«Взяла 150 тысяч, а теперь должна 700 тысяч»: из-за микрозаймов пермячка вынуждена продать жилье

65-летняя женщина и ее семья лишаются единственной квартиры

Поделиться

Взяв 150 тысяч рублей, пенсионерка через два года оказалась должна более 700 тысяч

Взяв 150 тысяч рублей, пенсионерка через два года оказалась должна более 700 тысяч

Единственную квартиру приходится продавать пермской пенсионерке Надежде (имя изменено), чтобы расплатиться по долгам с микрофинансовой организацией. В 2017 году женщина заняла в «Уральской кредитной компании» 150 тысяч рублей, а сегодня долг составляет уже 729 тысяч.

История Надежды во многом похожа на две рассказанные нами раньше. В первом случае пенсионерка брала 150 тысяч рублей, чтобы обустроить огород, во втором — женщина заняла 80 тысяч на обучение ребенка в вузе. Обе подписали документ, что в залог отдают жилье, и обе в итоге могут лишиться квартир: суммы долгов непомерно выросли.

Точно в такой же ситуации оказалась 65-летняя Надежда. На пенсию она вышла двадцать лет назад, так как работала на вредном производстве. Назначенных государством десяти тысяч рублей в месяц не хватало, поэтому она стала шабашить: собирала бригаду и вместе с ней делала ремонт. Именно из-за этого в результате и залезла в долги: рабочие тайком продали выданный им инструмент, чтобы получить деньги на выпивку, ремонт не сделали. Пришлось полностью возмещать ущерб заказчику — 150 тысяч рублей. Обратиться за помощью к родным Надежда постеснялась, в банке кредит не давали. Поэтому она пошла в офис микрозаймов.

— Договор заключили на пять лет, до 2022 года, — рассказала 59.RU дочь Надежды Татьяна. — Мама увидела, что в договоре указано «6%», и решила, что это хорошие условия. Вот только речь шла не о годовых процентах, как в банке, а о ежемесячных. То есть каждый месяц набегало по девять тысяч рублей — и это только проценты. Сумма основного долга не уменьшалась. В конце срока занятую сумму нужно было выплатить полностью. При этом в качестве залога в договоре указали квартиру — якобы просто для гарантии.

Через какое-то время Надежда не смогла выплачивать проценты. Ей предложили немного изменить договор. 

— Вера Сыстерова, руководитель компании, предложила маме допсоглашение к договору, — продолжила рассказ Татьяна. — Сказала, что готова даже снизить процент до пяти, но нужно взять большую сумму. Якобы чтобы покрыть первый долг. Но в договоре об этом не было ни слова! На руки маме в тот раз выдали пятьдесят тысяч рублей, долг не покрыли, хотя на словах все объясняли именно так. 

Сумма долга выросла до 206 тысяч рублей, ежемесячные проценты — до 12 тысяч рублей. 

Через год подписали новое допсоглашение: сумма долга дошла до 466 тысяч рублей, ежемесячный платеж — до 22,5 тысячи.

Спустя еще год все повторилось: невозможность платить ежемесячно проценты, встреча, кабальные условия, уговоры, согласие… По новому допсоглашению к договору каждый месяц Надежда должна отдавать уже 35 тысяч рублей, а в конце срока выплатить 729 тысяч.

Обратите внимание, как менялись условия: по первому допсоглашению ежемесячный платеж составлял 12 тысяч рублей (нижний лист), затем — 22,5 тысячи (средний лист), а сейчас он равен 35 тысячам

Обратите внимание, как менялись условия: по первому допсоглашению ежемесячный платеж составлял 12 тысяч рублей (нижний лист), затем — 22,5 тысячи (средний лист), а сейчас он равен 35 тысячам

— Через полторы недели после подписания этого допсоглашения я случайно на него наткнулась, — поделилась Татьяна. — Начала расспрашивать, что за долг, откуда такая сумма. Когда мама все рассказала, сразу поехали вместе с ней к Вере Сыстеровой. Пообщавшись с этой женщиной, я поняла, как она убеждает людей. Милая, приятная: казалось, она переживала за нас больше, чем мы сами. Легко поддаться и подписать что угодно, если не разбираешься в юридических тонкостях! Втерлась в доверие по полной программе. С мамой они чуть ли не подруги: во время разговора было ощущение, что они вместе с одной стороны, а я, враг, с другой.

Надежда долго не верила, что организация микрозаймов на ней неплохо заработала. «Ты что, Вера такая приятная женщина, она никак не могла меня обмануть!» — объясняла она дочери. Убедил только следующий визит, когда Татьяна попыталась скостить долг хотя бы до 500 тысяч рублей.

— Вера Сыстерова заявила, что не может решать такой вопрос сама, что есть вышестоящие руководители, — объяснила Татьяна. — Сказала, что надо написать заявление, и она ответит в течение десяти дней. Но не ответила. У нас уже риелтор подключился — мы решили продавать квартиру, так как больше деньги взять негде. Нужны точные данные. А она перестала отвечать на звонки. В офисе говорили, что ее нет на месте, обещали, что перезвонит. Не перезванивала. Мы приехали снова, и тут оказалось, что Вера может быть не только милой и доброй. Она начала огрызаться, заявила, что уменьшать сумму долга не будет: «Продавайте квартиру и отдавайте мне деньги». Причем, сколько именно нужно отдать, не говорит, тянет время: ей это выгодно, ведь каждый месяц набегает по 35 тысяч рублей.

Семья Надежды обращалась к разным юристам. Все, посмотрев договор и допсоглашения, объясняли, что документы составлены грамотно, закон не нарушен. Говорили, что условия, конечно, ужасные, но обсуждать их нужно было до подписания, а не после.

В квартире, которую Надежде пришлось выставить на продажу, сегодня живут четыре человека: она сама и ее сестра, обе пенсионерки, дочь Татьяна и несовершеннолетняя внучка. Работает только Татьяна, но ее зарплата не позволяет отдать 700 с лишним тысяч даже в рассрочку. Где они все будут жить после продажи квартиры, непонятно: жилье единственное, Надежда получила его по наследству.

— Я понимаю, что мама пострадала из-за своей финансовой неграмотности и мы вместе с ней, — признала Татьяна. — Она сейчас себя постоянно винит в том, что произошло. Но как разобраться во всех этих юридических тонкостях пенсионерке, которая раньше никогда с подобным не сталкивалась? Если учесть все выплаты процентов и конечную сумму, то получается, что к 2022 году мы выплатим 2,4 миллиона. За 150 тысяч!

Ранее мы звонили Вере Сыстеровой, чтобы получить ее комментарий по одной из предыдущих историй. Спросили, что она может сказать на заявления клиентов, что их специально вгоняют в долги, чтобы заполучить их квартиры. Тогда директор «Уральской кредитной компании» сказала, что все претензии — чушь, такого и в мыслях нет. В этот раз получить даже короткий комментарий не удалось: услышав, что звонят из СМИ, она сказала: «До свидания» — и положила трубку.

По информации системы «СПАРК-Интерфакс», ООО МК «Уральская кредитная компания» зарегистрировано 14 октября 2015 года. В штате, по данным на конец 2018 года, всего один человек. Единоличный владелец и руководитель — Вера Михайловна Сыстерова.

Пострадавшие пермячки хотят привлечь внимание к проблеме и разыскать тех, кто еще потерял деньги, подписав договор с «Уральской кредитной компанией». Если вы знаете таких людей, пишите нам в сообщениях нашего паблика во «ВКонтакте» или на нашу электронную почту.

Ранее мы рассказывали, что полиция Перми ищет пострадавших от действий псевдочиновницы, которая обманывала продавцов. Также в Перми подозревают в мошенничестве брокеров, полиция тоже ищет пострадавших.

Поделиться

Увидели опечатку?
Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Гость
16 авг 2019 в 15:59

Закрыть к чертям собачьим все эти микрофинансовые шарашки.

Gav
16 авг 2019 в 16:04

Давно нужно было запретить МФО. Это мошенническая структура, заточенная на грабёж. Пока она будут существовать, будут истории, подобные изложенной. Но государство, которое "печётся" о своих подданных, бездействует.

коля
16 авг 2019 в 15:49

Вы граждане, эти безумные кредиты чем отбить планируете? Торговлей герычем?