Все новости
Все новости

«Могут отключить интернет и затащить страну в средневековье»: пермский политолог о захвате Афганистана талибами

После ухода из страны американских военных власть захватили религиозные фундаменталисты

ds

В аэропорту Кабула люди всеми способами пытаются прорваться на самолет

Поделиться

Боевики движения «Талибан» (организация запрещена в России. — Прим. ред.) захватили власть в Афганистане. Это произошло сразу после вывода из страны американских войск, которые были там на протяжении последних 20 лет. Талибы уже были у власти в Афганистане в 90-е годы. Тогда женщинам запретили выходить из дома без сопровождения родственника мужского пола, перекрыли их доступ к образованию, жителям нельзя было слушать нерелигиозную музыку и даже носить белую обувь. Начались массовые репрессии несогласных и публичные казни.

Политолог, доцент кафедры политических наук ПГНИУ, специалист по Ближнему Востоку Дмитрий Плотников рассказал, как он видит ситуацию, происходящую в Афганистане сейчас.

Стоит напомнить, что движение «Талибан» образовалось в 1994 году в Пакистане. Это радикальное исламистское движение, основанное на превратно понимаемых религиозных канонах. Тогда, в 90-х, за два года они взяли власть в Афганистане в свои руки и потеряли ее только после вторжения американцев в 2001 году, которое было вызвано терактами 11 сентября.

Изменилось ли движение «Талибан» за прошедшие 20 лет?


В 90-е годы после прихода к власти талибов в Афганистане происходила исламизация общества. Это было связано с запретами, с серьезными нарушениями прав женщин. Они не могли выходить из дома без сопровождения родственника мужского пола, вынуждены были носить паранджу и хиджаб. Жителям запрещали слушать музыку и запускать воздушных змеев. Запрещалась белая обувь, потому что у «Талибана» белый флаг и это считалось попранием их символов. Было в 90-е побивание палками и плетьми, физические увечья за нарушение норм.

Что может быть сейчас?


Сейчас талибы заявляют очень много миролюбивых вещей, но далеко не все им верят. Поскольку говорить одно, а делать другое — это известная история, которая была, например, в России с большевиками, устроившими репрессии после взятия Крыма, невзирая на обещания.

Скорее всего, поначалу они будут действовать аккуратно. А когда консолидируют власть, то могут отключить интернет и затащить страну опять в средневековье. В таком случае о том, что будет происходить в провинции, мировое сообщество может и не узнать. Но в Кабуле надо будет действовать аккуратнее. В целом светское начало для них враждебно. Это то, что противоречит правилам «Талибана», и это нужно выкорчевывать. Есть некий «правоверный путь», которому нужно следовать, а если кто-то отказывается, то это враг данного движения. Стоит уточнить, что я говорю именно о религиозных фундаменталистах «Талибана», а не об обычных мусульманах.

Насколько быстро и радикально это будет происходить — вопрос открытый. Сейчас руководству «Талибана» необходима легализация на международном поле. Им необходимо признание их законными представителями Афганистана, возможность привлечения иностранной валюты, торговли — в целом всего того, что необходимо для обеспечения нормального функционирования экономики. Возможно, ужесточение будет проходить поэтапно.

Пока они заявили, что женщины будут иметь возможность получать образование и работать. Эта мера нужна, чтобы отчасти консолидировать афганское общество.

У светской части афганского общества, которая была сконцентрирована в городах, будут проблемы с «Талибаном». Насколько большие — пока сказать сложно. Талибы сейчас не заинтересованы в том, чтобы устраивать там кровавые расправы. Но здесь возникает вопрос, могут ли они контролировать своих полевых командиров. Это сложно прогнозировать. Вероятно, эксцессов не избежать.

Сейчас людям придется считаться с новой реальностью — отращивать бороду, убирать светские платья, перестраивать свою жизнь под новые нормы. И вести себя в соответствии с правилами талибов, то есть по законам шариата. А если кто-то будет нарушать, то могут поплатиться в лучшем случае тюрьмой, а то и жизнью. Сейчас у населения выбор: принять новые правила или уезжать из страны. Последнее, впрочем, достаточно проблематично.

В 2001 году талибы взорвали две статуи Будды, которые имели огромную историческую ценность и насчитывали более тысячи лет. В свое время они разгромили довольно много исторического наследия. Но они всё-таки учатся, и сейчас им такой международный образ не нужен.

Многие ли в Афганистане поддерживают «Талибан»?


Поддержка в стране у талибов есть. Потому что прежнюю власть многие воспринимали как оккупационную, насажденную внешними силами. Когда-то там были британцы, потом Советы, а потом американцы. Бывший президент Ашраф Гани учился в США, работал за границей. Для многих афганцев он чужой. А талибы воспринимаются как свои. Как силы, которые отстаивает интересы народа.

Например, среди пуштунских крестьян талибы очень популярны. Раскол может быть по линии таджиков и узбеков, которые живут на севере страны, и талибов всегда воспринимали как чуждые силы.

«Талибан» взял ответственность за полтора десятка терактов. Чем же тогда талибы отличаются от ИГИЛ (организация запрещена в России. — Прим. ред.)?


«Талибан» — это пуштунское движение, и их название переводится как «студенты», а именно студенты религиозных заведений. Их взгляды в большей степени касаются Афганистана. У них нет задачи построения исламского государства для всего мусульманского населения. ИГИЛ в этом плане гораздо более интернациональный проект. Да и их философия и идеология сильно отличаются.

Почему с талибами вообще ведут какие-то переговоры?


С талибами договариваются все, поскольку это сила, с которой нельзя не считаться. За ними большие ресурсы и поддержка в Афганистане. Поэтому страны, которые заинтересованы в обеспечении безопасности в регионе, не могут их игнорировать. С талибами встречались и Россия, и США и даже Китай. Если вы имеете дело с силой, которую невозможно уничтожить, то с ней надо взаимодействовать и договариваться.

Встреча российского МИДа с талибами касалась обозначения каких-то «красных линий» в плане российских интересов в Центральной Азии — прежде всего в Таджикистане и Узбекистане. А также обеспечения безопасности российских граждан. Вероятно, борьбы с наркотрафиком и т. д.

Российская зона ответственности — это Центральная Азия. Например Таджикистан, где ситуация непростая. Там главная оппозиция правящей силы — Партия исламского возрождения Таджикистана, которая объявлена экстремистами с 2015 года. Идеи религиозного пути достаточно популярны в кишлаках Таджикистана. В Узбекистане тоже есть колоссальные проблемы — перенаселенность, низкий уровень жизни населения. Отсюда и недовольство нынешней властью. Религиозные экстремисты по большей части выдавлены из Узбекистана и Таджикистана. Часть из них находится в Афганистане. Напомню, что в Афганистане более 30% населения страны относят себя к этническим таджикам и чуть менее 10% к узбекам, при этом эти народы проживают преимущественно на севере страны.

Думаю, что вопросы с экспортом религиозного фундаментализма и беженцами были ключевыми в ходе переговоров, где также поднимались вопросы безопасности данного региона.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

Станьте автором колонки.

Почитайте рекомендации и напишите нам!

  • ЛАЙК2
  • СМЕХ2
  • УДИВЛЕНИЕ1
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter