«Дети побежали в учительскую, но их отправили в медпункт». Подробности с суда по резне в школе

В Перми продолжается суд над охранницей школы. Мы следим за заседанием в режиме онлайн

Поделиться

Сегодня, 16 августа, в Перми продолжается суд над охранницей пермской школы, где в январе прошлого года двое подростков устроили резню — они прошли в кабинет, где шел урок у четвероклашек, и напали на учительницу и детей. Самих подростков уже осудили, сейчас судят охранницу школы — по мнению следствия, она не проверила подростков: в частности, того, кто в школе уже не учился, попросила записаться в журнал, не проверила их рюкзаки. При этом в охранной фирме «Аякс безопасность», в которой работает охранница Яна Галкина, говорят, что у женщины было устное распоряжение от директора пускать детей, забывших пропуск, без привлечения дежурного администратора, а рюкзаки она и не должна была проверять.

Сегодня по делу идет уже четвертое заседание. Мы следим за ним в режиме онлайн.

Суд сегодня серьезно задержался — судья решал вопрос о том, допускать ли на него журналистов, так как некоторые родители были против. В итоге судья решил все же сделать заседание открытым, но показания нападавших оглашать в закрытом режиме. Мы постараемся максимально корректно подавать информацию из зала суда, чтобы не задеть ничьи чувства. 

Выступает мама одного из пострадавших детей. Женщина попросила ее не фотографировать. Она говорит, что дети проходили в школу по карте мультипас. Это удобно, потому что ей ещё можно платить в столовой. На собрании ещё до введения карт объясняли, как ими пользоваться. Говорили, в том числе, что делать если забыли и потеряли. Классный руководитель тоже каждую четверть напоминал о необходимости пользоваться картой, так как в школе подушевое финансирование — по количеству считывания карты.

Мама пострадавшего говорит, что, если карту забывали, школьника записывали в журнал. Но вызывали ли при этом дежурного администратора, она не знает. Родителей пускали в школу после предъявления документов. 

— Ни у меня ни у мужа на просили показать ручную кладь. Думаю, у охранников нет полномочий это делать, — отмечает женщина. 

И сообщает то, что ранее не озвучивалось: по словам женщины, ее ребенок с несколькими одноклассниками после нападения побежали в учительскую, но помощь там им не оказали, сказав «хватит хулиганить» и отправив в медпункт.

— Меня очень беспокоит вопрос, почему детям потом позволили зимой без взрослых выбежать на улицу, разбежаться как цыплятки, убежать в торговый центр, — отмечает женщина. 

Она отмечает, что претензий к охраннице Галкиной у нее нет. 

— Галкину знаю с времени, когда сын ходил в воскресную школу. Она всегда просила документ, спрашивала, зачем я пришла, записывала. До смешного доходило: два часа назад была в школе, пришла снова, а Яна снова просит документы. Она объясняла — так положено, порядок такой.

Выступает следующий свидетель — это второй охранник Петр Былев. Его вызвали в школу после ЧП, потому что Галкину забрали на допрос.

— После окончания карьеры я оказался не приспособлен ни к чему другому, ничего не умею делать, — говорит мужчина. — В таких случаях обычно идут в охранники. 

Галкина начала работать раньше Былева. Она ему все показала, говорит мужчина. Ночью работали другие охранники.

— Обычно о приходе посторонних учителя и директор предупреждали, — отмечает Петр Былев. — Люди показывали паспорт. Их записывали и пропускали. Если большая поклажа — осматривали. Обычные рюкзаки и сумки не смотрели. На праздники выдавали металлодетекторы.

Охранник говорит, что обычно к 1 сентября им приносили список учеников и преподавателей. Был ли список 15 января, он не знает. Также он говорит, что обычно к этим спискам обращаются только в первый год. 

— В последние два года я ими не пользовался — уже и так знал школьников, — отмечает Былев. — Вызвать администратора нужно было, если пришел бывший ученик. Просили его подождать перемены, потому что администратор тоже учитель, он преподает. Если ребенок пришел без карты и я его узнал, конечно, я его пропущу. Если незнакомый — вызываю дежурного администратора.

Прокурор снова переспрашивает, должен ли охранник установить личность ученика без карты. 

— Может быть, вы хотите услышать другой ответ, но я ещё раз повторюсь — если я ребенка знаю, если он наш, зачем я буду вызывать администратора и искать его в списках? — говорит Былев.

Прокурор усомнилась, знает ли вообще охранник положение о пропускном режиме.

Оглашают постановление о пропускном и внутриобъектном режимах. Там сказано, что в случае опоздания ученика пропускают с разрешения дежурного администратора. Если нет карты, ученик должен предъявить дневник. В него дежурный администратор ставит отметку о нарушении пропускного режима. Ещё сказано, что ученика могут пустить, если у него есть карта, либо если он есть в списке.

— Скажите, вы им пользовались? — спрашивает прокурор у свидетеля.

— Они были обязательны для исполнения, — отвечает охранник. 

— Вы должны были соблюдать требования положения?

— Да. Работу охранников контролировал Докучаев из «Аякса». Поручения директора тоже выполняли. Но больше контактировали с заместителем Журавлевой и Холкиной.

— Требовали они исполнения пропускного режима в школе?

— Вам лично кто-то давал указание не вызывать дежурного администратора в случае опоздания ученика?

— Нет, такого не было. Просто, когда уходил администратор, он говорил, в какой он аудитории, и всё.

— Кто-то из сотрудников давал указание пропускать в школу во время урока детей, которые пришли без карты, минуя администратора?

— Журавлёва говорила — конечно, пропускать. Иначе они на улице пробегают, с ними может что-нибудь случиться.

Сейчас судья допрашивает свидетеля, второго охранника.

– Все соблюдать чисто, строго практически невозможно, – считает охранник. 

Оглашают его показания, которые он давал после ЧП. Тогда охранник говорил, что на 15 января списки с данными учеников и учителей были.

Кроме того, что после ЧП он описывал пропускной режим школы по-другому — таким, каким он должен быть в соответствии с положениями. О случае, который произошел в 2017 году, когда подростки приносили в школу предмет, похожий на пистолет, охранник ни «Аяксу», ни Галкиной не рассказывал. По словам мужчины, он многое уже забыл и не посчитал тогда это важным событием. 

Начался допрос Евгений Дылдиной. Она работает учителем и заместителем директора школы.

В суде продолжают выслушивать показания свидетелей 

В суде продолжают выслушивать показания свидетелей 

В день ЧП она вела уроки. Когда началась резня, вела урок в пятом классе. Услышала три звонка. По ее словам, детей эвакуировали в школу № 133.

Потом она пересчитывала детей, успокаивала, передавала их родителям.

— Когда я дежурный администратор, мне и охрана не нужна, я всех детей знаю. Если нет карты, выясняем почему, записываем в журнал, — объясняет педагог, 

Евгения Дылдина продолжает вспоминать день ЧП. В тот день дежурная была Светлана Копылова. 

Завуч говорит, что если опоздал ученик, охранник должен пропустить его по карте. Но нужно приглашать администратора, если это маленькие дети они, как правило, проходят так.

— Если пришел без пропуска — нужно вызвать дежурного администратора, чтобы тот установил личность ребенка, — добавляет она.

Также, чтобы установить личность, можно заглянуть с список учеников, попросить дневник. Тогда можно не вызывать администратора. 

Про одного из нападавших завуч знала, что с ним достаточно сложно работать, но уроки у него не вела.

— Когда я была администратором и отлучалась на уроки, охранники меня вызывали, но не скажу, что это было системой. Не знаю почему, — говорит Евгения Дылдина. 

На допросе завуча выяснится: руководство школы не давало распоряжения не приглашать администратора на пост охраны.

Судья спрашивает почему в положении не было ничего о журнале, в который все расписывались?

— Если ребенок один раз записался — на следующий раз придет уже с картой. Надо понять, что это дети, и они постоянно все забывают, — говорит педагог.

Пока в суде объявлен перерыв. 

После перерыва для допроса вызывают отца одного из пострадавших школьников. Его вновь спрашивают про пропускной режим.

— Когда сын забывал или терял карту, его записывали в журнал и пропускали, — говорит мужчина. –Про то, что вызывали дежурного администратора, ребенок ничего не рассказывал. Министр образования Васильева, когда приезжала к нам после ЧП, говорила, что случившиеся — не вина конкретного человека, а системная проблема. Я с этим согласен. Претензий к Галкиной не имею.

Следующим на допрос вызывают Вячеслава Кайманова — заместителя директора школы по АХЧ. Завхоз говорит, что обстоятельства ЧП не знает, был в тот момент на больничном. Но принимал участие в заключении договора с ЧОП «Аякс безопасность». Обязанности дежурного администратора не исполнял. 

Заместитель директора школы по АХЧ считает, что Галкина нарушила положение о пропускном режиме 

Заместитель директора школы по АХЧ считает, что Галкина нарушила положение о пропускном режиме 

Прокурор спрашивает Кайманова: нарушила ли Галкина положение о пропускном режиме, пропустив в школу подростка без карты, не установив его личность и не вызвав администратора?

– Получается, что да, – отвечает мужчина.

Завхоз считает, что Галкина должна была исполнять требования положения. Лично он ее непосредственным начальником не был. Кто давал ей распоряжения Кайманов не знает. 

По словам Кайманова, Галкина — добросовестный работник. До ЧП к ней были только мелкие замечания. По соблюдению положений нареканий не было.

Судья говорит, что в соглашении школы и охранного агентства нет ничего про карты мультипас. Свидетель отвечает, что это есть только в соглашении школы с родителями. С охранным предприятием официально не согласовали введение карт.  

На этом в судебном заседании объявляется перерыв. Мы заканчиваем наш онлайн-репортаж, но продолжаем следить за развитием событий. 

Поделиться

Увидели опечатку?
Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
УАСЯ 4
16 авг 2019 в 17:05

Вы ещё должны директора ЧОП судить! Ну и директора школы за то что не тот ЧОП выбрали! Можно ещё и министра какого нибудь за то что не того директора назначили! ОТСТАНЬТЕ ОТ ОХРАННИКА!!!

Галкина
16 авг 2019 в 18:18

Не понимаю что вообще происходит,или мне кажется,а так вообще-то я люблю детей.