Город эксклюзив «Это для нас сигнал не оглядываться на чужой рубль»: новый главный пристав Прикамья высказался о суде над бывшим главой ведомства

«Это для нас сигнал не оглядываться на чужой рубль»: новый главный пристав Прикамья высказался о суде над бывшим главой ведомства

Игоря Кожевникова сейчас судят по обвинению в получении взяток и организации мошенничества

Абдул Алаудинов (слева) был назначен на пост главного пристава Прикамья в январе 2023 года. Ранее эту должность занимал Игорь Кожевников (справа)

В Прикамье продолжается судебный процесс над экс-главой судебных приставов Прикамья Игорем Кожевниковым. Его обвиняют во взятке на сумму свыше 15 миллионов рублей. Новый главный судебный пристав Прикамья Абдул Алаудинов в интервью 59.RU высказал свое мнение о сложившейся ситуации.

По версии следствия, в период с 2017 года по 2018 год обвиняемый Игорь Кожевников, который тогда занимал пост главы краевого УФССП, вместе с подчиненной получил несколько взяток на общую сумму более 15 миллионов рублей. Вознаграждение предназначались за возбуждение незаконных исполнительных производств, с помощью которых бизнесмены обналичивали деньги. Как сообщает краевая прокуратура, бывший главный пристав края организовал преступную схему, благодаря которой с помощью подложных документов соучастники беспрепятственно взыскали и перечислили почти три миллиона рублей с лицевого счета регионального УФССП на банковские счета подконтрольных физлиц — фиктивных взыскателей по таким исполнительным производствам. Общая сумма незаконно выведенных приставами денег составила 222 миллиона рублей, считает следствие. Игоря Кожевникова обвиняют в 40 эпизодах: 38 преступлений — по статье «Получение должностным лицом взятки, совершенное группой лиц по предварительному сговору», и по одному — по статьям «Злоупотребление должностными полномочиями» и «Организация мошенничества».

В январе 2023 года на пост главного пристава Прикамья был назначен Абдул Алаудинов. Ранее он занимал аналогичную должность в Чечне. Мы спросили Абдулу Алаудинова о судебном процессе над бывшим главой судебных приставов Прикамья.

— Хороший вопрос. Во-первых, я не хотел бы обсуждать Кожевникова, потому что приговор еще не вступил в законную силу. Еще его вина не доказана, — отметил собеседник. — У нас презумпция невиновности. Во-вторых, я не люблю обсуждать предыдущих руководителей. Это не ко мне. Его период работы пусть останется в его памяти и его подчиненных, которые сейчас со мной работают. Моя задача не смотреть, чем они занимались, законность или незаконность их действий мы не можем утверждать. Да, конечно, по нам очень сильно бьет то, что тогда произошло и было возбуждено в отношении него [Кожевникова] уголовное дело.

По словам собеседника, на протяжении четырех лет у ГУФССП Прикамья среди других регионов упали показатели.

— Да, проблема есть. Но давайте порассуждаем: ведь не в одной службе судебных приставов Кожевников, повторю, вина его еще не доказана, совершил преступление, — добавил главный пристав. — У нас же есть и другие органы государственной власти, в которых отмывали миллиарды.

Собеседник подчеркнул, что лично для него и сотрудников службы судебных приставов не только Прикамья, но и других субъектов, «для умных людей» это сигнал о том, что нельзя нарушать закон.

— Мы должны быть законопослушными и не оглядываться на чужой рубль, не быть похожими на тех коррупционеров. Для нас прежде всего — это сигнал, — сказал главный пристав. — Все остальное — после судебного разбирательства. Может быть, Кожевников и не будет виноват, а, может, виноват. Я своим подчиненным сказал: служба приставов Пермского края была в числе худших по стране за прошлый год. Мы были последние в группе больших регионов (всего в списке три группы: большие, средние и малые регионы). У меня есть над чем работать. Спецслужбы и тогда, и сейчас работают. В структуре судебных приставов было ОСБ (отдел собственной безопасности), были и спецслужбы, которые должны контролировать, так сказать, бдить. Но за каждым человеком в Пермском крае не угонишься. Каждого проконтролировать невозможно. У каждого в голове свои мысли и контролировать всех, как это пытался Кашпировский, мы не сможем.

Ранее мы писали, что в Пермском крае очень большое количество должников по алиментам. Если в Чечне за 2022 год было всего 150 таких производств, то в Прикамье их количество за прошлый год превышало 34 тысячи, а общий долг по алиментам в 2023 году составил 3,5 миллиарда рублей.

Чтобы первыми узнавать обо всем, что происходит в Перми и Пермском крае, подпишитесь на наш канал в Telegram.
ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
ТОП 5
Мнение
Что будет, если год не есть сахар? Сибирячка рассказала, чем питается и как сильно похудел ее муж
Полина Бородкина
Корреспондент NGS24.RU
Мнение
«Орут, пристают и чуть ли за руку не хватают»: журналист — о громком скандале Грефа с бомбилами
Александра Бруня
Корреспондент
Мнение
«Им без разницы, откуда прыгать»: ветеринар — о выпадении кошек из окон и стоимости их лечения
Алена Ситникова
Ветеринарный фельдшер
Мнение
«Мы тоже люди»: сотрудница пункта выдачи — о штрафах за отзывы, неадекватных клиентах и рейтингах
Анонимное мнение
Мнение
«Цены на рынке зависят от того, как вы выглядите». Турист рассказал, чем Абхазия встречает гостей в этом сезоне
Алексей Петров
Внештатный корреспондент
Рекомендуем