Криминал подробности «Как мне с таким грехом жить?»: 23 года назад четверо пермяков убили девушку. Один из убийц раскаялся и ушел в монастырь

«Как мне с таким грехом жить?»: 23 года назад четверо пермяков убили девушку. Один из убийц раскаялся и ушел в монастырь

Близкие пермячки даже спустя два десятка лет надеются, что убийцы сознаются, где спрятали останки

Слева на фото — место захоронения тела девушки, на которое указал обвиняемый, так оно выглядело 20 лет назад, справа — тот же лог у реки Стикс в наши дни, о преступлении ничего не напоминает

23 года назад в Перми без вести пропала 19-летняя Елена. У девушки остался трехмесячный ребенок. Ее четверых убийц задержали и осудили только спустя три года, при этом тело девушки так и не нашли. Один из убийц не смог жить с таким грузом, после содеянного он приходил в милицию сознаться, но среди пропавших в тот момент Елена не значилась. Не выдержав, мужчина ушел в монастырь и прожил там больше года. В ските он исповедовался и признался в содеянном, чтобы успокоить душу.

Как шло расследование этого дела? Почему произошло убийство? Как вышли на след четверых убийц? Почему не нашли останки убитой? Мы поговорили со следователем Гульнарой Абибулаевой, которая вела это дело, со священником того монастыря, где пытался облегчить совесть убийца, его матерью и изучили в архиве краевого суда уголовное дело 20-летней давности.

Имена героев статьи изменены по просьбам их родственников.

Как пропала Елена

Лена не вернулась домой 13 декабря 2000 года. В тот день она, как обычно, ушла на учебу в институт, ее трехмесячный сын оставался с няней. После лекций Лена вернулась и сказала матери, что хотела бы сходить в бар со своим парнем, вышла из дома в 19:30. Сестра девушки работала в баре — и уже ночью, вернувшись домой, рассказала маме, что видела, как Лена поссорилась с парнем и он убежал из заведения без верхней одежды. Лена вышла за ним, пошла к остановке Чернышевского рядом с баром…

Уже потом выяснится, что после ссоры с другом девушка в тот вечер встретила своего бывшего одноклассника в компании его приятелей. Они пригласили ее посидеть в гостях. Из квартиры девушка уже не вышла.

Сигнал из монастыря

После заявления о пропаже возбудили уголовное дело. Оно поступило следователю Гульнаре Абибулаевой. Ранее мы писали, что Гульнара Абибулаева занималась расследованием самых громких уголовных дел — о пермском людоеде Михаиле Малышеве и серийном убийце женщин Дмитрии Тамбасове. Собеседница рассказывает, что в те годы Следственного комитета еще не существовало, она работала следователем в прокуратуре Перми, куда из районов забирали наиболее сложные нераскрытые дела.

— Это дело было одним из таких, — признается Гульнара Абибулаева. — У нас появилась информация, что молодой человек, который сейчас находится в монастыре, ранее признался в убийстве девушки. Эта девушка числилась как пропавшая без вести. Было известно, что она пошла в кафе и после этого исчезла. Информация о том, что ее убийца — в ските (это место жительства монахов, отдаленное от крупных поселений людей. — Прим. ред.), исходила из монастыря, ведь там много ранее судимых людей, которые ищут кров и работу, некоторые из них поддерживают отношения со своими оперативными сотрудниками. Сигнал прошел, кто-то сообщил знакомому оперу.

Милиция выехала в монастырь и забрала мужчину на допрос. Для удобства далее в тексте мы будем называть его Михаил.

— Я помню, что у него было тяжело на душе, в монастырь за 70 километров от Перми он вообще пришел пешком, — рассказывает Гульнара Абибулаева.

Мужчина сразу дал признательные показания. Что произошло в квартире, куда компания приятелей привела Елену, он рассказал в явке с повинной. Девушку сначала задушили, тело спрятали в сервант, а потом пытались избавиться от него.

Убийство

Из показаний Михаила следует, что в убийстве девушки участвовали четверо: он и трое его знакомых. Компания отдыхала, употребляли спиртное и героин. Елена пошла в туалет, а когда вернулась, стала спрашивать молодых людей, куда исчезли деньги из ее кошелька. Разговор перешел в скандал. По словам Михаила, девушка стала угрожать: «Давайте деньги, или я скажу знакомым бандитам. И они вас за это накажут». После, на признании, Михаил сознался: деньги у Елены действительно кто-то забрал. У нее было 300 рублей.

Обвиняемый показывает, в какой квартире произошло убийство

— Убить ее приняли решение совместно, — говорил на допросе Михаил. — Всё произошло быстро. Я снял свой кожаный ремень и накинул на шею девушки.

Душили по очереди, еще один мужчина держал ноги девушки. «Задушили, стали разговаривать», — говорит в показаниях Михаил. Внезапно Лена очнулась и подала признаки жизни. Ее вновь задушили.

Следователь вспоминает обстоятельства дела: девушка просила отпустить ее, сжалиться, сопротивлялась, кричала, потому что у нее маленький сын. Роль в этом преступлении одинаково лежала на всех, считает Абибулаева.

— Убедившись в смерти девушки, ее раздели догола, связали и положили в сервант для посуды. Я остался в этой квартире на всю ночь и пробыл с ней до вечера следующего дня, — описывал Михаил.

С убитой сняли все золотые украшения, позже продали их. Выручку поделили между собой.

Тело спрятали у Стикса

По словам Михаила, на следующий день поздно вечером все четверо вынесли тело Лены на улицу прямо в серванте. Так как не смогли за день найти машину, сервант погрузили на санки и покатили по улицам Перми. Докатили сервант до гаражей, но там, увидев милиционеров, бросили санки с грузом, наспех закидав всё снегом.

— На следующий день я встретил З. с парнем по имени Слава. З. сказал, что труп Лены сожгли, после этого пошли в гости к Славе, — следует из допроса.

В признательных показаниях Михаила сообщается, что еще через два месяца, взяв с собой топор и мешок, они с В. вернулись к гаражам, где был спрятан сожженный труп. Тело расчленили, облили бензином и снова подожгли. Но сгорели не все кости, что-то закопали напротив военного кладбища в логу Егошихи, где протекает речка Стикс. Ступню почему-то просто выбросили.

Болотистый участок у реки, где, предположительно, спрятали тело, неоднократно перекапывали, но безрезультатно

На это место следователи выезжали не раз, пытались найти любые следы, но всё было безуспешно. Найти останки любимой сестры и дочери пыталась и семья Лены, семья убитой приезжала копать к Егошихе не раз. В своем объяснении следователь Абибулаева поясняла, что этот участок около Егошихи в 2001 и 2002 годах сильно подмывало и кости с мешком могло унести в Каму.

Приведем диалог из протокола допроса:

Вы выезжали на место захоронения останков?

— Я серьезно пытался помочь, но останки не нашли.

Вы можете предполагать, что кто-то из ваших мог перенести останки и закопать в другом месте?

— Я этого не знаю.

Что привело вас в прокуратуру в августе 2002 года?

— Трудно с этим грехом жить.

Место преступления неоднократно подмывали паводковые воды, следует из уголовного дела. Останки могло унести в Каму

Суд, на котором рассуждали о казни Иисуса и вере

Михаил сдал своих подельников, и в 2003 году начался суд над всеми четырьмя фигурантами. На суде В. сообщил, что 13 декабря 2000 года, в день убийства, в той самой квартире его и вовсе не было — он был со своей подругой, они гадали на картах.

— Я и Ж. наслышаны, что он употреблял наркотики, — говорил в суде В. — Я постоянно его упрекал в том, что он употребляет наркотики в течение пяти лет. Поэтому он ввязывает меня в это преступление.

З. тоже говорил, что у него есть алиби: в день убийства он находился в пункте стеклотары и выпивал с приятелем.

— Я не говорю, что не способен совершить убийство... Этому человеку я не давал жизнь, чтобы ее отнимать. Что побудило оговорить меня, я знаю, — отметил З. — Может быть, оперативные работники побеседовали с ним. Они сказали, что сломают меня. Они заставили меня дать показания под физическим и психологическим давлением. В. я видел пару раз. Я не могу с первым встречным, или со вторым договариваться совершить убийство.

Последний фигурант на суде также заявил об алиби — в день трагедии он был в гостях у отца, который просил его отремонтировать машину (в показаниях отец отмечает, что он не разбирается в ремонте машин), а Михаил поступает с ним «сурово и вставляет палки в колеса». Причиной всему — ревность.

— После освобождения он (ранее Михаил уже был осужден за кражи, отбывал наказание. — Прим. ред.) познакомил меня со своей подружкой. Потом они поругались, и она стала мне названивать. Изменила ему со мной, — говорил В. — Он сказал, что отыграется на мне. Он обвиняет меня в таком преступлении, настолько он был невменяемым, чтобы причудилось такое. Это сказалось пятилетнее употребление наркотиков. Я переходил черту закона, различие в преступлениях вижу. Я не мог такого сделать.

Суд дал оценку показаниям свидетелей подсудимых и признал их несостоятельными — то есть их алиби не подтвердились.

На суд мать убитой приходила с фотографией своей дочери и сидела напротив клетки с подсудимыми. Соседи В. говорили, что видели, как он ходил с цветами в сторону мотовилихинского трамплина, где, предположительно, лежат останки девушки.

В суде на прениях адвокат В. высказала, что понимает, откуда такая «тяга» матери убитой к показаниям Михаила, так как это «та соломинка, за которую ухватилась скорбящая мать».

— Ее исстрадавшееся сердце готово ухватиться за малейший факт, чтобы положить конец поискам, обрести какое-то пристанище в виде могилы дочери, — взяла слово адвокат. — И такой соломинкой являются откровения Михаила. Верит ли он в Бога? Утверждает, что верит. Видел ли его лично? Никто из нас, живущих на земле, не видел его. Почему же он верует в того, кого не видел? Видели ли миллионы людей смерть Иисуса? Но они веруют в него и, читая Библию, как будто сами там были, представляют себе эту казнь. Почему же нельзя допустить, что картины убийства девушки точно так же предстают в его сознании, но они не имели место в действительности?

На суде допросили и батюшку из монастыря. Из протокола допроса священника:

Он искренне обращался к Богу? Не наигранно ли это?

— Ни о какой наигранности речи и быть не может.

Как вы думаете, искренен ли он был в своей религиозности?

— Это не проверяемо, покажется со временем. Если бы он не стремился, не остался бы у нас. Ранний подъем, много работы и нет мужских утешений.

В последнем слове на суде Михаил сказал: «Я один из активных участников преступления. Не предотвратил это преступление, хотя такая возможность была. Есть моя доля вины, что люди, совершившие со мной это преступление, могли и не совершить этого. Если бы я занял другую позицию, этого могло бы и не быть. Прошу наказание, которое я заслужил».

Остальные вины не признали. Как вспоминает следователь Гульнара Абибулаева, всех четверых фигурантов признали вменяемыми. И виновными в убийстве по предварительному сговору. В нулевых уже не было смертной казни, троих подельников приговорили к 15, 17 и 16 годам колонии. Михаил получил 8 лет за сотрудничество со следствием.

Письмо убийце: «Всю жизнь не пробегаешь»

Одним из доказательств вины З. стало письмо его приятеля из колонии, которое перехватили при проверке. Этому другу З. признался, что участвовал в убийстве девушки. Знакомый в своем письме напоминает ему о его признании и шантажирует: «С волками жить — по-волчьи выть. Мне корячиться срок, и я жду от тебя грева (посылки в тюрьму) и ощутимой помощи. Тем паче ты у меня в большом долгу неоплатном. У меня есть одна козырная карточка. Ты еще не забыл события прошлой зимы? Напоминаю, ты, В., и т. д., и одна красивая девушка. Мне ведь недолго рассказать это кое-кому. И угрызений совести не будет. С этого ты никуда не сорвешься. А если надумаешь бегать, дак всю жизнь не пробегаешь. И еще, если примут всю компанию, то они начнут петь не хуже тебя. <...> Пойми меня правильно, мне неприятно писать такие слова, но я здесь голодный и озлобленный. Крутись, вертись, занимай. И еще, если захочешь меня плотнее всадить операм, знай, 105-я (статья 105 УК РФ "Убийство". — Прим. ред.) перевесит все мои 162-е (статья 162 УК РФ "Разбой". — Прим. ред.). Твое стукачество тебя не защитит. Я пятилетку сделаю, а вот ты 15 как минимум отсидишь вряд ли. С искренним арестантским уважением».

Что рассказал священник 20 лет спустя

Мы съездили в тот монастырь, в котором год находился Михаил. Спустя 20 лет мы нашли священника, которому он исповедовался. Батюшка сказал, что не нарушал тайну исповеди, и вспомнил, как впервые Михаил появился в мужском ските.

В деревенском мужском монастыре обвиняемый прожил год
За эти 20 лет здесь мало что изменилось. Мы приехали, когда началась церковная служба

— Я помню его. Пришел совсем молоденький паренек, не знаю, наверное, ему даже и 20 лет не было. Он не хотел стать монахом, он хотел успокоить свою душу. С таким грузом на душе он был единственный в этом монастыре, — рассказал батюшка. — Он здесь жил, нашел товарищей, трудился, молился. Постепенно себя психологически настраивал, что всё равно рано или поздно ему придется ответить перед законом.

Михаила поселили в братском доме при мужском монастыре. Он был ответственным, вспоминает священник, брался за любую работу, помогал. В ските пробыл год.

— Постепенно он рассказал всё, что было на его душе. Это произошло даже не за один месяц. Он советовался со мной, как поступить, — отметил священник. — Видно было, что человек думает, принимает решение внутри себя.

Обвиняемый жил в братском доме вместе с монахами
Монахи ведут свое небольшое хозяйство: есть пасека, коровы, огород
Летом в теплицах верующие собирают урожай и обеспечивают себя сами

Священнослужитель подчеркнул, что не может нарушать тайну исповеди.

— Получается, священник для чего стоит на исповеди? Священник должен выслушать человека, а не рассказывать налево и направо исповедь, — сказал собеседник. — Для чего тогда существует тайна исповеди? Он передо мной исповедался, понимаете... Если мы не будем соблюдать тайну исповеди, для чего мы тогда нужны? Приехала милиция, он вышел к ним и сам признался. Они начали задавать первые вопросы, он сел на заднее сиденье машины и сразу им всё рассказал. Это произошло моментально.

Как вы думаете, он искупил вину?

— Он понес наказание перед государством, а искупил ли вину — это Богу решать… Жизнь у него продолжается. Хорошо, если он будет совершать добрые поступки. Хорошо, если он на протяжении оставшейся жизни пойдет по правильному пути и будет проявлять милосердие и добро перед людьми. Как дальше его жизнь складывается, даже не представляю... Больше он не появляется в наших краях, потому что проблемы ушли в сторонку. Но я помню его, за все эти 20 лет был только единственный такой случай. Ты общался с человеком и ужасался тому, что ты услышал.

Сейчас в ските проживает около 20 человек, которые пришли в чем-то покаяться, найти утешение, кто-то — крышу над головой. У монастыря есть свое хозяйство: пасека, коровы, свой огород, теплицы. Пока мы общались с батюшкой, двое мужчин расчищали снег. Здесь пришедшие могут оставаться сколько хотят, выполняют работу по хозяйству, ходят на исповедь. Как признается батюшка, один из таких «заплутавших и заблудших» решил остаться в монастыре и посвятить свой путь Богу, стал монахом.

Просторы за монастырем: тишина, лес и сугробы

Мать раскаявшегося убийцы: «В тот самый сложный момент ему помог именно Бог»

Мы попытались выяснить, как сложилась жизнь раскаявшегося в преступлении Михаила. Сейчас он живет на окраине Перми в одном из общежитий. На старом его адресе в обычной панельке живет его мама. Всю жизнь проработала учительницей, с выходом на пенсию подрабатывает уборщицей. Пожилой женщине трудно сдержать волнение. Даже спустя два десятка лет она помнит всё, что произошло.

Мы долго общаемся на старенькой кухне. Женщина показывает детские снимки своих троих сыновей, двое из них — близнецы.

По словам матери, Михаил отбыл наказание в 6,5 года и вышел условно-досрочно. Сейчас работает отделочником, у него подрастает дочка. Женщина помнит тот день, когда сын пришел к ней и признался во всём.

— Он, видимо, настолько переживал, что как-то пришел и говорит: «Представляешь, мам, я убил человека». Это он сказал спустя неделю после убийства. Услышав его слова, я не поверила, — рассказала женщина. — Я смотрю на него, он в таком состоянии, что сложно объяснить... И подумала: ну всё, опять под наркотиками. Он сидел на кухне, а я готовила. Только смогла сказать: «Что ты опять мелешь». Я не готова была к этому и просто не поверила.

Мать признает, что Михаил действительно употреблял наркотики.

— При этом никакого запаха, но состояние измененное. Я не то что не догадывалась, я просто не понимала, почему он так меняется. Порой он приходил веселым, мог даже песни попеть, потанцевать, — вспоминает мать. — В нормальном состоянии он, наоборот, очень сдержанный. А тут прямо рубаха-парень. В то время — 90-е годы — не все принимали эти наркотики. Тогда это было редкостью. Я даже принюхивалась тогда, думала, может, он все-таки пьяный. Позже мы узнали... Мы его и уговаривали, и запирали в квартире, что только не делали. Мы не хотели, чтобы кто-то узнал об этом, тогда это было позором.

Чтобы уйти из дома, сын умудрялся спускаться со второго этажа по простыням. Постоянно обещал прекратить…

Мать вспоминает: в первый раз признался Михаил даже не в монастыре, а в милиции — он пришел и дал явку с повинной. Но тогда заявки о пропаже девушки еще не было, парня не стали задерживать. Он пошел к соседу-священнику, и тот посоветовал ехать в монастырь.

— В монастыре он прожил долго. Его никто не искал. Когда подали в розыск девушку, милиция спохватилась и вспомнила, что да, приходил к ним парень, называл ее имя и даже сказал, где его искать, — рассказывает собеседница.

А вы сами почувствовали облегчение, когда всё закончилось, сын признался, его нашла милиция?

— Конечно. Я и боялась, что его посадят, но, с другой стороны, думала: а как он с этим будет жить... Он просто руки на себя наложит.

Из показаний свидетелей следует, что к месту захоронения девушки тайком приходил один из убийц с букетом цветов

В колонию к сыну мать не приехала ни разу за шесть лет.

— Я настолько была потрясена и думала: пусть он посидит и подумает. Если бы я стала ездить, он бы не вернулся таким. А так он сам прошел этот путь, — поделилась собеседница. — Конечно, я переживала, писала ему туда письма, но не ездила. Сначала я очень была зла, у нас еще тогда по телевизору это крутили в новостях, через день да каждый день, стыдно было на улицу выйти. Еще и в газетах это написали. А наша бабуля со всеми этими газетами по подружкам бегала. Я ее спрашивала: «Зачем, у тебя что, внук подвиг совершил?» Помню, что меня просто не отпускала злость. Я думаю, это [убийство] он сделал за компанию… Считаю, что они были под наркотиками.

По словам женщины, другие обвиняемые на суде открыто говорили: «Нет тела — нет дела».

— У них было время, чтобы перепрятать тело, ведь задержали не всех сразу, — отметила женщина. — Брат одного из подсудимых грозился, что если сын выйдет, то в живых не останется. Я очень боялась, что вот так придут и отомстят.

По словам матери, после освобождения Михаил сорвался и снова стал выпивать. В 2008 году вновь поехал в монастырь искать духовной поддержки. И вера ему помогла. Он смог вытащить себя из запоя.

Мать признается, что к теме убийства они с сыном возвращались лишь однажды.

— Когда он начал крепко выпивать, я сказала ему: «Ты вообще должен с колен не вставать и Бога молить. Ты ребенка лишил матери, как ты сейчас любишь свою дочку, так ты лишил того ребенка матери», — говорит женщина. — Он сказал: «Я понес за это наказание». И больше мы не возвращались к этому разговору.

Мать уверена, что Михаил хороший отец. Он водит дочку в садик, забирает с танцев, и дочка его очень любит. Далеко не сразу, но он смог исправить свою жизнь.

— Мне как-то сказали: «Да он просто испугался наказания и решил закосить под верующего». Но сын никогда не был верующим. Просто в тот момент он нуждался в Боге, — говорит собеседница. — Я сама, наоборот, считаю, что человек должен верить сам себе, сам себе во всём помогать, а не надеяться на Бога. Но сын мне всегда отвечает: «Ой, мама, ты ничего не понимаешь». В тот самый сложный момент ему помог именно Бог. Да и сейчас он часто говорит: «С божьей помощью».

Вы сами его простили?

Я всё равно не понимаю, как можно было это сделать, в каком надо было быть состоянии. Все люди учатся на своих ошибках. Сколько бы мы им ни говорили, только испытав весь груз на себе, человек приходит к выводам, какому-то правильному решению. Или, наоборот, может озлобиться. Я думаю, мой сын не озлобился. Я ожидала худшего.

Мы позвонили Михаилу, он внимательно выслушал, трубку не бросал, на предложение встретиться, чтобы поговорить, обещал подумать.

Близкие убитой девушки сообщили 59.RU, что и 23 года спустя семья надеется отыскать останки Елены, чтобы похоронить их по-человечески и успокоить душу.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
35
Читать все комментарии
ТОП 5
Мнение
Супер-Маша и Кристина: в прокат вышел фильм «Не одна дома» с Миланой Хаметовой — почему его стоит посмотреть родителям
Алёна Золотухина
Журналист НГС
Мнение
Россиянка съездила в Казахстан и честно рассказала об огромных минусах отдыха в соседней стране
Виктория Бондарева
экскурсовод
Мнение
«Чтобы пройти к воде, надо маневрировать между загорающими»: турист рассказал об отдыхе в Адлере с семьей
Александр Зубарев
Тюменец
Мнение
«Полжизни подвергаются влиянию липкого налета»: действительно ли нужно чистить зубы дважды в день?
Лилия Кузьменкова
Мнение
Не хочешь — заставим: ответ депутату, который предложил закрепить законом статус «Глава семьи» за мужчиной
Екатерина Бормотова
Журналист оперативной редакции
Рекомендуем
Объявления