На границе с Прикамьем хотят строить завод по уничтожению опасных отходов. Люди выходят на митинги

Грозит ли что-то экологии Прикамья? Репортаж из Камбарки и разговор с учеными

Поделиться

Это место в народе называют «объект». Раньше здесь уничтожали химическое оружие, а теперь хотят организовать переработку чрезвычайно опасных отходов

Фото: Сергей Федосеев

В удмуртском городке Камбарке хотят организовать переработку опасных и особо опасных отходов. К ним относятся батарейки, конденсаторы, некоторые типы ламп, ртутные термометры и многое другое, в том числе радиоактивные полоний и плутоний. Уничтожать такие отходы планируют на площадке, которая находится в шаговой доступности от жилых районов. Раньше там «хоронили» химоружие. Из-за этого, как предполагают местные, в их районе очень серьезная ситуация с онкологией.

Жители Камбарки выступают резко против нового завода. Люди считают, что выбросы предприятия могут отравить их организмы и окружающую среду. Камбаряки настолько взволнованы, что выходят на митинги. При этом Камбарка находится на границе с Пермским краем и Башкирией, до нашего региона здесь всего 30 километров. До Чайковского — 76 километров. По прямой — еще меньше.

Мы отправились в Камбарку, чтобы поговорить с местными жителями и властями, пообщались с экологами и руководством Росприроднадзора, а также изучили официальную информацию о создании комплекса.

Здесь уничтожали химоружие, а теперь опять «пытаются подсунуть заразу»

Камбарка — уютный городок, где живет около десяти тысяч человек. В центре города есть большой пруд, вокруг жилых районов — красивые хвойные леса. В одном из этих лесов находится место, которое в народе называют «объект». Он расположен неподалеку от города, в шаговой доступности от жилых микрорайонов и по соседству с памятником природы — урочищем Валяй.

Камбарка — уютный городок, в центре которого большой пруд

Камбарка — уютный городок, в центре которого большой пруд

По словам горожан, начиная с 40-х годов прошлого века здесь хранили опасное химическое оружие — иприт и люизит. Первый — жидкость с неприятным запахом, при контакте с которой возникают поражения кожи и органов дыхания, общее отравление организма, второй — ядовитый состав, поражающий сердечно-сосудистую и нервную системы, органы дыхания, желудочно-кишечный тракт.

До 90-х годов жители Камбарки не знали о том, что живут рядом со складом химического оружия.

— Информацию рассекретили, когда стало понятно, что емкости, где хранилось оружие, обветшали. Тогда нам все рассказали, подняли вопрос о необходимости уничтожить эти составы, — рассказывает местная жительница Надежда Кузьмина. — Чтобы это делали не на территории Камбарки, жители собрались на митинг у машзавода. Была огромная толпа, даже дорогу перекрыли. Предполагали, что уничтожение химоружия может быть опасным, и хотели, чтобы его увезли и утилизировали вдали от жилых районов. Но нам сказали, что в таких емкостях везти очень страшно. Главы всех близлежащих регионов, по территории которых можно было вывезти химоружие, запретили это делать. Боялись, что в дороге может произойти разлив.

В итоге перерабатывать химоружие начали в Камбарке. Для этого рядом с местом его хранения построили специальный комплекс. Официально камбарякам ни разу не сообщали о нештатных ситуациях при хранении и уничтожении иприта и люизита, но люди считают, что они были. В частности, об этом заявляют члены инициативной группы против организации переработки опасных и особо опасных отходов: депутаты Камбарского района Андрей Щекотуров и Юрий Поддубский, а также пенсионер Александр Новокрещенов.

По словам местной жительницы Надежды, химическое оружие сильно подпортило здоровье горожанам. Из-за иприта и люизита многие здесь болеют онкологией

По словам местной жительницы Надежды, химическое оружие сильно подпортило здоровье горожанам. Из-за иприта и люизита многие здесь болеют онкологией

— Женщины, которые в начале сороковых разгружали цистерны с люизитом, рассказывали, что черпали его оттуда ведрами. В ведрах несли в шурфы — скважины с земляными стенками, — рассказал Юрий Поддубский. — Конечно, люизит расплескивался, через почву уходил в окружающую среду. Когда работал завод по уничтожению химического оружия, я был начальником местного водоканала, мы брали пробы воды и выявляли случаи превышения предельно допустимых концентраций мышьяка в несколько раз. Значит на заводе были какие-то аварийные ситуации и мышьяк через подземные воды попадал в пруд, а это единственный источник питьевой воды для города. Мы информировали завод, и все, некоторое время опять были стабильные показания.

Активисты предполагают, что лаборанты, работающие на «объекте» по срочным трудовым договорам, видели превышения по вредным веществам, но не записывали их в отчеты, потому что боялись вызвать гнев руководства и потерять рабочие места.

Информацию о нарушениях на объекте по уничтожению химического оружия подтверждает его бывший сотрудник Сергей Семеновых. По его словам, работников заставляли сливать отходы от утилизации в болото. На вопрос о том, оставались ли в этих отходах вредные вещества, он отвечает: «Конечно, оставались. Пахло очень неприятно. В конечном итоге это все уходило в речку Буй и в Каму».

По словам местной жительницы Надежды Кузьминой, из-за химического оружия ухудшилось самочувствие многих камбаряков. Многие горожане болеют, в основном — онкологией.

— Это началось еще до утилизации химоружия, потому что пары от него все равно были, все этим дышали, специфический запах чувствовали. Мою семью это коснулось. Я сына похоронила — онкология, — вытирая слезы, говорит Надежда. — В каждой семье кого-то похоронили, и нам эту заразу пытаются вновь подсунуть.

Сергей Семеновых говорит, что работников объекта по уничтожению химоружия заставляли сливать отходы от утилизации в болото

Сергей Семеновых говорит, что работников объекта по уничтожению химоружия заставляли сливать отходы от утилизации в болото

Недавно от рака скончался и отец Сергея Семеновых. Правда, глава республики Александр Бречалов считает, что никаких проблем с онкологией в Камбарке нет. 27 июня в эфире радио «КП-Ижевск» губернатор заявил, что «разговоры про скачок онкологических заболеваний — вранье. В Камбарском районе <…> уровень онкозаболеваний ниже среднего по России, а по Удмуртии Камбарка даже в пятерку не входит».

Доклад «Основные показатели здоровья населения и эффективности использования ресурсов в системе здравоохранения Удмуртской Республики за 2017 г.», опубликованный на сайте регионального Минздрава, опровергает слова Бречалова. По данным доклада, в 2017 году в Камбарском районе заболеваемость онкологией составила 490,2 человека на 100 тысяч жителей. При этом в среднем по республике этот показатель 408,6, а по России — 420,8 (согласно докладу Московского научно-исследовательского онкологического института имени П. А. Герцена «Состояние онкологической помощи населению России в 2017 году»).

После особо опасных отходов природа не восстановится никогда

По данным сайта Химразоружение.рф, к 2009 году все запасы химического оружия, хранившиеся в Камбарке, уничтожили, но «объект» продолжил работать и после этого. Там начали ликвидировать последствия пребывания люизита и иприта — утилизировать емкости, обеззараживать почву. Работы продолжаются до сих пор.

Химическое оружие на «объекте» уничтожали до 2009 года, но он продолжает работать и по сей день

Химическое оружие на «объекте» уничтожали до 2009 года, но он продолжает работать и по сей день

Мы побывали рядом с «объектом». Чтобы добраться до него, нужно было свернуть с трассы, ведущей от Камбарки к границе с Прикамьем, и немного проехать по дороге, вымощенной бетонными плитами. Никакого указателя у поворота нет, ориентироваться приходилось по карте в телефоне. Кстати, поставить на «объект» метку и проложить к нему маршрут не получилось.

Вскоре после поворота стал виден жилой микрорайон. Он огорожен, а у входа находится проходная. Вероятно, здесь живут люди, работа которых связана с устранением последствий присутствия химоружия. Затем с обеих сторон дороги возникло тройное ограждение: два ряда забора с колючей проволокой и один обычный. У стоянки и КПП мы увидели стелу с надписью «1203-й объект по уничтожению химического оружия». Проникнуть на территорию объекта мы не пытались.

«Объект» находится неподалеку от города, но на его территорию попасть нельзя — мешают три ряда забора

«Объект» находится неподалеку от города, но на его территорию попасть нельзя — мешают три ряда забора

Жители города надеялись, что после того, как исчезнут следы пребывания химоружия, период истории Камбарки, связанный с опасными веществами, закончится. Но в конце мая 2019 года люди получили неприятный сюрприз. Знакомый из другого города прислал кому-то из камбаряков ссылку на постановление Правительства РФ № 540, которое 30 апреля подписал Дмитрий Медведев.

В документе говорится о том, что федеральные власти решили выделить больше пяти миллиардов бюджетных денег на проектирование и строительство комплекса по обработке, утилизации и обезвреживанию отходов I и II классов опасности в Камбарке, а также в Кировской, Курганской и Саратовской областях. Это отходы чрезвычайно высокой и высокой степени опасности. По планам Правительства России, в год каждое предприятие должно будет перерабатывать до 50 тысяч тонн отходов.

Люди были шокированы такой информацией. Они боятся, что к ним будут свозить опасный мусор со всей России.

— К первому и второму классам опасности относятся радиоактивные полоний и плутоний, бензопирен, фтороводород, соли свинца, таллий, диэтилртуть, теллур, озон, циановодород и другие вещества. Всего 440 наименований, — перечисляют активисты. — После воздействия отходов первого класса опасности экологическая система нарушается в большей степени, при этом период восстановления отсутствует. Во втором классе опасности вещества с высокой степенью вредного воздействия на природу, которые приводят к серьезному нарушению экологического баланса в окружающей среде. Последствия влияния веществ второго класса настолько велики, что природе потребуется не менее 30 лет для восстановления.

Жители Камбарки были шокированы новостью о том, что рядом с их городом организуют переработку особо опасных веществ

Жители Камбарки были шокированы новостью о том, что рядом с их городом организуют переработку особо опасных веществ

Организовать переработку опасных отходов в Камбарке должно федеральное государственное «Предприятие по обращению с радиоактивными отходами "РосРАО"». Правительство Удмуртии на своем официальном сайте приводит слова заместителя генерального директора ФГУП Максима Королькова, который утверждает, что радиоактивные отходы в Камбарку привозить не будут.

«Говоря об отходах, которые предполагается здесь обрабатывать, представитель "РосРАО" отметил, что к ним относится всё, что нас окружает. Это отработанные аккумуляторы, источники тока, ртутные лампы, трансформаторы и прочее. Сегодня всё это свозится на полигоны твёрдых бытовых отходов, в овраги и прочие не предусмотренные для обезвреживания места, что создаёт серьёзную экологическую угрозу», — сказано на сайте правительства.

Несмотря на это, камбаряки не верят, что власти действительно не планируют привозить к ним радиоактивные отходы. Жители называют будущий комплекс «заводом смерти» и боятся, что их город превратится во второй Чернобыль.

— Никакого официального документа с перечнем отходов, которые хотят перерабатывать у нас, нет. Обещания не возить к нам радиоактивные отходы — это просто слова, а слова к делу не пришьешь. Если будет нужно, о них просто забудут, — считает Юрий Поддубский.

Официального документа с перечнем отходов, которые хотят перерабатывать в Камбарке, нет. Поэтому местный депутат и активист Юрий Поддубский не исключает, что в город могут привезти радиоактивные вещества&nbsp;

Официального документа с перечнем отходов, которые хотят перерабатывать в Камбарке, нет. Поэтому местный депутат и активист Юрий Поддубский не исключает, что в город могут привезти радиоактивные вещества 

Активисты предполагают, что, если бы намерений перерабатывать в Камбарке радиоактивные отходы действительно не было, проект не поручили бы «РосРАО», которое специализируется именно на этом.

— Если хотят, чтобы мы поверили, пусть на республиканском уровне запретят ввоз на территорию Удмуртии радиоактивных отходов, — предлагают активисты. — Но этого ведь не происходит. Один депутат на заседании Госсовета предложила рассмотреть этот вопрос, но ее никто не поддержал. Мы можем принять такое решение и на уровне района, но для этого нам нужно, чтобы за включение вопроса в повестку дня высказались не менее 10 депутатов. Мы набрали десять подписей, но с одной женщиной побеседовали [заинтересованные люди], и она отозвала свою подпись. Потом нашли другого человека, но он тоже отозвал подпись. У нас строго следят, чтобы эта тема не попала в повестку.

Но, даже получив гарантию отсутствия радиоактивных отходов, камбаряки все равно не будут поддерживать перепрофилирование их «объекта» в предприятие по переработке опасных веществ. Люди считают, что перерабатывать опасные вещества поблизости с городом — большая ошибка, ведь в случае аварии могут пострадать его жители.

Жители Камбарки любят свой город и считают, что создавать здесь опасное предприятие — большая ошибка

Жители Камбарки любят свой город и считают, что создавать здесь опасное предприятие — большая ошибка

Также горожане боятся, что в случае выброса вредные соединения попадут в местную реку Камбарку, а затем в Каму, Волгу и Каспийское море и в результате отравят огромную территорию. Наши собеседники уверены, что такие предприятия нужно создавать вдали от населенных пунктов, а работы организовывать вахтовым методом.

— Но это же невыгодно. Надо возить людей, создавать инфраструктуру, проводить электричество. Проще прийти сюда и на халяву все сделать, — негодуют активисты. — Получается, что экономию поставили выше здоровья людей. Что мы, люди второго сорта, что ли? Конечно, утилизировать отходы очень важно, мы это понимаем. Но не таким же варварским способом.

Против комплекса собрали четыре тысячи подписей, но статистику занизили

Часть жителей Камбарки относятся к переработке особо опасных отходов как к неизбежному злу. Другие верят, что смогут остановить процесс создания комплекса. 22 июня они провели в городе митинг. На нем подписи против потенциально опасного предприятия поставили около двух тысяч человек. В последующие дни под документом подписалось еще столько же. Это жители Камбарки и близлежащих поселков, а также люди из соседних регионов — Башкирии и Пермского края, в частности из Чайковского. 15 700 человек подписали петицию в интернете.

Но, по официальной статистике, митинговали всего несколько сотен человек. «Изначально организаторы заявляли о тысяче участников. Однако, судя по имеющимся фотографиям, эта цифра существенно преувеличена», — пишет газета «Удмуртская правда», учрежденная республиканским парламентом.

— Фотографии сделали еще до начала митинга, когда люди только собирались, — объяснили активисты. — Количество митингующих специально занижают, пытаются создать впечатление, что недовольны всего несколько человек.

Чтобы предотвратить создание комплекса, жители Камбарки вышли на митинг

Чтобы предотвратить создание комплекса, жители Камбарки вышли на митинг

5 июля митинг против организации переработки опасных и особо опасных отходов пройдет в Ижевске. Организовать протесты также планируют в Нефтекамске и Сарапуле. Сообщений о митинге в Чайковском пока не было, но жители города и окрестных поселков уже выражают обеспокоенность возможными изменениями.

— Собираемся приехать на митинг в Ижевск. Нам и нашим детям небезразлично то, что происходит в Камбарке, — рассказал 59.RU житель Чайковского Михаил. — Камбарка находится всего 40 километрах от Чайковского, и комплекс по переработке опасных и особо опасных отходов может быть экологически небезопасен и для нас.

Марина, живущая в деревне Жигалки — ближайшем к Камбарке населенном пункте Пермского края, согласна с Михаилом. Женщина заявила, что не хотела бы создания такого комплекса.

Власти ничего не знают

Увидев протестные настроения жителей, в Камбарку приехала делегация из представителей республиканского правительства, общественной палаты и «РосРАО».

— Ничего конкретного нам не сказали, они сами ничего не знают ни про то, какие будут вещества, ни про технологию, на вопросы ответить не смогли. Просто приехали узнать настроение населения, — считают активисты. — Говорили, что благодаря переработке появится 200 новых рабочих мест. Рабочие места городу нужны, но можно ведь какое-то другое безопасное предприятие сделать. Лучше бы помогли восстановить наш машиностроительный завод, завод по производству газового оборудования. Эти 200 мест не решат проблему. Сейчас на «объекте» работают 500 человек. Получается, всех уволят, а обратно возьмут только двести? Так себе математика получается. Да и этого не будет. На таких предприятиях нужны опытные, квалифицированные химики. Они у нас тут по улицам не ходят, надо будет приглашать из других городов. В результате камбарякам достанется минимум рабочих мест.

В Камбарке есть машиностроительный завод. Местные жители считают, что лучше восстановить его, чем организовывать переработку опасных отходов

В Камбарке есть машиностроительный завод. Местные жители считают, что лучше восстановить его, чем организовывать переработку опасных отходов

В надежде узнать о том, какие отходы и по какой технологии будут перерабатывать в Камбарке, мы отправились к главам города и района — благо, обе администрации находятся в одном здании. Главы района на месте не оказалось. Его заместитель встретила нас доброжелательно, но сообщила, что не уполномочена давать комментарии. Глава города Николай Шулепов был в своем кабинете и согласился пообщаться. Он не смог предоставить техническую информацию, но сообщил, что с уважением относится к точке зрения горожан.

— Депутаты городского совета в ближайшее время будут выходить с какой-то инициативой по городу, чтобы проводить либо референдум, либо какие-то соцопросы, либо еще что-то, — заявил Шулепов. — Это мы будем делать. Если люди проголосуют, мы обязаны будем мнение народа учитывать. Это однозначно. Я считаю, что надо узнать мнение каждого.

Другие сотрудники администрации на условиях анонимности сообщили, что понимают опасения жителей, но не могут открыто высказываться против организации переработки опасных отходов — «вы же понимаете, что может быть административное давление».

Глава Камбарки Николай Шулепов считает, что в городе нужно провести референдум или соцопрос, чтобы узнать мнение всех жителей

Глава Камбарки Николай Шулепов считает, что в городе нужно провести референдум или соцопрос, чтобы узнать мнение всех жителей

Такие комбинаты «всегда не стопроцентно безопасны для экологии»

Объяснить, оправданы ли страхи жителей Камбарки и близлежащих территорий, мы попросили экологов. Кандидат наук, заведующий лабораторией экологии и охраны природы ПГНИУ Дмитрий Андреев сообщил, что по законодательству разместить объект по переработке опасных отходов рядом с населенным пунктом без согласования с его жителями и экологической экспертизы не могут.

— Пока непонятно, какие вещества и по какой технологии будут утилизировать, оценить возможные последствия для окружающей среды и людей сложно, — прокомментировал Андреев. — Поэтому жителям Камбарки стоит добиваться, чтобы общественное обсуждение провели после того, как будет готов проект, а не до этого. Имея нужную информацию, они смогут принять взвешенное решение. В целом организовать безопасную переработку опасных и особо опасных отходов возможно. Такие примеры есть в Европе. Как правило, отходы сжигают, а оставшуюся от них золу, прошедшую несколько стадий обезвреживания, перевозят на полигоны. Если использовать современные, а не устаревшие технологии, негативного влияния не будет.

По словам Андреева, расстояние от жилых районов, на котором можно располагать комплекс по переработке отходов, в каждом случае определяют индивидуально, изучив особенности местности и веществ, которые хотят уничтожать.

— Размещение подобных комбинатов всегда не стопроцентно безопасно для экологии. Но есть ли реальный повод для беспокойства, будет понятно только после того, как появится информация о том, какие именно отходы и по какой технологии планируют перерабатывать, — согласился с коллегой профессор кафедры безопасности жизнедеятельности ПГНИУ Олег Долгих. — Я думаю, при использовании современных технологий можно реализовать проект так, чтобы работа предприятия не наносила вред здоровью горожан. Например, работа расположенного в центре Ганновера завода по производству шин совершенно не сказывается на людях, они не ощущают никаких негативных эффектов.

Совсем рядом с «объектом» находится жилой район. Экологи не знают, безопасно ли будет жить в нем после организации переработки

Совсем рядом с «объектом» находится жилой район. Экологи не знают, безопасно ли будет жить в нем после организации переработки

На вопрос, окажутся ли в опасности жители Камбарки и граничащих с Удмуртией территорий Пермского края в случае аварии, Олег Долгих однозначно ответить не смог.

— Если перерабатывать будут радиоактивные отходы или летучие химические соединения, которые могут распространяться по розе ветров, такую опасность исключить нельзя, — считает ученый. — Точную оценку можно будет дать, когда появится более подробная информация о проекте.

С Пермским краем перепрофилирование согласовывать не обязаны

Чтобы понять, может ли Пермский край помочь жителям Камбарки не допустить создания комплекса по переработке опасных и особо опасных отходов, который потенциально может принести вред и жителям Прикамья, мы обратились в мэрию Чайковского, краевое Министерство природных ресурсов и Росприроднадзор.

В администрации Чайковского 59.RU сообщили, что по-человечески понимают беспокойство людей, но официально прокомментировать ситуацию не могут — Камбарка находится на территории другого региона, а значит, не входит в их зону ответственности.

В Минприроды края заявили, что согласовывать перепрофилирование с их ведомством не обязаны.

Марина живет в деревне Жигалки — ближайшем к границе с Удмуртией населенном пункте Пермского края. Она против того, чтобы в Камбарке перерабатывали опасные отходы

Марина живет в деревне Жигалки — ближайшем к границе с Удмуртией населенном пункте Пермского края. Она против того, чтобы в Камбарке перерабатывали опасные отходы

— Проект комплекса должен будет пройти государственную экспертизу. Скорее всего, его отправят на согласование в центральный аппарат Росприроднадзора в Москву, — объяснил 59.RU руководитель управления Росприроднадзора по Пермскому краю Андрей Азанов. — Если грамотно организовать переработку, она будет безопасной для окружающей среды и экологии. Также проект должен пройти общественное обсуждение. Если жители Камбарки не хотят, чтобы предприятие по переработке отходов появилось на их территории, им следует заявить об этом на  обсуждении. Если люди будут резко против, переработку запустить не должны.

Также 59.RU стало известно, что управления Росприроднадзора по Пермскому краю, Удмуртской Республике и Кировской области реорганизуют в Западно-Уральское межрегиональное управление Росприроднадзора. Его главный офис будет находиться в Перми. Это значит, что в зону ответственности пермского ведомства попадет в том числе и Камбарка.

Видео: Сергей Федосеев

Нужна любая помощь — даже репосты

Жители Камбарки надеются, что пермяки — будь то сотрудники Роспотребнадзора или простые люди — объединятся с ними, чтобы помочь друг другу отстоять право жить в благоприятной среде, где рядом с домом не находится предприятие по уничтожению опасных отходов. Помощь может быть самой разной: участие в митингах, репосты информации в соцсетях, подписи под петицией. Поддержки камбаряки ждут и от соседствующей с ними Башкирии.

— Я здесь родился, я хочу здесь жить, хочу, чтобы мои дети здесь жили, — говорит житель Камбарки, бывший работник объекта по утилизации химических отходов Сергей Семеновых. — Очень мало людей, которые хотят бороться. Мне это очень обидно. Рабская психология у людей. Сказал коллегам, что пойду встречусь с журналистами, а они — да все уже за нас решили давно. Но меня это не устраивает. Если все-таки организуют переработку отходов, я не знаю, что делать. Есть даже отчаяние какое-то. Не хотелось бы отсюда уезжать, но мне кажется, что я уеду. Хотя я до последнего буду стараться, чтобы этого не произошло.

Сергей Семеновых надеется, что ему и другим горожанам удастся остановить перепрофилирование «объекта»

Сергей Семеновых надеется, что ему и другим горожанам удастся остановить перепрофилирование «объекта»

Такого же мнения и местные активисты.

— Не надо нам никаких обещаний, никаких рабочих мест — дайте нам нормально жить.

Здоровье ни за какие деньги не купишь, — уверены они.

Если вы что-то знаете об опасных для экологии ситуациях на территории Пермского края или на границе с ним, пишите нам на электронную почту 59@rugion.ru.

Поделиться

Увидели опечатку?
Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
кис
5 июл 2019 в 15:27

глупый народ, заводы закрывают - плохо, заводы открывают - плохо.

Иван
5 июл 2019 в 16:47

Народный бред в самом разгаре. Все против, а где российский мусор будем перерабатывать? В Китай пошлем? А что жители Вены у которых завод в городе вымирают от онкологии? Строить такие предприятия обязательно нужно, это 21 век и по современным технологиям, а вот проверять их деятельность точно надо и замеры контролировать. Понимаю что народ беспокоится от закрытости инфо, недоступности к предприятию. Открытость нужна, согласна. А вот на счёт онкологии в Комбарке поспорила бы, сравните с Березниками.

Катя
5 июл 2019 в 15:33

Вот так живешь себе, стараешься вести здоровый образ жизни, бережешь здоровье, а тут в один момент правительство позаботится о тебе и твоих близких.