Все новости
Все новости

Сначала открыли «Кодак», кризис подтолкнул организовать «Чикен». История «Алендвика» в интервью с его создателем

Руководитель сети кафе рассказал, как компания переживала трудности раньше и справляется сейчас

Александр Никифоров занимается бизнесом с 1990-х

Поделиться

В начале 1990-х Александр Никифоров открыл первый в Перми отдел «Кодак Экспресс — Фотомир», который сразу стал популярным. Горожане чуть ли не коробками несли фотопленку: всем хотелось напечатать сделанные «мыльницами» кадры. Пять лет спустя бизнесмен стал продавать в Прикамье мороженое «Баскин Роббинс», а затем организовал первое в регионе кафе фастфуда SFC Chicken.

Сегодня сеть «Алендвик», которой руководит Александр Никифоров, объединяет шестьдесят кафе быстрого питания. Мы встретились с главой компании и вспомнили ее историю, поговорили об особенностях работы в коронавирусные времена и обсудили планы на ближайшие годы.

Группа компаний «Алендвик» работает в сфере фотоуслуг (с 1993 года) и быстрого питания (с 1998 года). Объединяет 60 кафе, большинство из них — в Пермском крае, одно — в Удмуртии, в городе Глазове. По франшизе представляет бренды «Баскин Роббинс» и SFC-Express. Развивает собственные бренды: «Пельмешки да вареники экспресс», Viva la Pizza, «Суши Сан», «Поке-maN», Good News.

— Александр Петрович, почему в 1993 году вы, выпускник филфака и фотограф, решили стать предпринимателем? И почему выбрали именно «Кодак»?

— На тот момент у меня было около двадцати лет стажа работы фотографом. Вопрос участия в бизнесе возник не спонтанно: фотография развивалась, появилось много интересных технических предложений. В России стали открывать фотолаборатории, позволяющие всем печатать цветные фотографии. На улице Горького в Москве этих лабораторий стояло, наверное, с десяток. А у нас еще не было, хотя в Перми об этом много говорилось, все проявляли большущий интерес. Но оборудование стоило значительных денег.

— Помните точную цену?

— Минимальная цена комплекта из двух модулей, для проявки и печати, — примерно 100 тысяч долларов. Я полюбопытствовал в банке по вопросу финансирования. Мне сказали, что это в принципе возможно. Это был первый шаг вступления в игру. А когда появился контракт, я понял, что всё — это бизнес, и надо заканчивать с тем, что раньше делал. Потому что нужно было полностью посвящать себя выбранному делу. Иначе просто не вытащить.

— Как долго выплачивали кредит?

— Взяли на три года, а выплатили очень быстро — примерно за год. Был огромный интерес окружающей среды, то есть покупателей. Поэтому мы быстро возвратили кредитные деньги. Это было наше достижение, успех, которого мы не ожидали.

— Где открылся первый фотоотдел «Кодак Экспресс — Фотомир»?

— В «Стометровке» на улице Ленина. Знаковый магазин, который в то время был очень заметным, пафосным и уникальным. Там даже автомобили BMW продавались. И нам удалось туда встать — я разговаривал по этому поводу с мэром города, и он сказал, что такой бизнес просто необходим Перми. С этого всё началось.

Витрина магазина подсказывала: здесь можно купить фотопленку, а потом проявить сделанные снимки. Фото сделано в <nobr class="_">1990-е</nobr>

Витрина магазина подсказывала: здесь можно купить фотопленку, а потом проявить сделанные снимки. Фото сделано в 1990-е

Поделиться

Так выглядел фотоотдел в «Стометровке»

Так выглядел фотоотдел в «Стометровке»

Поделиться

Позднее фотолаборатории стали открывать и другие. Успеха добились все, потому что спрос был очень высоким и в то время он не покрывался. Надо было не одну лабораторию, а десять, а может, и двадцать ставить одновременно — тогда, вероятно, спрос был бы удовлетворен.

— Следующим стал фотоотдел рядом с «Кристаллом»? Он работает до сих пор и кажется, был всегда.

— Мне тоже так кажется, но второй отдел мы открыли в ЦУМе. В то время помещений было много, нас пускали, потому что отделы давали дополнительный трафик: вокруг них всегда было много людей.

Поток был таким большим, что мы не успевали выполнять заказы. Особенно поначалу, когда была одна машина. Заказов было много, значительная часть из них — очень объемные. Изготовление фотографий затягивалось на месяц. По этой причине мы вынуждены были купить вторую машину, а потом еще одну. Их тоже брали в кредит, но в банке уже знали, что мы выполняем обязательства, поэтому давали деньги.

— Сегодня «Алендвик» в первую очередь знают как сеть кафе и ресторанов. Что подтолкнуло к сфере общепита?

— Это из истории «не было бы счастья, да несчастье помогло». В кризис 1998 года, когда доллар подорожал в несколько раз, люди в один момент стали бедными. Фотобизнес прекратил свое существование: никаких проявок, никакой печати, только единичные заказы на события типа свадеб. У нас в то время было около 150 сотрудников, большинство перестали ходить на работу — не было никакого смысла.

Фактически всей нашей компании делать было абсолютно нечего. Мы понимали: если ничего не менять, то пройдет немного времени и мы просто разбежимся. Когда выяснилось, что в это тяжелое время спросом пользуются только продукты питания и готовая еда, решили, что будем торговать продовольствием. Выбора не было.

С Александром Никифоровым мы беседовали в кафе «Поке-maN» сети «Алендвик»

С Александром Никифоровым мы беседовали в кафе «Поке-maN» сети «Алендвик»

Поделиться

С осени 1998 года стали возить самые популярные продукты — рис, чай, сахар — и продавать в отделах «Кодак». Они стояли в витрине рядом с фотопленкой. Отказались от этого только после открытия первого кафе SFC Chicken.

— Почему от торговли продуктами ушли в сторону фастфуда?

— Я в то время учился по программе МВА в РМЦПК (институте повышения квалификации. — Прим. ред.). К нам приезжали слушатели МВА из США, а наши ездили к ним. С одной из групп прибыл представитель компании «Трайкон» — держателя брендов Pepsi, KFC, Taco Bell и Pizza Hut. Мы его патронировали. А он делился, как в больших городах за границей устроен рынок еды. Мы тогда в этом совсем не разбирались и понимали, что необходимо собрать как можно больше информации.

Кафе «Чикен» познакомило пермяков с фастфудом

Кафе «Чикен» познакомило пермяков с фастфудом

Поделиться

Спросили, где всё это можно посмотреть. Он ответил, что самый простой вариант — поехать на выставку франчайзинга, которые проходят в разных странах. Просто выбрать ту, что ближе по времени и расстоянию. Мы увидели, что ближайшая будет в Бирмингеме в октябре 1999-го, и поехали в Англию. Там встретили представителя Southern Fried Chicken — и началась история совершенно новой деятельности.

В «Алендвике» тогда не было людей, которые занимались бы едой. Нужны были технологи, повара, другие специалисты. Штат набирали по объявлениям: из-за кризиса было много кандидатов. Это стало первым шагом после подписания договора.

Ни основатель «Алендвика», ни его сотрудники поначалу понятия не имели, как выстраивать бизнес в сфере общепита

Ни основатель «Алендвика», ни его сотрудники поначалу понятия не имели, как выстраивать бизнес в сфере общепита

Поделиться

— Чем привлек именно фастфуд? Не ресторанная еда, а именно быстрое питание?

— Организация фастфуда хорошо прописана, проекты легче воплотить в жизнь. Если сначала всё выстроить, то механизм в принципе будет работать сам.

— Чтобы запустить производство, опять пришлось влезать в кредиты или хватило собственных средств?

— Мы сумели профинансировать этот проект из заработанного на «Кодаке». Самой большой печалью стала покупка иностранного оборудования — курс доллара тогда был высоким, всё стоило бешеных денег. Но что касается ремонта, строительства и так далее — тут были уже рублевые отношения.

— Из каких продуктов готовили — местных или привозных?

— Англичане сюда приезжали и обследовали рынок продуктов. Прежде всего смотрели поставщиков курицы. Тогда порядка шести птицефабрик было, они выбрали Пермскую — сказали, что ее курицу можно брать. Мы до сих пор работаем с этой фабрикой — уже 22 года это наш ключевой поставщик.

Первое кафе SFC Chicken в Перми. Рядом еще расположен магазин «Океан». Фото сделано в начале <nobr class="_">2000-х</nobr>

Первое кафе SFC Chicken в Перми. Рядом еще расположен магазин «Океан». Фото сделано в начале 2000-х

Поделиться

Продукты типа огурцов и помидоров также закупали в Прикамье. Но были и те, что приходилось возить из Москвы, потому что их производство было сконцентрировано у узкого круга предприятий. Прежде всего это булки для гамбургеров и котлеты. Картофель фри тоже был иностранный. Полуфабрикат, изготовленный из определенного сорта картофеля по специальной технологии, везли из Москвы.

— Александр Петрович, вы долгие годы являетесь вегетарианцем. Получается, вы не пробовали еду, которую собирались готовить и продавать в Перми?

— Да, я не ем мясо. Англичане были этим поражены до крайности — я же приехал заключать с ними контракт на бизнес, где курица — ключевой продукт.

Но я и раньше, и сейчас с удовольствием обедаю в своих заведениях, то есть ем то, что в них готовят. Просто выбираю блюда без мяса. В рабочий день обычно прихожу на обед сюда, в «Поке-maN» (встреча проходила в кафе паназиатской кухни на Компросе, 7. — Прим. ред.). Если я в командировке или мы объезжаем кафе, то в любом другом.

— Как проходило открытие первого кафе SFC Chicken?

— Это было 31 мая 2000 года на Комсомольском проспекте, 11. Открытие стало событием для города. Мы пригласили большое количество гостей, представителей прессы. Организовали концерт. Люди реагировали с огромным интересом: очереди стояли от кассы до парковки на улице.

Это придало нам сил. Мы быстро поняли, что одного кафе мало, и открыли второе в районе Комсомольской площади.

Первый «Чикен» перед открытием. Сотрудницы одеты непривычно: они в белых халатах и колпаках. Фото 2000 года

Первый «Чикен» перед открытием. Сотрудницы одеты непривычно: они в белых халатах и колпаках. Фото 2000 года

Поделиться

Нас принимали с помпой не только в Перми, но и в целом по региону, где мы тоже стали открывать кафе. Сначала — «Баскин Роббинс» (это была наша самая первая франшиза) и SFC Chicken, а потом и другие бренды. Самая отдаленная точка сегодня — Глазов в Удмуртии.

— Сколько человек сегодня работает во всех заведениях «Алендвика» и каково управлять таким количеством людей?

— Всего 1200 сотрудников. Но я же не вижу их всех постоянно, они не стоят рядом, словно полк. Поэтому нет ощущения, что их очень много.

Сравните кадр выше и сегодняшний снимок: никаких строгих халатов (зато в масках, но это уже примета <nobr class="_">2020-х</nobr>)

Сравните кадр выше и сегодняшний снимок: никаких строгих халатов (зато в масках, но это уже примета 2020-х)

Поделиться

Но мы общаемся, конечно. Сейчас из-за ограничений всем нельзя собраться в офисе, но я постоянно бываю в кафе не только в Перми, но и в целом по краю. Каждую неделю объезжаем, встречаемся с людьми. Многих знаю в лицо, они меня тоже знают.

— «Алендвик» объединяет не одну сеть общепита. По каким принципам вы выбираете новые франшизы или отказываетесь от старых?

— Чаще всего следующий шаг подсказывали происходящие события. Появился спрос, имелось место, чтобы разместить что-то еще… Мы же не могли открыть по соседству два одинаковых кафе! Предположили, что если начнем развивать еще какие-то бренды, сможем занимать другие территории.

Объединение нескольких брендов у нас впервые появилось в «Столице» в 2003 году (и до сих пор там остается). Постепенно организовали в Перми несколько фудкортов. Например, в «Семье» и «Шоколаде» было по четыре наших бренда. К фудкортам у людей всегда большой интерес был. Сегодня ситуация выглядит несколько по-другому, а в то время было особо некуда ходить. Все шли в знаковые торговые центры и заходили на фудкорты.

Даже в пандемию на фудкортах всегда есть посетители (на фото — ТРЦ «Столица»), хотя их и стало меньше

Даже в пандемию на фудкортах всегда есть посетители (на фото — ТРЦ «Столица»), хотя их и стало меньше

Поделиться

Отказ от какого-то бренда зависит от продаж. Если мы понимаем, что они низкие, то начинаем проверять, в чём дело: сам продукт не заходит, цены высокие или что-то еще. Исходя из этого принимается решение: менять бренд, переформатировать или закрывать.

— У «Алендивка» не только франшизы, но и собственные бренды. Как они появляются?

— Совокупность обстоятельств. Например, это помещение (на Компросе, 7 раньше размещалась «Шоколадница». — Прим. ред.) частично принадлежит нам. Мы понимали: оставим свободным — придется сдавать. Уже появились возможные арендаторы. Но они хотели сделать ресторан с кальянами. А у нас в этом же помещении «Баскин Роббинс», рядом с которым невозможны кальянные дела: табак сильно влияет на мороженое, пропитывает его запахом.

Поэтому мы подумали: «А давайте-ка сами разработаем концепцию, которая позволит заменить «Шоколадницу». Появились «Поке-maN» с паназиатской кухней и кофейня Good News.

— Все кафе не точечные, не одиночные, а сетевые, так?

— Да. Мы понимаем, что сетевой вариант будет работать и в будущем приносить прибыль. Одно кафе может существовать, но с экономической точки зрения принесет немного. У сети результат лучше.

Александр Петрович не скрывает эмоций, вспоминая, сколько пришлось пережить предпринимателям за последние тридцать лет

Александр Петрович не скрывает эмоций, вспоминая, сколько пришлось пережить предпринимателям за последние тридцать лет

Поделиться

Хотя за такой долгий период, конечно, случались и смешные моменты

Хотя за такой долгий период, конечно, случались и смешные моменты

Поделиться

Поделиться

— Не планируете продавать собственные франшизы?

— Сейчас — нет. Хотя в свое время продавали, это был достаточно успешный бизнес. Но слишком много вокруг происходит политических и экономических событий, которые влияют на судьбу предприятий и наши действия. Только представьте, что за достаточно короткий период мы пережили три мощнейших кризиса.

— Про дефолт 1998 года мы уже поговорили. А какой кризис оказался самым тяжелым и как ваша компания переживала эти периоды?

— Думаю, самым жестким был первый — как раз 1998 года. Кризис 2008 года оказался для нас менее тяжелым: не было больших задолженностей, которые нельзя рефинансировать. Имелись угрозы кассовых разрывов, но мы справились с этой проблемой. Пережили, подтянувшись и уменьшив затраты, но без особых сокращений персонала.

А ситуация 2014 года, которая началась как вроде бы и не кризисная, кардинально изменила всё. С того времени бизнес в стране начал потихонечку сжиматься. Не только ресторанный, но и он в том числе. В предыдущие годы бизнес расцветал, появлялись новые заведения, их становилось больше. А что сейчас? Выхожу на улицу в восемь вечера — детское время! — а там никого.

— Сегодня пандемия коронавируса серьезно сказывается.

— Еще до коронавируса значительно меньше людей стало. Все сидят по домам, хотя могли бы гулять. Такое ощущение, что у людей просто стало меньше возможностей и денег.

— Как поменялась ваша работа, когда в Пермь начали заходить крупные сети фастфуда: KFC, «Макдоналдс»?

— Это взбодрило. Первым зашел «Ростик'с» (компания представляла в России бренд KFC. — Прим. ред.). Мы готовились к этому, даже «программу сопротивления» разрабатывали. Но, как оказалось, нечего было напрягаться. Пермский рынок готов к расширению, большому количеству игроков. Пройдет время, прежде чем произойдет насыщение. На сегодня уже столько игроков пришло — и «Макдоналдс», и «Бургер Кинг», и KFC — у всех дела идут хорошо.

— Значит, «военные действия» не понадобились?

— Да. Единственное — не стоит соревноваться с монстрами рынка. Например, не надо копировать бургеры «Макдоналдс» и делать точно такие же. Потому что у них и денег больше, и пятидесятилетняя история. Нужно отстроиться и делать по-другому. Иметь свое лицо. Наш метод — отстройка от конкурентов.

Кофейня Good News, открывшаяся год назад по соседству с «Поке-maN», стала первым звеном новой франшизы: позже в «Столице» появилась вторая

Кофейня Good News, открывшаяся год назад по соседству с «Поке-maN», стала первым звеном новой франшизы: позже в «Столице» появилась вторая

Поделиться

— Вы упомянули, что сети быстрого питания сегодня успешно работают в Перми. Получается, фастфуд сегодня на волне популярности?

— Да, в силу экономических причин. Сегодня это единственная еда, которая так востребована: по популярности она номер один в стране. 85% населения отдают предпочтение фастфуду. К сожалению, это происходит не по причине большой любви, а из-за отсутствия возможности позволить большее.

— То есть сейчас не стоит открывать новое заведение?

— Почему? Такие периоды помогают оценить возможности и понять, что сделать, чтобы быть актуальным и интересным.

— Каковы планы «Алендвика» на ближайшие годы?

— Мы постоянно что-то перестраиваем, где-то закрываем, где-то открываем. Постоянная миграция — наш сегодняшний вариант существования. В ближайшие годы так и будет.

От ситуации с коронавирусом пострадала вся «пищевка». В какой-то момент все были полностью закрыты (в апреле 2020 года. — Прим. ред.), работала только доставка. И наш сервис доставки тогда нас очень выручил.

Ограничения, которые периодически объявляют, например необходимость требовать QR-коды, сбивают процесс. Только всё выстроится и заработает, как новое изменение рушит то, что уже было сделано. Надо вновь выстраивать, чтобы этот механизм работал. Но это в любом случае лучше, чем совсем стоять. Пусть мы работаем не на полную мощность, пусть обороты меньше. Но работаем! Главное — не опуститься в минус. Нам все-таки проще, чем владельцам одиночных кафе: ситуация выравнивается за счет разных мест продаж. Потому что в Перми дали зарплату в одно время, в Соликамске — в другое.

В ТРЦ «Планета» на шоссе Космонавтов, который начал работу меньше года назад, представлены бренды «Алендвика»

В ТРЦ «Планета» на шоссе Космонавтов, который начал работу меньше года назад, представлены бренды «Алендвика»

Поделиться

К тому же когда где-то убывает, в другом месте прибывает. Например, закрыли фудкорт в «Колизее» — появились «Планета» и «Эспланада». В первом ТРК мы уже стоим, во втором собираемся открыться.

— В другие регионы заходить не планируете?

— Нет, пока не закончится пандемия и не будет понимания, что останется на рынке после нее. В рамках собственных площадей мы стараемся обновляться, в том числе технически. Но планов зайти в Екатеринбург или еще куда-то нет.

— «Алендвику» принадлежит здание бывшего кинотеатра «Комсомолец» на улице Петропавловской. Есть ли планы по его реконструкции? Что хотите в нём разместить?

— Здание старое, в 2018 году мы начали его ремонтировать: там текла крыша, требовалась реконструкция. Хотели превратить в коммерческое помещение. К 2020 году дошли до внутренней отделки — и началась пандемия. Работы остановились, здание стоит недоделанное.

Мы планировали организовать там арт-пространство с кафе — симбиоз выставочной деятельности и общепита. К идее проявили интерес люди, устраивающие «Дягилевский фестиваль», — здание находится неподалеку от Оперного театра. К сожалению, эта идея не реализовалась.

Когда закончится пандемия, можно будет вернуться к вопросу. Но пока нет концептуальных идей, во что превратить это пространство. Если у кого-то такие идеи есть, готовы рассмотреть предложения.

Александр Никифоров готов рассмотреть идеи, касающиеся здания бывшего кинотеатра

Александр Никифоров готов рассмотреть идеи, касающиеся здания бывшего кинотеатра

Поделиться

Ранее мы публиковали интервью с Юрием Пирожковым — одним из владельцев сети RestUnion, известной ресторанами Casa Mia, «Халва», Zlata Husa и «Тсуру». А также большой материал о сети магазинов «Семья» — владелец Олег Чиркунов рассказал, почему решил ее продать, и поделился воспоминаниями о том, как начинался бизнес.

  • ЛАЙК14
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ1
  • ПЕЧАЛЬ3
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter