Экономика подробности «Пермский край как зайчик вел нормальную бюджетную политику. И что?» Профессор МГУ Наталья Зубаревич выступила в Перми с лекцией

«Пермский край как зайчик вел нормальную бюджетную политику. И что?» Профессор МГУ Наталья Зубаревич выступила в Перми с лекцией

Ученая поделилась данными о демографии, инвестициях и доходах в стране и Прикамье

Лекция Натальи Зубаревич прошла в пермском политехе

В марте в Пермь приехала известный эксперт в экономической географии, профессор МГУ Наталья Зубаревич, интервью с которой набирают миллионы просмотров. Она рассказала собравшимся на лекции в пермском политехе, как Россия и Пермский край пережили прошлый год, прошедший на фоне специальной военной операции, и дала осторожный прогноз на 2023-й.

«Чудовищные минуса» в демографии

Свой разговор о положении дел в стране Наталья Зубаревич начала с темы демографии. По словам эксперта, понимать, что происходит в этой сфере, очень важно, поскольку ситуация с населением во многом определяет состояние дел в других отраслях.

— В 2013–2015 годах у нас было буквально три года естественного прироста после двадцати с лишним лет естественной убыли. Уже в 2016 году — [показатель естественного прироста составил] практически ноль. А вот [после] пошли уже минуса, которые сделались чудовищными. В 2021 году у нас естественная убыль — один миллион 40 тысяч человек. [На такое количество человек] умерло больше, чем родилось. Вон он, ковид. <...> В 2022 году [было] чуток полегче — 600 тысяч естественная убыль. Это говорит о том, что самые жесткие последствия ковида уже потихоньку проходят.

Профессор говорит, что в период пандемии в Россию стало приезжать меньше мигрантов (в 2022-м приехало три миллиона человек вместо обычных 4–4,5 миллиона): тогда в стране зафиксировали миграционный отток.

— Мы с вами в 2022 году жили в ситуации, которой отродясь не было — у нас был миграционный отток по статистике. Ситуация выправилась только к концу года — [тогда появился] маленький миграционный прирост, — поделилась экономико-географ.

Тем не менее к статистике по миграции за 2022 год эксперт относится с недоверием, поскольку в последнее время произошли изменения в методике подсчета.

— У нас гигантское сокращение численности молодого трудоспособного населения. Вот смотрите, кому 30–35 и кому 20–25 (Наталья Васильевна показывает слайд, где поколение 20–25-летних выглядит крайне небольшим по сравнению с более старшими. — Прим. авт.). Такая ситуация будет продолжаться до конца 2020-х годов, и мы с этим ничего сделать не можем. Просто ничего. Если молодых мало, то и рожать будут меньше.

А вот доля старшего поколения, которое сейчас готовится к выходу на пенсию, в презентации (по словам ученой, она основана на данных Росстата и, отчасти, Федерального казначейства) Зубаревич выглядит очень большой.

— Смотрите, кто выходит на пенсию — очень многочисленное старшее поколение. Значит умирать будут больше. Поэтому естественная убыль населения в России запрограммирована в больших масштабах до конца 2020-х годов, — считает профессор. — Вот только когда начнет рожать поколение, родившееся в 2013–2015 года, ситуация может измениться. Но им сейчас, извините, еще и 10 лет нет, а средний возраст рождения ребенка у нас — 24,5 года. Ждем-с.

В отдаленных от Москвы регионах России, за исключением нефтегазодобывающих, ситуация с миграционным оттоком и естественной убылью наиболее плачевна. Отрицательную динамику показал и Приволжский федеральный округ. Исключением из этого правила стал только Татарстан.

— Но могу вас порадовать — у вас очень умеренно всё, — комментирует Зубаревич ситуацию в Прикамье. — Ужас, конечно, но не ужас-ужас-ужас. Это надо четко понимать.

По наблюдениям эксперта, в период коронавируса Москва и Санкт-Петербург перестали показывать большой миграционный прирост, люди в большей степени ехали в Московскую и Ленинградскую области, где жилье дешевле. Пока эта тенденция сохраняется.

Притягивать население продолжают регионы юга — Краснодарский край, Адыгея, Крым, а также Калининградская область. «Близость к Европе, мягкий климат, — описывает преимущества российской Балтики Наталья Зубаревич. — Сейчас логистика с Европой затруднена, но люди продолжают ехать».

Безработица

Этот кризис Наталья Зубаревич назвала нетипичным, потому что он не сопровождался ростом безработицы. Напротив, этот параметр находился на рекордно низком уровне.

По мнению эксперта, это отчасти может быть связано с изменением методологии подсчета. Но объективные причины тоже есть — на смену большому поколению, уходящему на пенсию, приходит малочисленное, часть рабочих мест освободилась из-за мобилизации и отъезда части россиян за рубеж после начала СВО и объявления мобилизации.

По оценке, которую привела Наталья Зубаревич, в первую, весеннюю волну из России эмигрировали порядка 150 тысяч человек, а во вторую — около 300 тысяч. Для российской экономики, по мнению эксперта, это скорее минус, ведь значительная часть уехавших были платежеспособными представителями среднего класса и активно потребляли товары и услуги.

Также эксперт заметила явление перетока кадров в оборонную сферу, поскольку там возник повышенный спрос на сотрудников, а также есть возможность получить бронь от мобилизации.

Еще один тренд в сфере труда — увеличение числа самозанятых, часть из которых ранее формально не была трудоустроена.

«Пытались отодвинуть бетонную плиту»

По словам Натальи Зубаревич, после кризиса, вызванного пандемией коронавируса, российская экономика быстро восстановилась — возник эффект «упал-отжался».

— В нынешний кризис мягче снижение промпроизводства. Уже в 4 квартале пошло восстановление доходов населения и с ними [по статистике] все хорошо. Что это за кризис такой, когда доходы не падают? — рассуждает экономико-географ.

Эксперт считает, что падение во время этого кризиса было не таким резким, но и последующего существенного роста показателей нет. В целом кризис 2022-го проходит совсем не так, как предыдущий.

— Первая причина [отсутствия схожести двух кризисов] — резкое сокращение импорта из-за ухода многих поставщиков зарубежных товаров из России. Вторая — очень быстрый, гигантский рост доходов [государства] от экспорта, потому что цены на нефть и газ были выгодными. Ну и невероятно большой профицит бюджета — 228 миллиардов долларов. Такого в России не было никогда.

По словам Натальи Зубаревич, все это, а также ограничения на операции с иностранными валютами, которые устанавливали в 2022-м, привело к укреплению рубля.

Еще одной причиной отличий кризисов ученая называет «невероятную активность бизнеса по преодолению того, что случилось» (санкции, уход зарубежных компаний, нарушение логистических цепочек и так далее).

— Эту бетонную плиту они пытались от себя отодвинуть как могли. Очень активно работали в поисках новых рынков сбыта, новых возможностей закупок оборудования, комплектующих, — перечисляет Зубаревич.

Львиная доля инвестиций — в Москву и Тюмень с округами

Во многом благодаря активности бизнеса, говорит Зубаревич, в России не сократились инвестиции — в среднем по России их объем вырос на 5%. Также большое влияние на это оказали государственные вливания и меры поддержки бизнеса.

— В период кризиса инвестиции всё больше концентрируются там, где они легко отбиваются, то есть в Москве, — рассказывает сотрудница МГУ. — С Москвой может сравниться только Тюменская область с автономными округами <...>. 38% инвестиций в стране делают в Москву, область и главный нефтедобывающий регион. Вам понятны перспективы дальнейшего развития? Ведь инвестиции определяют будущее, мы все это прекрасно понимаем.

В Пермском крае отмечался незначительный рост инвестиций — около 7%.

По словам Натальи Зубаревич, больше всего инвестиций пришлось на Москву и Тюменскую область с округами

Какие регионы пострадали от кризиса 2023 года сильнее всего?

— Когда всё это началось, у меня была абсолютная уверенность, что сильнее всего пострадают регионы, крепче всего связанные с глобальной экономикой — либо экспортеры, либо крупнейшие города с сервисной экономикой, где много иностранных компаний и оборудования, — делится профессор. — <...> Среди середняков же, говорила я, будут точечно выпадать те города и регионы, где есть куски машиностроения с большой импортной составляющей.

По словам Натальи Зубаревич, ее прогноз оказался верен лишь отчасти. Примерно половина регионов показала рост промышленности, примерно половина — спад. При этом в числе быстро растущих часто оказывались те, где промышленность не развита, поэтому рост промышленности нельзя назвать общим трендом.

Как рассказала Наталья Зубаревич, в целом по стране спад промышленного производства составил 1%, а в Пермском крае объемы производства упали на 2%.

— Обрабатывающая промышленность в Пермском крае упала процентов на семь, — рассказывает Наталья Васильевна. — У меня есть важная гипотеза, что основной вклад в обрабатывающую промышленность Пермского края вносит ПНОС, и вторая составляющая — это Соликамск и Березники [с работающим там «Уралкалием»]. Я точно знаю, что по калию были бешеные проблемы с экспортом. Они были связаны с санкциями, наложенными на белорусский калий, а поскольку Беларусь пытается вывозить [продукцию] через российские порты, я думаю, рикошетом задело и наших калийщиков.

Значительно пострадали российские регионы, где развита автопромышленность, а выросли те, где работает «фырчащая в три смены оборонная промышленность».

Наибольший объем промпроизводства в России имеет Москва. По словам Натальи Зубаревич, это связано с тем, что в число промышленных предприятий входят организации, поставляющие воду, теплоэнергию и другие коммунальные услуги, спрос на которые в Москве наиболее велик. Также в Москве зарегистрированы подразделения многих компаний, в том числе нефтедобывающих.

Также большой объем промпроизводства сконцентрирован в Ханты-Мансийском автономном округе, Московской области, Татарстане, Ямало-Ненецком автономном округе и Санкт-Петербурге. На Пермский край приходится порядка 2% от промышленного производства России — по этому показателю регион на 13-м месте в стране.

Розничная торговля в России сократилась на 10%, при этом с продовольственным сектором ничего не произошло. Наиболее значительные потери были в больших городах, откуда ушли некоторые международные торговые сети. Также падение произошло в объемах продаж автомобилей, а автосалоны преимущественно сконцентрированы в крупных региональных центрах.

Четверть — бедные

По мнению профессора, доходы россиян с учетом инфляции сейчас находятся примерно на уровне 2012 года, при этом в 2021 году доходы «скромненько росли», в 2022 году «умеренно падали». Наиболее сильно доходы сократились в регионах с развитым автопромом.

По данным статистики, бедные или находящиеся чуть выше черты бедности около четверти населения. В Пермском крае людей этой категории 28%.

По словам Натальи Зубаревич, правительство предпринимает активные меры, чтобы помочь населению с низкими доходами — выплачивает пособия, повышает МРОТ и пенсии. Сейчас, по информации профессора, пособия выплачивают примерно 10 миллионов детей из 25–26 миллионов, проживающих в России.

Что еще интересного сказали о Пермском крае?

Наталья Зубаревич рассказала, что в 2022 году в Пермском крае в 1,5 раза вырос объем жилья, введенного в эксплуатацию. С чем это связано, она пояснить не смогла.

По наблюдениям Зубаревич, Пермский крае на 39% нарастил инвестиции в сферу ЖКХ. В зале предположили, что это связано с подготовкой к 300-летию Перми.

Ученая сообщила, что российские регионы в среднем перечисляют в федеральный бюджет 58% своих доходов. Пермский край отчисляет больше — 73%. Но это не рекордный показатель. Например, Ханты-Мансийский округ расстается с 92% собранных налогов.

По словам Натальи Зубаревич, Пермский край ведет «аккуратную и сбалансированную бюджетную политику» и не увеличивает уровень долговой нагрузки. Если регион и берет кредиты, то только дешевые государственные. Кредитов в коммерческих банках у Прикамья практически нет. Правда, иногда это оказывается не преимуществом.

— Пермский край как зайчик вел нормальную бюджетную политику. И что? Тем, кто всего этого не делал, лихо заменили все коммерческие кредиты на бюджетные, а ты, дурак, как сидел со своей сбалансированной бюджетной политикой, так и сиди, дорогой, — иронизирует Наталья Васильевна.

Что будет дальше?

Прогнозы на оставшуюся часть 2023 года Наталья Зубаревич дает осторожно. «Будем посмотреть», — говорит она.

— Много чего интересного происходит. Поэтому ответа я вам не дам, но у меня есть экспертное ощущения, что по условиям 2023 год будет хуже. Насколько — я сказать не могу, — поделилась экономико-географ.

По прогнозу Натальи Зубаревич, расходы на социальную защиту населения будут расти, что связано с демографической ситуацией. Также будет увеличиваться доля людей, зависимых от государства.

Чтобы первыми узнавать обо всём, что происходит в Перми и Пермском крае, подпишитесь на наш канал в Telegram.
ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
65
Читать все комментарии
ТОП 5
Мнение
Супер-Маша и Кристина: в прокат вышел фильм «Не одна дома» с Миланой Хаметовой — почему его стоит посмотреть родителям
Алёна Золотухина
Журналист НГС
Мнение
«Lada — автомобиль, а "китаец" — автомобилесодержащий продукт». Крик души таксиста о машинах из Поднебесной
Анонимное мнение
Мнение
Как бить жену правильно и почему все зря набросились на имама из Казани, который этому учит
Галеева Венера
Мнение
«Чтобы пройти к воде, надо маневрировать между загорающими»: турист рассказал об отдыхе в Адлере с семьей
Александр Зубарев
Тюменец
Мнение
Йога под звуки МИГов: как проходят бесплатные спортивные занятия на пермской набережной — личный опыт
Тома Минадзе
корреспондент
Рекомендуем
Объявления