Здоровье «Нормальные фонды родителям деньги не переводят». Глава «Берегини» рассказала, как устроена благотворительность

«Нормальные фонды родителям деньги не переводят». Глава «Берегини» рассказала, как устроена благотворительность

А также поделилась советами по эффективному управлению

Татьяна Голубаева работает директором фонда «Берегиня» с 2012 года

Если вы думаете, что благотворительные фонды живы только добрыми идеями и в них работают возвышенные феи, спешим вас разуверить. В благотворительных фондах работают земные люди, которые достигают поставленных целей, в том числе благодаря эффективному менеджменту. Мы встретились с директором работающего в Прикамье фонда «Берегиня» Татьяной Голубаевой и обсудили, каково управлять некоммерческой организацией.

Татьяна рассказала, как фонду за последние четыре года удалось собрать на благотворительность на 30 миллионов больше, чем за предыдущие 10 лет, что делают, чтобы вовремя закрывать сборы на помощь детям, и как справляются со страхом, что «сбор не закроется, а зарплату сотрудникам будет платить нечем».

Это кабинет психолога, на диванчике сидит плюшевый мишка
Надписи на символе фонда сделали дети

Мы встретились с Татьяной в офисе фонда. Места здесь немного, несколько кабинетов, но много в них детских рисунков, писем и света. Есть отдельный кабинет психолога с пушистыми игрушками. Директор занимает небольшой кабинет без окон, где работает вместе с другими сотрудниками. Рядом с письменным столом детские фото подопечных фонда.

— Вот Ванька — это в первый день, когда его узнала. А это Ваня сейчас, тут ему лет 14, наверное, уже. А сейчас это уже такой лоб здоровый двадцатилетний. На моряка выучился, на капитана. Ходит в форме, классный такой парень, — рассказывает Татьяна про фото.

Татьяне Голубаевой 38 лет, по образованию она юрист, но всю свою профессиональную жизнь работает в некоммерческих организациях. Еще во время обучения в университете устроилась в «Пермский профессиональный клуб юристов». Там она помогала организовывать мероприятия. На первом месте работы Татьяна познакомилась с Натальей Михайловной Косковой — будущим соучредителем фонда «Берегиня». Тогда семья Натальи Косковой помогала детскому онко-гематологическому центру имени Ф. П. Гааза в Перми на постоянной основе — привозили расходные материалы, помогали с ремонтом. К 2009 году семья решила создать благотворительный фонд, чтобы помогать более эффективно.

— Мне позвонила Наталья Михайловна, сказала, что документы для регистрации фонда отданы, и «я вижу только тебя в нашем фонде, приходи, будем работать». И она сказала такую фразу: «Ты справишься!» Я говорю: «Точно?» — вспоминает Татьяна.

Как вспоминает Татьяна, поначалу она была администратором — четыре дня в неделю общалась с семьями и решала их текущие проблемы в детском онкоцентре, один день в неделю в офисе занималась документами. Команда изначально была небольшая: только учредители и Татьяна. Постепенно деятельность фонда расширялась — начали помогать закупать оборудование, оказывать психологическую помощь семьям и врачам, организовывали покупку необходимых лекарств. В 2012 году Татьяна стала директором фонда и занимает эту должность до сих пор. Сейчас у фонда пять программ, по которым осуществляется разносторонняя помощь и детям, и семьям, и медицинской организации в лечении детей. Только за 2022 год фонд помог 1073 детям на общую сумму 23 778 805 рублей. Для сравнения, в 2009 году общая сумма финансовой помощи была 409 тысяч рублей.

А это склад, здесь можно найти всё: от мыла и до палатки

— Чтобы организация работала и достигала своих целей, нужно настроить процессы. И мы тут вообще ничем не отличаемся от бизнеса. Большое заблуждение многих лидеров некоммерческих организаций, что мы не бизнес и нам нельзя пользоваться такими же знаниями и инструментами, — рассказывает Татьяна. — Мы, по сути, все организации, что государство, что бизнес, что некоммерческие организации. У каждой организации есть циклы, есть жизнь, есть процессы, которые помогают ей существовать. У нас начались прямо такие серьезные изменения, когда я в первую очередь стала по-другому к этому относиться и сломала этот барьер у себя в голове.

Татьяна вспоминает, что в 2018 году она пересмотрела свой взгляд на благотворительность. В команде перестали думать, что «мы все прекрасные, мы все добрые, мы все замечательные и делаем одно общее дело и кому задача распределится, тому и распределится». Для каждого сотрудника определили функционал, очертили границы ответственности, взяли на работу штатного бухгалтера, который не только сдавал отчетность, но и помог систематизировать документооборот. Теперь Татьяна делится усвоенными тогда уроками с начинающими организаторами НКО.

— Я всегда советую выполнить первые три правила: во-первых, договориться, кто чем занимается, и распределить, нарисовать, грубо говоря, оргструктуру хотя бы схематично; во-вторых, проводить обязательные оперативки, совещания с обязательной фиксацией результатов и договоренностей; в-третьих, прописать границы ответственности и кто за что отвечает, — резюмирует Татьяна. — Вот эти три пункта точно помогут наладить свою деятельность и позволят двигаться к своим целям.

Большая часть команды фонда во время празднования 14-летия организации

Теперь в команде организации работают 16 человек, помогают 409 волонтеров. За последние 4 года организация привлекла на благотворительность порядка 90 миллионов рублей, а за предыдущие 10 лет — 60 миллионов рублей. В фонде уверены, что всё сделанное за последнее время — это результат накопленного опыта предыдущих лет. Всю работу в организации нужно было настроить эффективно. Даже, казалось бы, такая простая функция, как отображение сборов на сайте, стоила команде большого труда.

— Кажется, это был девятнадцатый или двадцатый год, у нас еще не работала система автоматического обновления на сайте пожертвований. И как раз у нас был момент, когда ребенку нужно было очень быстро собрать деньги на лекарство, потому что их надо было срочно заплатить, а на счете достаточной суммы не было. И очень хорошо разлетелась информация, деньги поступали. И у нас два человека сидели день и ночь, забивали руками все пожертвования на сайт, — рассказывает Татьяна. — А мы как бы знали, что в программировании есть такая штука, которая поможет нам подтягивать автоматически пожертвования на сайт, но у нас на это ни ресурса, ни времени не хватало. И в итоге мы сумели к утру закрыть сбор. И после этой ночи мы написали ТЗ программисту, нашли деньги, чтобы уже автоматизировать эту историю.

Как говорит Татьяна, сейчас на благотворительность собирать деньги стало гораздо легче. Если раньше желающему отправить деньги на благотворительность руками надо было заполнить платежное поручение и отвезти его в банк, то сейчас есть множество более простых способов перечислить деньги. В том числе и с помощью онлайн-платежей.

— Сейчас, конечно же, всё намного легче. Всё равно остаются пожертвования, которые мы не можем опознать. Например, кто-то жертвует из банкомата — заходит в банкомат, находит благотворительный платеж, заводит наш ИНН и жертвует. Для меня это удивительные люди, я не знаю, кто они, мы ничего про них не знаем. Поэтому вот благодаря таким, наверное, интервью можно сказать им спасибо, потому что они точно есть, — рассказывает Татьяна. — И каждый месяц приходят такие пожертвования из банкоматов, это удивительно.

Мы спросили Татьяну, как она борется со страхом не успеть, например, собрать деньги на всё, что нужно.

— На самом деле не помню, чтобы когда-то вообще опускали руки. Наоборот, всегда подстегивало. И вот даже, когда кажется что у нас меньше двух дней на то, чтобы собрать полтора миллиона на лекарства, мы всё равно всегда успевали закрыть сбор. Это включается какой-то внутренний механизм «успеть», — поясняет руководитель фонда. — Ты звонишь большему числу людей, человек, который отвечает за СМИ, он с большим количеством корреспондентов успевает поговорить. В режиме такого пожара ты успеешь эту задачу сделать. Просто вопрос, что потом с тобой будет, если ты всегда в режиме пожара будешь работать?

Как говорит Татьяна, сейчас работу фонда планируют вперед на год. При этом какие-то крупные события, к которым привлекается большое количество внимания, распределяют в течение года. К таким событиям относятся, например, мюзикл «Музыка жизни 2. Первый концерт», акция «Умножай любовь», в которой за пожертвование дают значок в виде сердечка, или акция к 1 Сентября «Дети вместо цветов». Это позволяет накопить деньги заранее и быстро закрывать экстренные сборы на детей.

Все сборы, какими экстренными бы они ни были, в фонде досконально проверяют. Татьяна говорит, что зачастую люди думают, что деньги переводятся родителям, но этого никогда не происходит.

— Никогда нормальный благотворительный фонд не передает деньги родителям. Это всегда либо оплата за них, где родитель, точнее ребенок, в договоре является благополучателем, либо мы напрямую оплачиваем. Затем уже семья приходит и получает услугу, — поясняет Татьяна. — Такая была фраза где-то, что «на операцию ребенку». Мы практически не оплачиваем операции онкологически больным детям, это всё идет за счет средств ОМС. У нас есть включение, когда мы что-то делаем экстренно, сейчас, а не когда пройдет госзакупка. Также мы можем оплатить реабилитацию или обследование, которые не оплачиваются из бюджета. Что касается детей с другими тяжелыми заболеваниями, мы можем оплатить какую-то операцию, которую нельзя сделать за счет бюджета, но мы перепроверяем данные у лечащего врача и Министерства здравоохранения.

Мы спросили у Татьяны, изменилось ли восприятие благотворительности у пермяков за период работы фонда.

— Конечно же, восприятие изменилось, люди стали задавать правильные вопросы. Радует, что просят отчеты, смотрят на сайте команду, заходят в офис, уточняющие вопросы задают. Это очень правильно, очень хорошо, — рассказывает Татьяна. — Приходят сначала волонтерами, а потом начинают переводить деньги. Спрашивают, когда будет отчет, и сами приходят за ним. Это очень важно. И каждый день я убеждаюсь, что добрых и отзывчивых людей много. И каждый, если бы знал, как помогать, у него была бы информация под рукой, он бы с радостью помогал, вот честно.

Помощь не обязательно может быть финансовая. Так, в течение года фонду требуются автоволонтеры — своей машины у организации нет, а перевозить детей или лекарства и доставлять документы необходимо постоянно. Кроме того, прямо сейчас фонду требуются волонтеры для проведения реабилитационной смены «Переменка». Узнать больше о других сборах, о проектах фонда, ознакомиться с отчетами можно на сайте «Берегини».

Ранее о благотворительности изнутри рассказывала пермская семья.

Чтобы первыми узнавать обо всём, что происходит в Перми и Пермском крае, подпишитесь на наш канал в Telegram.
ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
ТОП 5
Мнение
«Цены на рынке зависят от того, как вы выглядите». Турист рассказал, чем Абхазия встречает гостей в этом сезоне
Алексей Петров
Внештатный корреспондент
Мнение
«Реформаторы примут решение, а вы, бабоньки, вывозите. Выручайте страну». Что думает про отмену ЕГЭ обычный учитель
Ирина Ульянова
Учитель
Мнение
«Орут, пристают и чуть ли за руку не хватают»: журналист — о громком скандале Грефа с бомбилами
Александра Бруня
Корреспондент
Мнение
Почему не надо ехать на Байкал. Непопулярное мнение местного жителя о том, что не так с великим озером
Виктор Лучкин
журналист
Мнение
«Им без разницы, откуда прыгать»: ветеринар — о выпадении кошек из окон и стоимости их лечения
Алена Ситникова
Ветеринарный фельдшер
Рекомендуем