Все новости
Все новости

Ключевая свидетельница рассказала о зарплате советника Решетникова: 4,7 миллиона в месяц! Ее оплачивал фонд «Содействие — XXI век»

Выступившая в суде Ирина Смелевская вела таблицы о всех расходах фонда

Судья показывает Смелевской (в бежевом) и Лопаевой (в красном) таблицы, составленные свидетельницей

Поделиться

Подходит к концу один из самых громких судебных процессов в Прикамье — разбирательство по делу о хищениях из благотворительного фонда «Содействие — XXI век». 6 декабря в суде допросили одного из главных свидетелей по этому делу — Ирину Смелевскую, которая была подчиненной экс-вице-премьера Прикамья Елены Лопаевой. На допросе Смелевская рассказала, как и на что тратили деньги благотворительного фонда.

Напомним, Елену Лопаеву и экс-директора фонда Елену Найданову обвиняют в хищении 67 миллионов рублей из «Содействия — XXI век». По версии следствия, они между фондом «Содействие — XXI век» и рядом аффилированных фирм заключили контракты на фиктивные услуги, а после предприниматели обналичивали деньги и передавали обвиняемым, оставляя себе определенный процент. На следствии Найданова давала показания, что часть денег фонда шла на нужды губернатора и его избирательную кампанию. Летом этого года Найданова сбежала, сейчас она в розыске.

Фонд «Содействие — XXI век» появился в 2010 году. Компании взамен на налоговые льготы перечисляли в него деньги, их клали на депозиты, проценты должны были идти на социокультурные проекты региона. Каждые пять лет соглашение продлевали. Договоры фонда «Содействие — XXI век», куда шли пожертвования, подписывал первый заместитель администрации губернатора Леонид Политов. Специалистом, который отвечал за взаимодействие сторон соглашения, была Ирина Смелевская.

Знала, что работы не делали, а деньги обналичивали

Опрос Ирины Смелевской в суде начали с вопроса о том, чем именно она занималась в фонде. Свидетель ответила, что готовила годовые протоколы, схемы финансирования. «Моя задача была отражать освоение денег фондом по проектам», — отметила Смелевская. По ее словам, договоры, которые заключал фонд, проходили согласование, прежде чем попасть на подпись к Политову. Кто контролировал исполнение договоров, она не знает, сами договоры не читала, потому что у нее не было задачи «вникать», тонкости проектов она не помнит.

— Я вела учет по оплате договоров. Для этого я завела таблицу оплаты, куда заносила суммы, которые фонд переводил кому-либо, — объяснила Смелевская.

По словам свидетеля, она знала, что работы по проектам не делали, а деньги обналичивали. Найданова, по словам чиновницы, передавала ей деньги, чтобы погасить долги по расходам губернатора, а сама Смелевская вела учет этих расходов в таблице с 2017 по 2019 год.

— Найданова давала деньги и эту сумму закрывала договором, мне давали чеки, чтобы я вела расходы по таблице, — отметила свидетель. — Таблицу проверяла Лопаева, а потом отправляла к Найдановой, я шла к ней и говорила, что согласовала суммы с Лопаевой. Эти чеки либо оплачивала сама Лопаева, либо Найданова давала деньги наличкой под расписку. Откуда Найданова брала деньги, мне неизвестно, но мне она говорила, что это деньги фонда.

Как говорит Смелевская, бывали ситуации, когда предприниматели, с которыми фонд заключал контракт, приносили ей деньги, и эти суммы Смелевская передавала, например, в рестораны, которые посещал глава региона. Она подтвердила ранее сказанное в интервью 59.RU Еленой Найдановой: на чеках из ресторанов делались пометки «МГ+Л» — то есть Максим Геннадьевич [Решетников] и Леонид Давыдов, его политтехнолог. Такие пометки, отмечает чиновница, ей сказала писать Лопаева, от которой она в принципе получала многие указания.

Договорами фонда закрывали даже зарплату Давыдова — 4,7 миллиона в месяц!

Также Смелевская рассказала, что в таблице были учтены расходы по оплате сети агитаторов на время выборов в 2017 году. По ее словам, по факту деньги шли на агитаторов, но по документам это проходило неким «проектом». По какой схеме платили агитаторам, Смелевская ответить затруднилась и сослалась на плохую память, поэтому прокурор огласила ее первый допрос, который проводил следователь. Из него следует, что под выборы фонд «Содействие» создал проект «Пермский край — движение вперед». Ответственным за проект был Леонид Политов.

— По этому проекту проходила оплата услуг Леонида Давыдова, сессии в Демидково, плательщиком был фонд, — говорится в первом допросе Смелевской. — Договоры фонда закрывали расходы по выборам, по тратам губернатора, его питанию, по тратам Давыдова, его зарплате в 4,7 миллиона в месяц и его перелеты. ИП Батюкова мне один раз передавала деньги, чтобы погасить эти траты. В 2017 году Найданова закрывала эти траты договорами фонда. Предметы договоров придумывала сама Найданова. Я не в курсе, знал ли Политов о фиктивности договоров.

Напомним, ранее мы подробно писали, кто такой Леонид Давыдов. Он был советником губернатора Максима Решетникова, был приглашен как федеральный политтехнолог на время избирательной кампании губернатора в 2017 году, жил в резиденции главы Прикамья на улице Докучаева, 17а. По словам обвиняемой Елены Найдановой, ему всегда покупали авиабилеты на ВИП-место 1А, также вместе с Решетниковым Леонид Давыдов обедал в ресторанах, чеки из которых оплачивались из денег фонда. Очень любил дорогие бургеры.

Как рассказал 59.RU адвокат Елены Лопаевой, Леонид Давыдов в уголовном деле не является свидетелем, в суд его не вызывали. Также в нашем интервью Елена Найданова рассказывала, что Леонид Давыдов уехал на Кипр.

В суде не успели полностью огласить первый допрос Смелевской. Его продолжат оглашать на следующем заседании.

Ранее мы писали, что рассказала на допросе в суде обвиняемая Елена Лопаева.

По теме

  • ЛАЙК1
  • СМЕХ6
  • УДИВЛЕНИЕ1
  • ГНЕВ8
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter