Город проблема Мари Давтян: «Из 10 женщин, которые заявляли о домашнем насилии в полицию, четыре добиваются возбуждения дела»

Мари Давтян: «Из 10 женщин, которые заявляли о домашнем насилии в полицию, четыре добиваются возбуждения дела»

Известный российский адвокат прокомментировала историю пермячки, которую похитил бывший сожитель

Мари Давтян — известный российский адвокат, руководительница Центра защиты пострадавших от домашнего насилия

В конце февраля в Перми сожитель похитил бывшую и увез ее в другой город. Ранее мужчина преследовал ее, угрожал убийством, избивал, похищал на улице — об том родственники потерпевшей рассказали 59.RU. Ранее от них и самой девушки были поданы заявления в полицию. После похищения пермячку нашли только спустя сутки. Сейчас возбуждено уголовное дело о похищении. Известный российский адвокат, руководительница Центра защиты пострадавших от домашнего насилия при Консорциуме женских НПО Мари Давтян прокомментировала, почему так сложно возбудить дело о домашнем насилии, почему более половины заявлений потерпевших получают отказ в возбуждении дела, а женщин порой приходится физически прятать от абьюзеров, несут ли абьюзеры вообще уголовную ответственность. Ранее Мари Давтян представляла интересы Маргариты Грачевой, муж которой из-за ревности отрубил кисти рук.

Мари Давтян рассказала 59.RU, что похищения бывших жен и бывших партнерш — не редкость.

— Угроза для жизни и здоровья женщины в такие моменты просто максимальная, — отметила адвокат и правозащитница. — Помимо дела Маргариты Грачевой, было дело Алены Вербе (женщину жестоко убил ее муж, сотрудник СОБР, нанеся 57 ударов ножом. — Прим. ред.). Похожее дело было у Екатерины Телькиной (ее убил сожитель, а у тела оставил умирать годовалую дочку, девочка двое суток сидела в квартире с убитой мамой и ослабла от голода. — Прим. ред.). Одна из основных проблем с юридической точки зрения в том, что у нас до сих пор Следственный комитет почему-то считает, что муж или бывший муж не может похитить жену. В частности, в деле Маргариты Грачевой одной из самых больших сложностей была проблема — убедить Следственный комитет в том, что если вас везут туда, куда вы не хотите, угрожают вам ножом — это похищение. Неважно, муж это сделал или жена. К сожалению, стереотип сотрудников полиции о том, что «милые бранятся — только тешатся» — это очень частое явление.

Адвокат объяснила, что делать, если потерпевшая ранее неоднократно пишет заявления об угрозах, побоях и преследованиях сожителя, но реакция правоохранительных органов долгая.

— Мы в нашем центре обычно пытаемся подойти комплексно. Есть ряд юридических мер. Во-первых, это в том числе обжалование бездействия полиции в прокуратуру и в суд, — отметила Мари Давтян. — Во-вторых, нам порой приходится физически прятать потерпевших. Потому что на сегодняшний день отсутствует закон против домашнего насилия. У нас нет никаких механизмов оградить потерпевших от этого насилия. Но что важно отметить: когда женщина уже обратилась в полицию, на государстве лежит прямая обязанность и ответственность обеспечить ее безопасность и не допустить в ее отношении новых актов насилия. Эта обязанность вытекает как из Конституции РФ, так и из норм Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ). Например, последнее решение ЕСПЧ — это дело «Туникова и другие против России» — практически полностью об этом. О том, что государство знало, но ничего не предпринимало, и всё дошло до нескольких трагедий.

По словам адвоката, наказать абьюзера сложно. А возбуждение дела о похищении — это скорее редкость.

— Что касается ответственности, нередко вообще возбудить дело о похищении крайне сложно, и порой в таких ситуациях агрессоры остаются безнаказанными: именно из-за наличия этих стереотипов со стороны сотрудников полиции, — отметила собеседница. — Потому что им кажется, что похищение — это когда какой-то незнакомец связывает вас и кидает в машину. А если вас запихнул в машину ваш бывший муж — это просто семейное разбирательство. И вообще надо понимать, что у нас привлечение к ответственности за домашнее насилие бывает далеко не часто. Огромное число заявлений потерпевших так и не доходит до возбуждения уголовных или административных дел. Это одна из наших основных проблем. Если посмотреть по статистике нашего центра, из 10 женщин, которые заявляли о насилии в полицию и при наличии медицинских доказательств, в лучшем случае четыре из них добивались возбуждения дела, что немаловажно — при участии адвокатов. Даже в ситуации, когда у потерпевшей есть юридическая помощь, бывает крайне сложно защитить свою безопасность. Это проблема комплексная. И такая ситуация не только по делам о домашнем насилии, к сожалению, статистика показывает, что не более 16 процентов заявлений о преступлениях вообще доходят до стадии возбуждения уголовного дела.

Ранее мы писали, что в 2021 году в Перми открыли центр помощи ранее судимым женщинам, отсидевшим за убийство своих мучителей.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
ТОП 5
Мнение
«Им без разницы, откуда прыгать»: ветеринар — о выпадении кошек из окон и стоимости их лечения
Алена Ситникова
Ветеринарный фельдшер
Мнение
По дороге чуть не задушила жаба: во сколько россиянам обойдется путь по платным трассам к Черному морю
Диана Храмцова
выпускающий редактор MSK1.RU
Мнение
«Мы тоже люди»: сотрудница пункта выдачи — о штрафах за отзывы, неадекватных клиентах и рейтингах
Анонимное мнение
Мнение
«Можешь купить пистолет, так, между делом». Россиянка дважды съездила пожить в Америку — плюсы и минусы
Зоя Неджефова
Мнение
«Цены на рынке зависят от того, как вы выглядите». Турист рассказал, чем Абхазия встречает гостей в этом сезоне
Алексей Петров
Внештатный корреспондент
Рекомендуем