4 июля суббота
СЕЙЧАС +15°С
Фото пользователя

Мария Плотникова

корреспондент раздела «Образование»
Фото пользователя

Мария Плотникова

корреспондент раздела «Образование»

Почему даже такой срок — плохо. Авторская колонка о приговоре охраннице школы, где произошла резня

Корреспондент 59.RU посетил большинство заседаний по делу Яны Галкиной

Поделиться

Яна Галкина получила год ограничения свободы

Яна Галкина получила год ограничения свободы

Вчера, 1 октября, в Перми осудили охранницу пермской школы, в которой двое подростков устроили резню и ранили детей и учителя. Женщину признали виновной в причинении тяжкого вреда здоровью по неосторожности и назначили ей наказание в виде одного года ограничения свободы. Услышав приговор, я была рада — ведь судья наказал Яну Галкину существенно менее строго, чем предлагала прокурор (она запрашивала три года лишения свободы условно). Но, подумав и прокрутив в голове все заседания по этому делу, я поняла, что не могу внутренне согласиться даже с таким сравнительно мягким приговором. Почему — расскажу в этой колонке.

Я журналист и не имею никакого отношения к юриспруденции, поэтому все сказанное дальше — это личное мнение, а не экспертное заключение или попытка поставить под сомнение квалификацию судьи и законность вынесенного им решения.

Начну с формальностей. Изначально дело в отношении Яны Галкиной было возбуждено по статье «Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности, которое повлекло по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью». Но перед вынесением приговора судья сообщил, что переквалифицировал дело на статью «Причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности, совершенное вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей». С точки зрения обывателя, это выглядит странным. Кажется, что «причинение тяжкого вреда здоровью» должно подразумевать под собой действие, физическое нанесение этого вреда. В случае Яны Галкиной этого не было — никаких ранений детям и учителю она не наносила.

Вторая странность заключается в том, что в качестве доказательств вины Галкиной зачитали медицинские заключения, в которых сказано о том, насколько серьезные раны получили пострадавшие, как сильно оказались обезображены их лица. Хотя это скорее доказательство вины тех, кто нанес эти раны, а не охранницы.

Суд поставил степень вины Галкиной в зависимость от тяжести травм детей и учителя, и это еще один очень сомнительный момент. Объясню почему. Предположим, что подростки травмировали бы детей чуть-чуть — тогда охранницу судили бы за причинение легкого вреда здоровью по неосторожности. Если бы кого-то, не дай бог, убили — за убийство по неосторожности. За одни и те же оплошности (не установила, что один из подростков не учится в школе, не препятствовала  его входу, не вызвала дежурного администратора и так далее) охранница могла получить очень разное наказание. Справедливо ли это — большой вопрос.

И он, к сожалению, не единственный. Еще больше меня озадачивает то, почему на скамье подсудимых рядом с Галкиной не оказались представители школы, органов власти и охранного агентства, в котором работала женщина.

В чем, на мой взгляд, вина охранного агентства? В том, что назначило такую зарплату охранникам, на которую согласны только слабые женщины и пенсионеры. Размер оклада называли на суде — он катастрофически мал. Также о том, что на пенсии принято идти работать охранником, говорил напарник Галкиной.

В чем виновата власть? В том, что позволяет охранным предприятиям платить такие деньги своим сотрудникам. В том, что в принципе, чтобы выиграть конкурс и получить контракт со школой, охранное предприятие должно максимально снизить стоимость этих услуг. А еще в том, что по закону работать охранником можно человеку, который окончил всего лишь двухнедельные курсы и не владеет никакими единоборствами (это как раз случай Галкиной).

В чем виновата школа? В том, что, как свидетельствует часть ее сотрудников, разрешила охранникам нарушать положение о пропускном режиме и не вызывать дежурного администратора к опоздавшим ученикам и ученикам без карт. В том, что заказала охранные услуги, которые не предполагают использования металлодетекторов и других устройств, которые помогли бы охраннице понять, что в рюкзаках подростков есть ножи.

Как стало известно на суде, Галкина не имела не только металлодетектора, но и средств, которые помогли бы ей остановить нападавших (даже дубинки не было!). Да, подростков нельзя трогать — об этом мы недавно говорили с юристом после потасовки детей и охранников «Семьи». В компетенции охраны только задержать и вызвать полицию. Но если бы на их месте был взрослый? У Галкиной на посту не было даже телефона, чтобы оперативно связаться с дежурным администратором. Она не должна была осматривать рюкзаки детей. Часть камер в школе не работала, система входа по картам была не отлажена — у части детей в систему не были загружены фото, а значит, охраннице было трудно проверить, владелец ли карты заходит в здание. Чем в такой ситуации охранница отличалась от вахтера? Лично мне это непонятно.

Поэтому сама идея судить только охранницу и обходить вниманием других ответственных за безопасность в школе не находит у меня понимания. А у вас?

Согласны с автором?

    Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

    Автором колонки может стать любой. У вас есть свое мнение и вы готовы им поделиться? Почитайте рекомендации и напишите нам!

    оцените материал

    • ЛАЙК0
    • СМЕХ0
    • УДИВЛЕНИЕ0
    • ГНЕВ0
    • ПЕЧАЛЬ0

    Поделиться

    Поделиться

    Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

    Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!