20 января среда
СЕЙЧАС -13°С

«Мы пришли на смену и увидели тряпочки вместо халатов». Истории трех пермских врачей, уволившихся в пандемию

Медики честно рассказали о том, что их не устраивало. Но от этого они не перестали любить свое дело

Поделиться

Данил Синьков в ожидании очереди на КТ этой осенью

Данил Синьков в ожидании очереди на КТ этой осенью

Поделиться

Все герои этой статьи по разным причинам пришли в медицину, спасают людей разное количество времени и каждый по своему профилю. Но их объединяют две вещи — любовь к своему делу и... решение уволиться в нестабильное время, в пандемию коронавируса. Мотивации к уходу у всех свои, но у большинства они связаны именно с COVID-19. Этот текст не только о насущных проблемах в медицине, но и о многолетней преданности ей.

Данил Синьков, врач скорой помощи, стаж 15 лет: «Не ради денег пошел, а потому что любил»

ВИДЕОРЕКЛАМАРолик просмотрен

Данил уже был героем материала 59.RU, именно он приехал на вызов нашего коллеги Сергея Федосеева, когда тот заболел коронавирусом, и согласился откровенно поговорить, пока они ожидали очередь на КТ. Тогда он дорабатывал в пермской скорой последние дни.

В самом начале беседы уже после увольнения Данил признается в любви к профессии, говорит, что в работе на скорой ему нравится всё и выделить конкретный запомнившийся случай из практики непросто. Рассказывает: пошел в медицину, потому что так хотела его бабушка-невролог, тогда она была единственным медиком в семье.

— Я пошел работать санитаром, когда учился. В те времена у меня была зарплата 3 тысячи рублей в месяц, — вспоминает врач с улыбкой. — Так что я, наверное, не ради больших денег туда пошел, а потому что любил эту работу.

Данил отмечает: за время его работы отношение к труду медика скорой менялось. Выражалось это даже в простых человеческих мелочах. Вспоминает прошлые обеды, они длились 45 минут, сейчас — 29. Обратный отсчет начинается, когда сотрудник отходит от диспетчерской, дальше нужно дойти до комнаты отдыха, помыть руки, разогреть обед. В общем, отдохнуть врачи успевают не всегда.

Еще одно изменение — упразднение некоторых профильных бригад СМП, в том числе кардиологической, с которой и началась медицинская карьера Данила. Сейчас работают линейные, реанимационные, детские и психобригады. Раньше кардиологи успевали съездить примерно к трем пациентам, так как поводы были самые серьезные — отеки легких, инфаркты, клинические смерти, ДТП. Врач признается: на таких вызовах действительно чувствуешь себя на работе. Сейчас, по словам сотрудников пермской СМП, одна линейная бригада выполняет около 15–20 вызовов в день, в период эпидемий — до 30. Если брать в расчет коронавирус, то этой осенью вызовов в сутки могло быть мало из-за простоя в очереди на КТ. Реанимационные бригады посещают от 5 до 15 пациентов за сутки.

Данил часто задерживался на работе этой осенью

Данил часто задерживался на работе этой осенью

Поделиться

— Потом пришла оплата труда по ОМС, сейчас количество заработанных денег зависит от количества вызовов, — говорит медик. — Поэтому мало их теперь не может быть в принципе, они и по делу, и не по делу, все вперемешку: палец порезал, насморк, с 10-го этажа упал — для них всё одно и то же. Так не должно быть. Моим принципам скоропомощника противоречит система оплаты по ОМС. Из-за этого страдает профильность вызовов — ее нет. Из-за этого страдает очередность, тут одно за другим. Просто болото.

ВИДЕОРЕКЛАМАРолик просмотрен

По словам врача, чтобы работать в кардиореанимационных бригадах, медики сначала учились по направлению кардиологии, потом — на реаниматолога. Такие специалисты, по мнению Данила, были более подкованными. Также раньше работали антиаритмические бригады, это более узкий профиль в кардиологии.

Коронавирусные времена со стороны СМП Данил характеризует так — «стало как в шахте». «Касперы» медикам выдавали не всегда, врач предполагает, что стало лучше после разбирательств прокуратуры. В конце сентября — это были последние недели работы Данила — медики ездили на коронавирусные вызовы в тонких халатах, которые, по мнению врача, не могут защитить от вируса. Затянулся и сам рабочий день. Если ночная смена обычно заканчивается в 08:00, то этой осенью она могла длиться и до 11:00. Причины задержек известные — стояли в очередях на КТ или госпитализацию.

Это фото хорошо описывает ситуацию с коронавирусом осенью 2020 года

Это фото хорошо описывает ситуацию с коронавирусом осенью 2020 года

Поделиться

— Все знали, что будет вторая волна, и почему-то вернулись к этим непоняткам, не построили стационары. Не было смысла возвращать перепрофилированные стационары к обычной работе. Мы пристраивали пациентов как своих родных. Помню, привожу пациента на повторную КТ, видно динамику — процент поражения стал больше. Сахарный диабет, возраст, задыхается. Я звоню старшему врачу, и мне говорят: «Мест нет, если хотите — можете объехать близлежащие больницы». Это было у МСЧ № 1, потом мы поехали в ГБ № 6 — это не рядом, стояли полчаса, ждали врача, который вышел и сказал, что мест нет. Потом повезли к больнице, от которой родственникам пациентки проще было бы ее забрать...

Сейчас Данил вместе со своей женой (она тоже врач скорой помощи) живет в Санкт-Петербурге. Туда они переехали в октябре. О смене места жительства начали думать давно, но не решались, подтолкнули именно коронавирусные проблемы.

— Мы пришли на смену и увидели эти тряпочки вместо халатов. В этот же день на обеде сели, написали заявления на увольнение, положили на стол заведующему. Он сам, конечно, ни при чем. Именно что-то эмоциональное нас подвинуло. Выбесило, если хотите. Накопилось.

В Питере система экстренной помощи выстроена иначе — там ночью работает неотложка, она берет на себя многие вызовы, в том числе все те, когда пациент находится дома. Скорые там, по словам Данила, выезжают только по серьезным поводам — ДТП, отсутствие сознания, на все уличные вызовы и так далее. Врач отмечает: для него важна профильность вызова, именно так он ощущает себя профессионалом в своем деле. Рассуждает: когда медики 20 раз за сутки выезжают на «порезы пальцев», то потом, попадая к тяжелым пациентам, начинают теряться. Это происходит вне зависимости от стажа.

Еще одна очевидная причина переезда — в Питере больше зарплата.

Александра Миннибаева, врач-рентгенолог, стаж 33 года: «Не столько люблю свою профессию, сколько свою специальность»

В старших классах Александра Сергеевна выбирала между преподаванием французского и медициной. Она сильно любила химию и биологию, поэтому выбор пал на последнюю. Дальше была учеба в меде, интернатура по фтизиатрии, распределение, первая работа — лысьвенский тубдиспансер. Позже Александра переучилась на рентгенолога, эта деятельность зацепила еще в институте.

— Я всегда говорю: не столько люблю свою профессию, сколько свою специальность. Любовь изначально привила преподаватель, она была строгая, но очень влюбленная в свое дело, она послужила пусковым механизмом.

Александра Миннибаева 25 лет заведовала отделением рентгенологии

Александра Миннибаева 25 лет заведовала отделением рентгенологии

Поделиться

Рентгенология, говорит Александра, всегда требует новых знаний, роста специалистов, поэтому она старалась читать медицинскую литературу, монографии.

Врач почти 25 лет заведовала отделением рентгенологии в лысьвенской больнице, примерно столько же возглавляла медицинский профсоюз. Александра Сергеевна называет почти все случаи на работе «диагностическими задачками». Вспоминает интересный: поступил пациент с травмой — упал в погреб, снимок его легких был нестандартным, поначалу думали, что изменения как раз из-за падения. Но Александра поставила диагноз «опухоль плевры легкого» и оказалась права. Это подтвердилось на диагностике в Перми. Оказалось, что падение просто спровоцировало развитие образования. Тогда с этим она столкнулась впервые.

На глазах у Александры проходили все глобальные изменения в медицине, но особые эмоции вызывает оптимизация. По мнению врача, от объединения больниц «эффект так себе», хотя при этом она отмечает и плюсы — оборудование и специалисты стали общими.

Есть у медика вопросы и к современному обучению — оно, по мнению Александры, оставляет желать лучшего. Врач столкнулась с этим на личной практике — к ней в отделение пришел лаборант, который не знал, как работать на рентген-аппарате, он учился на заочке. Опять же есть плюсы — отлично владел флюорографом.

— Мы этот вопрос поднимали, но всё упирается в деньги, студентов отправляют на заочку, а больница страдает. Во время моей учебы всё происходило на моих глазах, я ездила в Казань, сравнивала, как у нас и как там. А сейчас новое оборудование, всё хорошо, но учеба наша… Хотя министр обещала, что учеба будет нормальной. Сейчас возлагаем надежды на нового министра, с ней уже начинали работать, она всем нравилась, дай бог, не отрубят крылья. Хотелось бы, чтобы хорошо забытое старое возвращалось.

С начала пандемии работа Александры и ее коллег кардинально поменялась. Они предполагают, что первый случай заражения в Лысьве был еще в феврале, до начала объявления эпидемии в Пермском крае. Тогда в реанимацию попал молодой человек с атипичной пневмонией, она протекала не как у всех. Его вылечили, жена мужчины до сих пор звонит врачам, поздравляет с праздниками.

Рабочий кадр

Рабочий кадр

Поделиться

Александра описывает работу больницы в коронавирусное время: реаниматологи работают сутками, не хватает врачей, так как часть из них уходит или болеет. Например, недавно уволилась единственный пульмонолог, хирург и реаниматолог перевелись в больницу Чусового. Дело в том числе и в деньгах.

— К сожалению, наш руководитель не держится за кадры. У нас очередь из врачей и все хотят в нашу больницу? Нет. У нас не хватает дежурантов, а заведующая терапией крутится — и на дежурствах, и в реанимации. Всё, что сейчас проводится, — эксперимент над медициной, и главное — пациенты недовольны. Например, очереди к терапевту в пандемию по 6–7 часов.

Особенно пандемия отразилась на рентгенологическом отделении — за 12 часов через их кабинеты проходило от 120 до 170 человек, большинство из них с ОРВИ и пневмониями. При этом по приказу Минздрава № 132 норма — 35 пациентов за 6 часов, то есть около 70 за 12. Сверхнагрузка не всегда оплачивалась.

Также дополнительная нагрузка легла на уборщиц, сейчас они обрабатывают помещения и оборудование намного чаще. Например, в кабинете Александры проводили дезинфекцию каждые три часа. За риски им не платили.

В работе с коронавирусом были и позитивные моменты, Александра хвалит коллег, говорит, показали себя с хорошей стороны и добровольно пошли в «красную» зону. В первую волну у больницы были добровольцы — кормили сотрудников и пациентов.

— А уволиться подтолкнуло несогласие с политикой руководства. Когда в отделении заняты 6 врачебных ставок, заведующую должны освобождать. Мой рабочий день иногда длился 12 часов, с 08:00 до 20:00, хотя я должна работать до 14:00. Оплата обычная. У нас сейчас новое оборудование, его нужно принимать, сдавать, РПН вызывать, СанПиН поручения получать — работы много. Также всё подписываю и должна принимать всю смену пациентов, еще есть 7 стационарных и 4 переносных рентген-аппарата в разных зданиях, на каждом сотрудник, каждого нужно контролировать. Я была не согласна со штатным расписанием, просила хотя бы старшего рентген-лаборанта в помощь.

Рентгенолог уволилась в конце октября, сейчас она восстанавливается после коронавируса. Говорит, что до этого года не болела около 15 лет. Перенесла тяжело, но помогли выздороветь близкие — подруга-медсестра регулярно ставила капельницы, а дочь высылала лекарства из Чебоксар.

Александра Сергеевна на пенсии, но останется ли она дома, пока не знает, говорит, что варианты, куда устроиться, есть.

— Муж говорит: «Отдохни дома, я тебя не прокормлю, что ли?» — смеется врач.

Медсестра психиатрической больницы, стаж 23 года: «Хочется видеть результат своей работы, видеть, что это кому-то надо».

По просьбе героини мы изменили ее имя.

К концу учебы в школе Анна не определилась, кем хочет стать. Это было начало 90-х. Позже у нее родился сын, а в 1997 году она отдала его в детский сад и устроилась санитаркой в санаторий тубдиспансера. Через некоторое время с собой в медколледж Анну позвала подруга, но сама не поступила по результатам экзамена. На тот момент мотивации учиться у медика не было, но было понимание, что нужна профессия, и был интерес к медицине и самым сложным для нее предметам — анатомии и фармакологии.

— Работу пришлось оставить, так как училась на дневном отделении. Спасибо маме — помогла, поддержала. В итоге диплом я получила в 2003 году. В нашей полазненской больнице шли большие сокращения, так что вернулась в родной санаторий уже медсестрой. Но в 2010-м его ликвидировали, а нас всех сократили. Так я оказалась в психиатрии, работала в краевой больнице. Вот только теперь я осознаю, что важно выбрать свое направление. Хочется видеть результат своей работы, что это кому-то надо.

О запоминающихся случаях из практики Анна рассказывать отказывается из этических соображений. Работа за все годы, по ее словам, особо не менялась. То же лечение, тот же уход. Однако появилось понятие «оказание медицинских услуг». Анна признается, что никогда не сможет с этим смириться. Следом изменилось отношение к медикам, им стали чаще говорить, что они обязаны.

Другой работа стала, естественно, во время коронавируса — увеличилась нагрузка, люди стали заражаться. Платили им, кстати, за особые условия труда очень неплохо, отмечает медсестра.

Медик признается: в прочее время медицину порой хотелось бросить из-за недостойной оплаты. Анна считает, что труд среднего и младшего персонала не ценится. Совсем из медицины она уходить не стала и во время пандемии сменила место работы — из геронтологического центра вернулась в психиатрическую больницу, но уже в коронавирусное отделение.

— Про доплаты за коронавирус лучше не поднимать разговор. Они есть, да, неплохие. Но опять же депутаты в 3 раза больше получают. А за что? Много разговоров сейчас про эти деньги, народ злой, даже не хочется ничего про это говорить, — рассуждает медсестра. — Медики, да и не только медики, а все мы, люди, живем с надеждой, что дальше будет лучше. Обещаниям верим, а годы проходят, и ты понимаешь, что живем всю жизнь на скромную зарплату, а доживать придется на нищенскую пенсию, которую могут отнять. И как-то настроение не улучшается от таких мыслей. Начинаешь думать: «Может, не ту дорогу выбрал?»

Редакция 59.RU выражает благодарность всем, кто помогал в поиске героев, и врачам, согласившимся поделиться своими переживаниями.

оцените материал

  • ЛАЙК26
  • СМЕХ1
  • УДИВЛЕНИЕ1
  • ГНЕВ3
  • ПЕЧАЛЬ17

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть специальная рассылка о коронавирусе и карантине в нашем городе. Подпишитесь, чтобы не пропускать новости, которые касаются каждого.

Подписаться

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Загрузка...
Загрузка...