16 апреля пятница
СЕЙЧАС +4°С

«На снегоходе такого не испытать». Пермяк покорил перевал Дятлова на ездовых собаках в 40-градусный мороз

Мужчина работает оператором, а в свободное время увлекается ездовым спортом

Поделиться

Сергей на пути к перевалу Дятлова

Сергей на пути к перевалу Дятлова

Поделиться

Пермяк Сергей Улитин добрался до перевала Дятлова на ездовых собаках. Он прошел семидневный путь в 230 километров и перенес испытания 40-градусным морозом. На самом перевале его подвел навигатор, но он смог найти место, где погибли девять туристов из группы Дятлова.

Малякутская стая

Сергей начал заниматься собаками семь лет назад, когда бывший газовщик сменил работу и стал работать оператором технической установки. На новой работе смены были две через две. Появилось свободное время, но жена стала жаловаться на то, что ей страшно оставаться одной ночью с маленьким ребенком.

Каждый пес — любимый. Как иначе?

Каждый пес — любимый. Как иначе?

Поделиться

— В то время мы переехали в частный дом на окраину Перми, — рассказал 59.RU Сергей. — Ночью здесь совсем глухо, за забором — лес. У брата был аляскинский маламут, и мы решили взять такого же. Это ездовая собака, с которой нужно заниматься. Так я начал ходить на тренировки. А дальше — больше: катался с ней на беговых лыжах, выступал на соревнованиях.

Сергей на соревнованиях на двух собаках

Сергей на соревнованиях на двух собаках

Поделиться

Даже не ожидал, что в Прикамье так развит ездовой спорт. Однажды мне дали проехать на нартах, и я понял, что это гораздо удобнее, чем на лыжах, — можно и постоять, и посидеть, и чай попить. Всё это мне настолько нравилось, что я взял вторую собаку. Так у всех каюров и начинается — сначала одна собака, которую берут для души, потом вторая, ну и заканчивается десятком, а то и парой десятков собак. Сейчас у нас целая собачья стая из 11 собак — в ней есть якутские лайки, маламуты.

А тут уже — целая стая

А тут уже — целая стая

Поделиться

А недавно у нас родился особенный пес — помесь «якута» и маламута. Мы назвали новую породу «малякут». Малышу пока пять месяцев. Собаки у нас живут в вольерах и на территории закрытого двора. Мы часто путешествуем с ними на дальние расстояния по Прикамью.

Каюр и собаки отлично понимают друг друга. Сергей и Веста

Каюр и собаки отлично понимают друг друга. Сергей и Веста

Поделиться

Было страшно: обещали 60 градусов

Поездку на перевал Дятлова Сергей запланировал еще в прошлом году, но обстоятельства сложились так, что она не состоялась. В этом году он вновь собрался в путь, к нему присоединились каюр Илья Аристов из Екатеринбурга и блогер Альберт Северный из Москвы. Альберт оказался неопытным ездоком, товарищам пришлось тренировать его два дня. Илья — владелец 20 собак, часть из них предоставил Альберту для путешествия.

Флаг экспедиции

Флаг экспедиции

Поделиться

— Передвигаться на упряжке из десяти собак очень опасно, — объясняет Сергей. — Когда перед тобой мчится упряжка в 12 метров, при повороте бывает так, что не видно даже первых собак, и тем более сложно понять, что там впереди. А еще нужно научиться договариваться с собаками, управлять ими голосом.

Две собаки сидели в машине

Две собаки сидели в машине

Поделиться

Команды встретились в городе Ивделе, зарегистрировались в МЧС. Альберт купил теплые куртки для участников экспедиции и продукты. Для собак запаслись 360 килограммами мяса — по 120 на каждую упряжку. 9 февраля путешественники тронулись в путь на машине. Собаки находились в прицепе. Преодолев 700 километров, они добрались до поселка Вижай.

Ну что там, когда приедем?

Ну что там, когда приедем?

Поделиться

— Собаки подустали в пути, ездить в машине для них — стресс, — рассказывает Сергей. — Мы решили остановиться на ночевку в Вижае. Несколько лет назад этот поселок полностью сгорел, но в нем восстановили несколько домов для туристов, которые называют «приютами». Это отправная точка, откуда начинаются пути на Маньпупунёр и в другие туристические места.

Остальных везли в прицепах

Остальных везли в прицепах

Поделиться

Утром, перед стартом, пришли известия о резких похолоданиях. МЧС предложило путникам переждать несколько дней в поселке, так как надвигались аномальные морозы до минус 60. Но продукты у экспедиции были рассчитаны лишь на ограниченное время, поэтому ребята решили подождать лишь сутки. На другой же день температура начала подниматься с 45 до 42 градусов, каюры запрягли собак и собрались в путь.

— Нас мучили сомнения, правильно ли мы делаем, — продолжает Сергей. — Когда запрягали собак, с перевала пришли снегоходчики, которые везли лыжницу с сильными обморожениями. Да и в начале пути нам встретились снегоходчики, перевозившие эвакуированных лыжников. Всё это было страшно, но мы решили, что не будем отступать.

Упряжки шли на расстоянии друг от друга — самые быстрые собаки бежали впереди. 25 километров бежали по реке Лозьве и 15 километров по пересеченной местности — логам, горкам, по накатанной волнами тропе. Путь для собак был нелегким.

Участники экспедиции — Альберт, Сергей и Илья 

Участники экспедиции — Альберт, Сергей и Илья 

Поделиться

«Лыжников эвакуировали, но мы пошли штурмовать перевал»

Поздним вечером путешественники добрались до маленького мансийского поселка Ушма, в нем живет всего 30 человек. Каюры были настолько уставшими, что решили остановиться у них на сутки. Чтобы идти налегке, они договорились с манси о заброске продуктов до Базы Ильича на снегоходе. База должна была стать последней точкой на их пути перед покорением перевала Дятлова. После отдыха прошли до нее еще 37 километров. База оказалась охотничьей избой с печкой и нарами для ночевки.

Здесь путешественники оставили вещи и палатки, прикрепив записку «Ушли штурмовать перевал», и утром стартовали к главной цели путешествия.

В пути

В пути

Поделиться

— Я выдвинулся в 07:30, ребята на два часа позже, — рассказывает Сергей. — Путь должен был занять 25 километров. В основном он шел в крутую гору. Собакам нужно всё время бежать, когда они останавливаются, их тяжелее поднять. Вдруг навигатор отказался показывать мое местоположение. Я не понимал, где нахожусь и сколько мне еще идти. Деревьев становилось всё меньше, они были кривые — это был первый признак, что поднимаешься в гору. Уже должен был начаться курумник — разбросанные камни под снегом.

Сергей всё время разговаривал с собаками. Собаки, говорит мужчина, чувствуют настроение каюра, и если оно плохое, то лучше никуда не идти.

Хвосты и уши — так видит каюр упряжку

Хвосты и уши — так видит каюр упряжку

Поделиться

— Я настроился на конец вершины, но за ним был спуск, — продолжает рассказчик. — Было стыдно перед собаками, они озирались на меня, ведь я обещал «еще чуть-чуть». Навигатор так и не показывал местоположение. И тут я увидел брошенный багги с гусеницами. Видимо, людей отсюда эвакуировали, а технику оставили. Я решил дождаться остальных, ведь из-за этой техники, стоявшей прямо на пути, могло произойти несчастье. Собаки, разогнавшись, смогли бы перепрыгнуть через препятствие, а нарты с каюром со всей скорости могли разбиться о технику. Нужно было предупредить товарищей.

Кажется, время обедать?

Кажется, время обедать?

Поделиться

Прождав сорок минут у подножия в тени, разгоряченный Сергей почувствовал, что начинает замерзать и заболевать. Не дождавшись упряжек с товарищами, он решил подняться на хребет. И тут навигатор показал, что перевал перед ним, при этом расстояние определить было невозможно.

— Вдруг я понял, что нахожусь один с собаками посреди Уральского хребта в состоянии полной неизвестности, — говорит мужчина. — Что делать? Решил пойти дальше, поднялся на холм, но навигатор показал, что перевал Дятлова уже позади. Развернул упряжку, пошел обратно. Камни торчали сквозь твердый снег, это было опасно.

Путешественник вернулся на хребет, но товарищей всё не было. Навигатор показывал, что перевал опять остался за спиной. Был уже час дня, а вернуться было желательно до темноты, да и чай в термосе — единственное, что было с собой, уже закончился.

Тут Сергей заметил следы снегоходов, они уходили в сторону горы, которая издалека выглядела как холмик, а по приближению оказалась настолько большой, что казалась Эверестом.

— Зайдя на ближайший холм, я увидел, что у подножия этой большой горы мемориал — тот самый, установленный в честь дятловцев. Это была Холатчахль — «Гора мертвых», на склоне которой и погибли дятловцы. Меня захватила буря эмоций: мы победили! Ведь я два года шел к этому. А еще были эмоции от понимания, что ты тут букашка, что от тебя тут ничего не зависит.

Указатель на перевал

Указатель на перевал

Поделиться

Путь обратно

Сергей услышал крики и увидел вдали ребят, двинулся к ним навстречу. Путешественники встретились. Экспедиция оставалась на перевале еще два часа, путешественники помянули дятловцев и сняли часть фильма.

— Вдруг мы увидели, как на нас с горы спускаются снега, тучи, метель, — говорит каюр. — Солнце быстро скрылось. Мы решили спускаться. Быстрый и неконтролируемый спуск оказался страшнее, чем медленный, но верный подъем. Под гору собаки разгоняются, и их не остановить. Уже внизу выяснилось, что нога Альберта на ходу попала в тормоза. Поэтому часть пути он ехал практически лежа и ребрами прочувствовал все торчащие из-под снега камни. Но останавливаться было нельзя, это равносильно смерти. Он держался до последнего. Уставшие, мы вернулись на Базу Ильича примерно к 18 часам.

У перевала. Небольшая передышка

У перевала. Небольшая передышка

Поделиться

Путь обратно у путников занял два дня. Еды не хватило, пришлось варить бульон на мясе из припасов для собак. На обратном пути путешественники встретили группу манси из Ушмы. На снегоходах, с санями и продуктами вся деревня шла за перевал в другую мансийскую деревню на «праздник медведя». Они и предшествующие снегоходчики протоптали путешественникам хороший путь. В поселке Ушма путешественники встретили мансийку, единственную не поехавшую на «праздник медведя». Она выручила путешественников, продав им пять буханок свежего домашнего хлеба по 200 рублей за каждую. В итоге продуктов хватило на остаток путешествия.

— Эмоции в горах испытываешь сильные, их не описать, — делится Сергей. — Те люди, которые поднимаются на перевал Дятлова на снегоходах и платят большие деньги за комфорт, этого не испытывают. Это то же самое, что доехать на машине. И только тот, кто идет к цели пешком или на лыжах, замечая каждый след и преодолевая многое, может это испытать. А когда с собой и спальники везут, и выпивку, и повар едет, всё это не то.

Ранее мы писали о путешествии пермяка Сергея Екименко. Несмотря на перелом позвоночника, он смог покорить Эльбрус.

оцените материал

  • ЛАЙК10
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Подписаться

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Загрузка...
Загрузка...