мозаик. Узнавать историю их создания, устанавливать авторов. И делать это надо не только в Перми, но и по всему краю. Интересные работы можно найти, например, в Ныробе или Чернушке. Большую работу проделал журналист Иван Козлов, чья фотовыставка «Вечное лето» о панно Перми и Свердловска открылась в музее PERMM.

Специалисты считают, что современный стрит-арт и не требует увековечивания

Говоря о том, есть ли шанс у современного искусства оказаться под охраной государства, общественники привели в пример недавнюю работу Александра Жунева — на фасаде многоэтажки он нарисовал портрет поэта Василия Каменского. Сошлись во мнении, что нет. Нарисованный на стене портрет не сохранится в течение 40 лет, чтобы войти в реестр охраняемых объектов. Да и идеология стрит-арта не подразумевает такой долговечности.

Фото: Сергей Федосеев
ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
ТОП 5
Мнение
«Реформаторы примут решение, а вы, бабоньки, вывозите. Выручайте страну». Что думает про отмену ЕГЭ обычный учитель
Ирина Ульянова
Учитель
Мнение
«Мы тоже люди»: сотрудница пункта выдачи — о штрафах за отзывы, неадекватных клиентах и рейтингах
Анонимное мнение
Мнение
«Цены на рынке зависят от того, как вы выглядите». Турист рассказал, чем Абхазия встречает гостей в этом сезоне
Алексей Петров
Внештатный корреспондент
Мнение
«Орут, пристают и чуть ли за руку не хватают»: журналист — о громком скандале Грефа с бомбилами
Александра Бруня
Корреспондент
Мнение
«Им без разницы, откуда прыгать»: ветеринар — о выпадении кошек из окон и стоимости их лечения
Алена Ситникова
Ветеринарный фельдшер
Рекомендуем