Здоровье проблема «Она была такая хорошая»: душераздирающая история пермской семьи, где девушка спасает маму, которой ампутировали ногу

«Она была такая хорошая»: душераздирающая история пермской семьи, где девушка спасает маму, которой ампутировали ногу

Живут они на пенсию и небольшую зарплату кондуктора

Римма Геннадьевна и ее дочь Нина живут вместе в съемной комнате. После ампутации мама практически ничего не может делать сама и Нина посвящает ей всё свое свободное время, а еще работает кондуктором за 25 тысяч рублей и на эти деньги платит за аренду, покупает продукты и лекарства

Пермячка обратилась в редакцию 59.RU со своей бедой: в конце апреля ее пожилой маме ампутировали правую ногу из-за проблем с сосудами. Женщины живут в Краснокамске в съемной комнате двухэтажного барака на небольшую зарплату кондуктора, которым трудится наша читательница, и копеечную пенсию ее мамы, работавшей диспетчером пожарной станции. Врачи прогнозируют, что второй ноги пенсионерка может лишиться уже через два месяца, при этом, по словам ее дочери, игнорируют вызовы на дом, хамят и не дают необходимых рекомендаций. Мы съездили в Краснокамск, чтобы узнать, в каких условиях живет пенсионерка и пообщаться с женщинами лично, и обратились в Министерство здравоохранения и Министерство труда и социального развития Пермского края, чтобы прояснить ситуацию.

Нина росла без отца — «никогда его не видела», у девушки есть родной брат и сводная сестра, но они, говорит Кожевникова-младшая, отказались от своей матери. В разговоре выясняется страшная семейная история: когда они жили в Перми, у Риммы Геннадьевны была своя трехкомнатная квартира, но, по словам Нины, сестра совершила некие махинации и присвоила себе квартиру пенсионерки, выселив ту в домик в Кунгуре. Квартиру мамы она продала.

— Они перешагнули маму, — говорит Нина. — Сказали: «родила вот эту, младшую, она у тебя есть, пусть за тобой и ухаживает». Я тогда подумала: «ну и катитесь, я справлюсь».

Какое-то время Римма Геннадьевна жила в Кунгуре, потом Нина перевезла ее к себе в Пермь, а потом они вместе переехали в Краснокамск — здесь у девушки появился молодой человек, но вместе они не живут, так как она заботится о маме.

Шов сняли совсем недавно

Проблемы со здоровьем и сосудами у Риммы Кожевниковой появились давно, еще в нулевых. Сама Римма Геннадьевна помнит, как однажды, 20 лет назад, по дороге с работы домой почувствовала, что одна нога сильно отекла — «стала как две», идти было очень сложно.

— Я кое-как домой пришла, вызвала скорую, они меня увезли, — вспоминает Римма Геннадьевна. — Пролежала я в больнице две недели на капельницах и уколах.

Тогда врачи поставили пенсионерке диагноз тромбофлебит — это когда стенки вен воспаляются изнутри и на них скапливаются тромботические массы, которые в итоге мешают току крови или полностью закупоривают сосуд. Лечение начали еще в Перми: с дочерью ходили по врачам и принимали нужные лекарства. Пенсионерке определили вторую группу инвалидности.

— А потом у мамы оторвался тромб, пошел прямо к сердцу, — делится Нина. — У нее началась отдышка, я вызвала скорую и маму увезли в реанимацию. Ей поставили кава-фильтр в сердце («ловушка» для тромбов. — Прим. ред.), чтобы тромбы не прошли. Тогда показалась, что всё, мама может более-менее спокойно жить.

Однако через какое-то время на ногах Риммы Геннадьевны начали появляться трофические язвы, которые причиняли ей сильную боль. Тогда мама с дочерью уже жили в Краснокамске, и Нина обратилась к главврачу Краснокамской городской больницы, чтобы получить направление в Пермь, в клиническую больницу им. Гринберга. Римму Геннадьевну положили туда и сделали пересадку кожи, после чего язвы перестали появляться, но вернулись через год. Нина предполагает, что это могло произойти из-за того, что примерно в тот же период ее мама упала, и при падении на ее коже появились царапины. Лечить маму Нина продолжила уже вызывая врачей на дом.

В 2018 году Римма Геннадьевна практически перестала ходить — гуляла она только по своей небольшой комнате с тростью, а сейчас и вовсе не может встать с постели. Нина отмечает: когда недуг Риммы Геннадьевны начал развиваться, врачи Краснокамска не захотели уделять должного внимания болеющей пенсионерке. По словам Нины, врач на вызовы приезжал с сильным опозданием (а иногда дежурные и вовсе не брали трубку), им не давали необходимых рекомендаций и не хотели класть Римму Геннадьевну в больницу. Часто бывало и такое, что скорая до них вообще не доезжала, но в один из дней, когда она всё-таки приехала и увезла пенсионерку в больницу, Нине пришлось «с боем» просить и доказывать, что ее маме необходима госпитализация.

— Нас хотели отправить домой сразу же. Давайте, говорят, езжайте домой, залечивайте свою рану (язвы) там. Говорят, мы вам сейчас выпишем лекарство, и будете лечить, — с негодованием вспоминает Нина. — Я говорю: «так, стоять!». Нет уж, говорю, раз вы нас привезли в больницу, либо пишите официальный отказ, либо лечите нас как положено.

Нина рассказывает, что пеленки быстро кончаются

Римму Геннадьевну госпитализировали, а позже хирург Краснокамской городской больницы сообщил Нине, что у ее мамы сильная непроходимость сосудов, которую невозможно вылечить, кровь медленно циркулирует и плохо попадает в мозг, что может привести к деменции. Врач посоветовал Нине морально подготовить маму к тому, что ей придется лишиться одной ноги. 25 апреля этого года, прямо в день рождения Риммы Геннадьевны, ей ампутировали ногу.

Нина содержит себя и Римму Геннадьевну самостоятельно, работая кондуктором на автобусном маршруте за 25 тысяч рублей в месяц, а пенсия у ее мамы всего 12 тысяч. На эти деньги Нина оплачивала и продолжает оплачивать жилье и коммунальные услуги, покупает еду и бытовую химию и, конечно, все необходимые для Риммы Геннадьевны лекарства. Женщина боится, что может не справиться морально и финансово, но иного выбора у нее просто нет.

Комната совсем небольшая, и в ней нет другой мебели, кроме тумбы и дивана

С момента операции прошло чуть больше месяца, Римма Геннадьевна практически всё время находится в своей небольшой съемной комнате, полностью лишенная самостоятельности. Ей сложно перевернуться на другой бок или чуть подтянуться вверх к спинке дивана, или даже просто сесть, а на ее теле уже начали появляться пролежни. Женщина не может самостоятельно умыться, сходить в душ или туалет, из-за этого ей стали необходимы пеленки и подгузники для взрослых. И, конечно, особый, практически постоянный уход, который Нина не может дать в полной мере из-за работы.

У социальной службы Нина смогла «выбить», как она говорит, сиделку, чтобы та приходила ухаживать за Риммой Геннадьевной, пока сама Нина на работе. Но и сиделка не может быть с пенсионеркой постоянно: она приходит только дважды в день — в половину девятого утра и полпятого вечера, дает Римме Геннадьевне необходимые лекарства, ставит уколы и наносит мази, а все остальные бытовые дела остаются на Нине. На выходных сиделка работает только платно — за 1000 рублей в день.

— Я не знаю, до какого времени это будет продолжаться, потому что сиделочка-то наша говорит, что только до июня месяца будет к нам приходить, потом идет в отпуск и не знает, кого нам предоставят и предоставят ли вообще, — говорит Нина. — Посоветовала мне стараться маму расшевелить и разговорить, чтобы состояние не ухудшалось.

Римме Геннадьевне сейчас необходимо много разных мазей и лекарств

После операции отношение врачей к ситуации Риммы Геннадьевны не изменилось: на вызовы не отвечают, скорая не приезжает, а хирурга, возмущается Нина, пришлось ждать почти месяц.

— Хирург к нам приехал только после того, как я сама пришла в больницу и сказала, что шов уже начал врастать в ногу, — с негодованием делится Нина. — Они приехали, шов сняли, но ничего толком не сказали. Я у них спрашиваю: что делать дальше, чем лечить? А они мне: «вторая нога почернеет, тогда и вызывайте скорую, и вперед с песней»! Вот и все разговоры с врачами!

Когда Нина перевезла свою маму в Краснокамск, по какой-то причине Римме Геннадьевне аннулировали вторую группу инвалидности. Еще до нашей поездки к семье Кожевниковых, во время разговора по телефону, Нина говорила, что сейчас, после ампутации, вопрос присвоения какой-либо группы инвалидности снова стали рассматривать. «Что рассматривать? Как будто нога отрастет обратно!» — негодовала женщина. Когда же мы приехали к Нине домой, первым делом она поделилась: ее маме решили вновь присвоить вторую группу инвалидности. И это странно: люди со второй группой инвалидности — это люди работоспособные и не лишенные самостоятельности, со средними нарушениями здоровья. Римма Геннадьевна же уже практически ничего своими силами делать не может. Решение аргументируется тем, что пенсионерка якобы не посещала больницу с 2018 года.

— Сейчас они мне говорят: «вы появлялись у нас в поликлинике последний раз в 18-м году, с 18 года мы вас больше мы не видели, мы вам ставим вторую группу заново», — удивляется Нина. — Я говорю, какая вторая группа, вы о чём, вы нормальные люди?

При этом у Нины всё еще хранится справка медико-социальной экспертизы, которую Римме Геннадьевне выдали много лет назад еще в Перми. По этой справке пенсионерка и без того относится к людям со второй группой инвалидности, но краснокамские эксперты не берут ее в расчет. Нина рассказывает, что как-то раз к ним на вызов приходила молодая девушка-уролог, потому что Римме Геннадьевне стало больно ходить в туалет, и она сделала вывод о том, что пенсионерка достаточно сильная женщина, способная многое делать сама, и посоветовала Нине приучать маму к медицинским уткам или сажать ее на ведро или биотуалет. И добавила, что памперсы Римме Геннадьевне не положены.

В доме, где живут Кожевниковы, общая кухня и прачечная, где у Нины стоит пусть и своя, но сломанная стиральная машина — она перестала набирать воду для стирки. Женщина показала нам, как она сейчас стирает: периодически ей приходится спускаться со второго этажа, наполнять десятилитровую бутыль водой и самостоятельно вливать в машинку. И так в несколько подходов для одной стирки, а стирать белье и одежду приходится каждый день

Нина сама передвигает маму, когда нужно прибраться, сменить белье и пеленки или размять и потянуть мышцы пенсионерке. Женщина глуховата и с трудом разговаривает — она смогла ответить только на один-два вопроса корреспондента, всё остальное нам рассказала Нина. А Римма Геннадьевна поделилась тем, что у нее болит всё: и ампутированная нога, и целая, и всё тело в общем. Нина ходит в церковь и молится за себя и за маму. И много плачет.

— Мама раньше была такая хорошая, такая добрая, — вспоминает Нина. — Активная. Она общалась со всеми: с соседями, с продавцами в магазине. Со всеми здоровалась, и все отзывались о ней хорошо.

Бывший муж Нины передал для пенсионерки инвалидное кресло, но едва ли им смогут воспользоваться — у Нины надорвана спина и ей не всегда удается перевернуть или поднять маму с первого раза, к тому же лестница на первый этаж слишком крутая и на ней нет пандусов.

Кресло-каталка просто стоит в углу коридора
По такой лестнице и здоровым людям нужно ходить с осторожностью

Вместе с женщинами живет кошка Саша, которую Нина подобрала, когда работала на заводе. У кошечки астма, поэтому женщине нужно ухаживать и за ней тоже — дважды в день ставить специальные уколы.

Небольшим спасением для Нины и ее мамы стали публикации в социальных сетях, на которые откликнулись неравнодушные люди. Для Риммы Геннадьевны передали лекарства, пеленки и памперсы, а денежных пожертвований в день нашего визита уже набралось 27 000 рублей, так что Нина задумалась о покупке кровати с ортопедическим матрасом.

Кошка Саша ласковая, тянется к людям и слегка скрашивает жизнь Риммы Геннадьевны

В Министерстве здравоохранения 59.RU сообщили, что в Краснокамской городской больнице проведут служебную проверку, а пока ничего прокомментировать не могут. В Минсоце через неделю после запроса ответили, что готовят комментарий.

Если вы хотите помочь семье, свяжитесь, пожалуйста, с редакцией.
Звоните круглосуточно8 (342) 215-01-21
Мы в соцсетях

Ранее мы рассказывали о том, что мальчику из Перми собирают деньги на лекарство, без которого врачи не могут сделать ему операцию на сердце.

Чтобы первыми узнавать обо всём, что происходит в Перми и Пермском крае, подпишитесь на наш канал в Telegram.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY3
Печаль
SAD7
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
ТОП 5
Мнение
«Можешь купить пистолет, так, между делом». Россиянка дважды съездила пожить в Америку — плюсы и минусы
Зоя Неджефова
Мнение
«Чудовищно неблагодарная профессия!»: врач-терапевт откровенно рассказал об ужасах работы в поликлинике
Анонимное мнение
Мнение
«Она смеялась над собой. Легко». Личное — о том, какой была пермская журналистка и радиоведущая Нина Соловей
Ольга Якунчева
корреспондент раздела «Культура»
Мнение
Что будет, если год не есть сахар? Сибирячка рассказала, чем питается и как сильно похудел ее муж
Полина Бородкина
Корреспондент NGS24.RU
Мнение
«Им без разницы, откуда прыгать»: ветеринар — о выпадении кошек из окон и стоимости их лечения
Алена Ситникова
Ветеринарный фельдшер
Рекомендуем