Криминал Стрельба в пермском университете На суде по делу о стрельбе в ПГНИУ Тимур Бекмансуров заявил, что у него психическое расстройство

На суде по делу о стрельбе в ПГНИУ Тимур Бекмансуров заявил, что у него психическое расстройство

По его словам, в момент совершения преступления всё окружающее казалось ему нереальным

Бекмансуров признал вину, но говорит, что всё вокруг казалось ему в тот момент нереальным

Сегодня, 31 октября, на суде по делу о стрельбе в ПГНИУ и убийстве шестерых человек Тимур Бекмансуров отказался давать показания. Поэтому на заседании зачитали выдержки из рассказанного им на допросах.

Из показаний, озвученных в первой половине дня, выяснилось: Бекмансуров не сразу решил устроить стрельбу по людям именно в университете — поначалу он раздумывал, не сделать ли это в школе или в ТЦ «Планета». Определившись с выбором места, изучил кампус и обозначил для себя, в какие именно корпуса он пойдет с оружием. «Я хотел причинить смерть максимально большому числу людей», — уточнил Бекмансуров в ходе одного из допросов после подробных перечислений, где и в кого он стрелял.

Взял картечь для охоты на крупную дичь


После перерыва гособвинитель Светлана Плотникова приступила к уточняющим вопросам по тому, что прозвучало ранее. Бекмансуров подтвердил, что всё происходило так, как он рассказывал.

— Вам известны поражающие свойства картечи, которую вы использовали? — уточнила гособвинитель.

— Я использовал охотничью картечь <...>, — ответил Бекмансуров. — Она [предназначена] для охоты на крупную дичь — кабаны, лоси.

На вопрос, признает ли подсудимый исковые требования на озвученные ранее суммы, Бекмансуров ответил: «Да, признаю, в полном объеме».

Думал, что за ним следят


На заседании обвиняемый рассказал, что не был знаком с погибшими людьми.

— Каким был мотив преступлений? Вы ранее знали тех, кого хотели убить, кого убили? — спросила гособвинитель.

— Нет, — спокойно ответил Бекмансуров. — С 14-летнего возраста у меня начала появляться немотивированная агрессия, а также суицидальные мысли. Появился звон, шум в ушах <...>. Ощущение сдавливания мозга. Ощущение того, что мозг самостоятельно перемещается в стенках [черепа]. Также иногда происходили повреждения сознания. Появлялись параноидальные мысли, что за мной следят. В связи с этим я стал использовать программное обеспечение для скрытия своих следов. Была апатия по отношению к себе и окружающим людям, в том числе — родственникам.

По словам подсудимого, к специалисту он по этому поводу обращался всего один раз и анонимно — писал на психиатрическом форуме. К обычному психиатру не ходил, так как был уверен: это помешает ему попасть на службу в армию. Про звон в голове однажды упомянул матери — она сводила его к врачу, на этом всё закончилось. Подробно не акцентировал на этом внимание, так как у них не было доверительных отношений. А проходя комиссию в военкомате, Бекмансуров о каких-либо психических проблемах не заявлял.

На вопрос, действительно ли перед выходом из дома 20 сентября 2021 года он принял лекарство, Бекмансуров ответил, что это была расслабляющая таблетка, рекламу которой он увидел в интернете.

«У меня психическое расстройство»


Когда адвокат Виктор Паньков задал первый вопрос Бекмансурову, стало понятно, какой линии защиты он планирует придерживаться, — подняли тему выводов экспертов-психиатров о состоянии обвиняемого.

— Я не согласен с выводами, — заявил Бекмансуров. — Считаю, что на момент совершения преступления и до сих пор [у меня] имеется психическое расстройство.

Он также сообщил, что не рассказывал подробно о своем психическом состоянии в ходе следствия. А на вопрос о том, как он ранее проходил психиатрическое тестирование, подсудимый ответил:

— Я изначально посмотрел в интернете ответы на эти тесты. С собой был телефон, я параллельно смотрел.

Также Бекмансуров рассказал, что с 13 до 18 лет он постоянно жевал табак — до десяти раз в день. То есть был зависим от никотина. С 14 лет употреблял наркотики. Играл в компьютерные игры с насилием, выбирая сторону нацистов или террористов. Еще раз упомянул о звоне в голове, сопровождавшемся помрачением сознания, и других признаках, о которых ранее рассказал прокурору. Тогда же, в 14 лет, по словам Бекмансурова, у него стало появляться навязчивое стремление к агрессии по отношению к окружающим людям. Это усилилось к 16 годам.

— С того же возраста стали появляться навязчивые мысли о совершении самоубийства — либо самостоятельно, либо при помощи третьих лиц, — прокомментировал Бекмансуров.

Бывший первокурсник ПГНИУ заявил, что в момент совершения преступления он также не осознавал происходящее адекватно и в полной мере.

— Всё окружающее стало казаться мне нереальным. Было ощущение, что я наблюдаю это со стороны, — отметил Бекмансуров.

Затем подробно рассказал, как отходил от наркоза и обезболивающей терапии, завершив короткую речь заявлением, что у него до сих пор остались мысли о суициде и звон в голове.

За тем, как идет судебное разбирательство по делу о стрельбе в ПГНИУ, мы следим в нашей онлайн-трансляции.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
ТОП 5
Мнение
По дороге чуть не задушила жаба: во сколько россиянам обойдется путь по платным трассам к Черному морю
Диана Храмцова
выпускающий редактор MSK1.RU
Мнение
«Им без разницы, откуда прыгать»: ветеринар — о выпадении кошек из окон и стоимости их лечения
Алена Ситникова
Ветеринарный фельдшер
Мнение
«Мы тоже люди»: сотрудница пункта выдачи — о штрафах за отзывы, неадекватных клиентах и рейтингах
Анонимное мнение
Мнение
«Реформаторы примут решение, а вы, бабоньки, вывозите. Выручайте страну». Что думает про отмену ЕГЭ обычный учитель
Ирина Ульянова
Учитель
Мнение
Как в России в 90-е: гражданка Турции — о стремительном росте цен в ее стране и потере статуса бюджетного курорта
Анна Фархоманд
Рекомендуем