22 сентября среда
СЕЙЧАС +4°С

«Давайте еще колючей проволокой обнесем». Как устроена система безопасности в школах Прикамья и что делать, чтобы избежать ЧП

Мы поговорили с чиновниками, директорами школ, руководством охранных предприятий и родителями

Поделиться

В пермские школы посторонним не попасть — в них установлены турникеты и работает охрана

В пермские школы посторонним не попасть — в них установлены турникеты и работает охрана

Поделиться

В последние годы в школах Прикамья произошли два серьезных ЧП. Зимой 2018-го двое подростков с ножами напали на четвероклассников и учительницу. После этого в регионе пересмотрели подход к безопасности в школах, но в мае 2021-го случилась похожая история — десятиклассник из Березников принес на уроки нож и ранил им 74-летнего педагога. Мы узнали, кто и как сейчас обеспечивает безопасность в школах, и попытались разобраться, что нужно сделать, чтобы подобные случаи были реже.

Вопрос техники


Для начала расскажем, как система безопасности устроена сейчас. По данным Министерства образования и науки Пермского края, все школы региона прошли категорирование и паспортизацию. Это значит, что условия в них оценили с точки зрения безопасности и разделили все учреждения на четыре категории. Первая связана с максимальным риском, четвертая — с минимальным. К первым двум относятся менее 150 зданий, большая часть — из третьей и четвертой. Чтобы количество потенциально опасных объектов сокращалось, их регулярно дооснащают.

— 100% объектов обеспечены физической охраной. Охранниками выступают сотрудники школ, Росгвардии или лицензированных частных охранных предприятий, — рассказали в министерстве. — Везде есть возможность передачи экстренных сообщений по телефону, система оповещения и управления эвакуацией. Турникеты присутствуют в 100% учреждений 1–2-й категории и в 42% 3–4-й категории. Охранную сигнализацию установили в 90,4% зданий 1–3-й категории и 34% зданий 4-й категории. Видеонаблюдение, тревожные кнопки и охранная сигнализация есть во всех школах за редким исключением.

Новые школы оснащают всеми перечисленными средствами, причем — в современном варианте, утверждают в Минобре.

Видеонаблюдение сейчас есть в большинстве школ

Видеонаблюдение сейчас есть в большинстве школ

Поделиться

Кто и как может попасть в школу


Попасть в школу могут ее ученики и сотрудники. Дети используют для входа персональные школьные карты, а каждое их посещение фиксируется в системе. Все утерянные карты блокируют. Если карты у ребенка нет, его пропускают, найдя имя и фамилию в списке учеников, заверенном директором школы, и записав данные в журнал.

Сотрудников школы, по информации Минобра, так же пропускают по спискам или по пропускам. Все посторонние (в том числе родители) могут пройти в учреждение только в сопровождении дежурного администратора при условии предъявления документов и регистрации в журнале.

Системы распознавания лиц и мониторинга эмоций


После резни в школе №127 в пермских образовательных учреждениях начали работу по внедрению систем распознавания лиц и мониторинга эмоций. Сейчас система распознавания лиц работает в четырех пермских школах — №108, «Мастерград», «Петролеум» и Гимназии №1. Здесь детям не обязательно прикладывать карту к турникетам — программа узнаёт их по лицам и открывает проход.

— Основные положительные моменты при использовании такой системы — отсутствие скопления людей на входе перед турникетами, решена проблема с потерянными картами детей, так как даже при утерянной карте ребенок может зайти в учреждение с четкой фиксацией времени входа/выхода, — сообщили в департаменте образования.

В мае 2019 года стало известно о запуске системы распознавания эмоций учеников. Ее разработала пермская IT-компания New Vizion. Подробнее о системе и о том, при каких обстоятельствах она появилась, мы рассказывали в тексте по ссылке.

— Это не просто распознавание человека в видеопотоке и идентификация личности — этим сейчас уже никого не удивишь — а распознавание его психоэмоционального состояния, — рассказывала 59.RU генеральный директор New Vizion Ольга Заречная. — <...> Это умное видеонаблюдение. Нейросеть следит. <...> Это прежде всего мониторинг эмоций детей в каждую секунду, пока он учится. А дальше идёт длительная аналитика — формируется массив данных.

По задумке создателей, система распознавания эмоций помогла бы заблаговременно выявлять детей и подростков, способных на агрессию, что снизило бы количество происшествий. Осенью 2019-го ее внедрили в трех школах Индустриального района. В мае 2021-го в департаменте образования Перми ответили, что систему распознавания эмоций в городе больше не применяют. Причины отказа не объяснили.

Генеральный директор New Vizion Ольга Заречная рассказывает о системе распознавания эмоций

Генеральный директор New Vizion Ольга Заречная рассказывает о системе распознавания эмоций

Поделиться

Что еще делают для безопасности?


В Минобре уверены, что физическая охрана и технические средства защиты — далеко не главные гаранты безопасности в школе.

— Как правило, предотвращать происшествие необходимо не на посту охраны, а в разы раньше. Все надо искать в психологическом состоянии человека, его окружении и идеях, которые он выносит в массы, — прокомментировали в министерстве. — Исходя из этого, основной системой, которая может помочь предотвратить происшествие, является система «Траектория». Кроме того, мы знаем точно, что система помогла предотвратить не одну личную трагедию.

В «Траектории» содержится информация по каждому ребенку и подростку: как зовут, в какой школе и каком классе учится, каков состав семьи, участвовал ли в социально опасных группах и так далее. Там же есть результаты всех педагогических наблюдений и тестов, выявленные факторы риска, информация о положительных сторонах и достижениях школьника. Система помогает проанализировать все сведения, выявить детей из группы риска и вести их учет.

— «Траектория» позволила дифференцировать проблемы семьи и ребенка по уровням риска, сформировать конструктор решения выявленных проблем, сформировать траектории успеха ребенка, используя эти данные как положительный ресурс, — объяснили в Комиссии по делам несовершеннолетних Пермского края.

И в департаменте образования Перми, и в Минобре Прикамья, и в краевой КДН, и в аппарате уполномоченного по правам ребенка говорят о большой методической работе — различные новые рекомендации, порядки и регламенты, касающиеся безопасности, в большом количестве появились после резни в 127-й школе. Часть этих документов касаются кибербезопасности — речь в них идет о том, как оградить подростков от негативного влияния деструктивной информации из Интернета.

— В 2020 году во всех школах региона установили специальные системы с функцией контент-фильтрации, — заявила в ответ на вопрос 59.RU уполномоченный по правам ребенка в Пермском крае Светлана Денисова. — Школы используют разные механизмы — заключают договоры о контент-фильтрации с провайдерами, устанавливают специальное программное обеспечение для блокировки нежелательных ресурсов. Педагоги и классные руководители регулярно проводят мониторинг страниц учеников в соцсетях, в том числе с привлечением сервиса «ГердаБот».

Создатели утверждают, что «ГердаБот» проверяет, вовлечены ли дети в суицидальные игры, опасные группы, проявляют ли интерес к криминальной культуре АУЕ (деятельность организации запрещена на территории России. — Прим. автора) и просматривают ли депрессивный контент. Чтобы узнать, есть ли причины для беспокойства, нужна только ссылка на страничку ребенка в соцсетях.

Существуют две версии «ГердаБота»: одна рассчитана на родителей, другая — на школьных педагогов. В родительской версии сервис автоматически сканирует страницу и выясняет, состоит ли ее владелец в нежелательных сообществах 13 тематик. Результат анализа будет выглядеть, например, так: «депрессия — 1 группа, АУЕ — 0 групп, стрельба в школе — 0 групп, суицид — 1 группа».

Чтобы получить ссылки на опасные группы, в которых состоит ребенок, нужно заплатить — подписка стоит 138 рублей в месяц. За эти деньги родители также смогут получать уведомления — сообщать будут, если школьник прокомментировал, лайкнул опасный контент или матерился в соцсетях. Кроме того, мамы и папы узнают о подозрительных друзьях и нежелательных группах, в которых они состоят. Еще одна функция — подсчет времени, проведенного подростком в соцсети.

Новые школы сдают уже с турникетами и другим оборудованием для безопасности. Эта школа находится в микрорайоне Красные казармы

Новые школы сдают уже с турникетами и другим оборудованием для безопасности. Эта школа находится в микрорайоне Красные казармы

Поделиться

Версия для учителей бесплатна. Она позволяет сформировать списки учеников нескольких классов и получать уведомления обо всех их сомнительных с точки зрения безопасности действиях. Также события можно отобразить в виде ленты, аналогичной той, что мы обычно видим в соцсетях.

Доплат для педагогов конкретно за работу с «ГердаБот» нет, но, как сообщили в Минобре, в том числе за выполнение этих обязанностей классные руководители ежемесячно получают федеральные выплаты в 5 тысяч рублей.

Также все органы говорят о многочисленных проверках безопасности школ. В Минобре объяснили: во время проверок комиссия выясняет, соблюдают ли в школе пропускной и внутриобъектовый режимы, есть ли там турникеты, тревожные кнопки, видеокамеры, как организован пропуск учеников и посетителей в здание, обустроен пост охраны, умеют ли сотрудники работать с охранными системами, системами видеонаблюдения, знают ли как вести себя в случае возникновения угрозы теракта и чрезвычайных ситуаций.

«Кибердружина»


Помимо всего прочего, работу по обеспечению безопасности детей в сети ведет «Кибердружина» общественной организации «ПравДа вместе». «Кибердружина» по запросу родителей или педагогов анализирует страницы подростков в соцсетях, чтобы выявить факторы риска. Общественники говорят, что аккаунты подростков очень информативны, ведь в современном мире гораздо более привычно выражать свои эмоции в интернете, чем в реальной жизни.

— О многом может сказать аватарка или статус, которые постоянно меняются и один страшнее другого. Часто сменой аватарки дети привлекают внимание, чтобы какой-то взрослый спросил: «Что с тобой не так, что происходит? Тебе наверное сейчас плохо», — объясняет эксперт и социальный педагог «ПравДа вместе» Елена Иванова. — Нужно обращать внимание на то, что у него на стене. Если у нас неразделенная любовь, значит, у нас стена вся в грустных стихах, у нас все плохо. Надо опускаться на уровень ребенка, представлять себя в этом возрасте.

Также в «Кибердружине» обращают внимание на альбом «Сохраненные фотографии», куда подростки могут сохранять картинки, вызвавшие у них отклик. По словам экспертов дружины, насторожить также должна постоянная очистка страницы от информации, ее удаление или создание фейковых страниц. Это может говорить о том, что ребенок в полной мере не чувствует ценности своей жизни, своей нужности и важности для взрослых.

В своей работе «Кибердружина» не использует никаких специальных программ — только те, что есть в открытом доступе. Исходя из своего опыта, они оценивают информацию со страничек, чтобы помочь родителям и учителям разобраться в том, что происходит с ребенком. Если вы тоже хотите воспользоваться услугами «Кибердружины», связаться с ней можно через сообщество во «Вконтакте». Платы за свою работу она не берет.

В министерстве и департаменте образования, несмотря на периодические происшествия, считают, что меры, которые принимают для обеспечения безопасности в школах, вполне эффективны. Такого же мнения придерживаются в аппарате уполномоченного по правам ребенка.

— Принимаемые меры можно считать эффективными, так как у сотрудников, обеспечивающих охрану есть возможность в случае ЧС незамедлительно вызвать сотрудников Росгвардии с помощью кнопки тревожной сигнализации, — утверждают в департаменте образования Перми. — Так, например, в школе №64 в 2019 году обезвредили постороннего, прошедшего на спортивную площадку с предметом, похожим на пистолет.

Что еще планируют сделать в Пермском крае для обеспечения безопасности школ?


— Ключевая наша задача — не допустить трагедий, поэтому надо максимально вкладываться в оснащение, в работу с детьми, педагогами, — считают в министерстве образования Прикамья. — Усилить не только охрану, но и психологическую работу. После ужасной трагедии в школе №127 образовательные организации кардинально изменились в части предпринимаемых мер безопасности. Но никакая трагедия не должна быть толчком к действию — готовым надо быть всегда.

По мнению детского омбудсмена Светланы Денисовой, сейчас назрела необходимость установки видеокамер в учебных аудиториях. По ее словам, это нужно, чтобы иметь возможность постоянно наблюдать, что происходит во всех частях учебных заведений.

— Не исключены ситуации проявления агрессии во время учебного процесса, как со стороны учеников или студентов, так и со стороны преподавателей. В таких случаях правоохранительные органы обычно запрашивают у образовательного учреждения материалы. Но если ситуация произошла в классе, их предоставить не смогут — там просто нет камер, — объяснила Светлана Денисова.

Также, по мнению омбудсмена, нужно увеличить количество психологов в школах и повысить возраст, начиная с которого россияне могут покупать огнестрельное оружие.

В «Кибердружине» говорят, что во многом к проблемам и происшествиям приводит отсутствие значимых взрослых в жизни подростков. По словам общественников, родители часто оказываются заняты работой или попросту не умеют проявлять заботу о детях, ведь сами выросли в сложные 90-е и не были избалованы лаской и вниманием. В результате ребята могут чувствовать себя непонятыми и ненужными.

Также в качестве негативного фактора в «Кибердружине» называют привычку к тому, что отличается от нормы — люди так часто сталкиваются с тем, что должно шокировать и пугать, что в результате перестают на это должным образом реагировать, относятся к этому как к чему-то рядовому и обыденному. По мнению общественников, это может мешать вовремя реагировать на тревожные звоночки и принимать меры.

Эксперты считают, что многие происшествия в школах происходят из-за того, что подростки одиноки, им не с кем поделиться переживаниями

Эксперты считают, что многие происшествия в школах происходят из-за того, что подростки одиноки, им не с кем поделиться переживаниями

Поделиться

— Дети ищут любви, понимания, им этого не хватает. Они цепляются за тех, кто дает им что-то похожее. Иногда это оказываются взрослые с не совсем добрыми намерениями, которые могут научить чему-то плохому, — говорит руководитель «ПравДЫ вместе» Ирина Чернова.

В «Кибердружине» говорят, что для изменения ситуации с безопасностью в школах к лучшему недостаточно покупки оборудования и усиления охраны. По мнению общественников, «без души и сердца» проблему нападений в стенах образовательных учреждениях не решить. Специалисты считают, что в школах крайне важно снизить уровень тревожности, который поднялся после периода дистанционного обучения.

— Дети вышли с дистанционки и педагоги видят, насколько не усвоена программа. Каждому педагогу, конечно, обидно, что они столько учили детей, а у них пробелы в знаниях, — делится своей точкой зрения Ирина Чернова. — А ребята просто не идут на контакт — учебная мотивация после дистанта упала очень сильно. Детям тяжело, педагогам тяжело. И когда мы начинаем сильнее накручивать образовательный процесс, становится еще сложнее. Всех срывает — и педагогов, и учеников, и родителей. Я очень рада, что учебный год в этот раз закончили чуть раньше — это хоть какую-то напряженность снимет.

Также кибердружинники считают, что пора пересмотреть подход к функции психолога в школе. По мнению общественников, психологов логичнее рассматривать как помощников для учителей.

— Если при помощи психолога педагог будет классным, интересным, позитивным, то и дети будут на это соответственно реагировать, будут присоединяться к этим эмоциям, — уверена заместитель руководителя «ПравДа вместе» Марина Кокшарова. — А когда педагог в тревожном состоянии от количества отчетов, мониторингов, электронных дневников, это передается детям. Перегруз учителей сегодня дает эффект того, что дети начинают очень сильно отрицать школу. Поэтому главная задача — работа с педагогами и их приведение в состояние ресурсных, классных людей.

В «Кибердружине» педагогов и родителей призывают не делить ответственность за детей и не перебрасывать ее друг другу, а считать, что все взрослые ответственны за всех детей, чаще проявлять участие, заботу, быть искренними, давать уверенность в том, что мир не страшный, а дружелюбный.

Что говорят родители, учителя и руководители охранных агентств?


Чиновники от образования и кибердружинники — не единственные, кто каждый день сталкивается с работой школьных систем безопасности. Возможно, даже более близко с ними знакомы сотрудники охранных агентств, учителя и родители. Чтобы лучше понять, как все устроено, мы обратились к ним.

По словам заместителя руководителя группы компаний «Альфа» (в нее входит в том числе охранное предприятие) Дмитрия Оборина, безопасность в школах зависит от многих факторов, в том числе от подготовки охранника и технической оснащенности объекта, но это еще не все, что нужно.

— Какие бы системы и схемы безопасности ни были, главным всегда остается воспитание. Если ребенок правильно воспитан, он не пойдет с ножом в школу, — уверен Дмитрий. — Если такое происходит, значит есть промах и в школьном воспитании, и в родительском. Нужно, чтобы ребенку было с кем поделиться переживаниями. А еще я считаю, что дети должны быть заняты, чтобы у них не оставалось времени на дурные мысли.

По словам Дмитрия, охранники не должны проводить досмотр вещей учеников — это не предусмотрено законом о частной охранной деятельности и другими нормативными актами. Понять, есть ли у подростка с собой опасный предмет, можно при помощи металлодетекторов, но они часто срабатывают по ложным поводам — например, из-за ключей или циркуля. Осматривать вещи детей должны дежурные администраторы — охранники не имеют на это права. Они могут только нажать тревожную кнопку в случае опасности и до приезда группы быстрого реагирования задержать человека, проявляющего агрессию или высказывающего угрозы.

— Технически все давно уже изобретено и придумано — ограждения, турникеты, системы входа по биометрии. Но тот, кто хочет, всегда найдет способ сделать что-то плохое. Да хотя бы возьмет нож в столовой, — рассуждает Дмитрий. — Только усилением технической оснащенности проблему не решить. Волшебной таблетки тут нет, нужно работать в комплексе: улучшать техническую сторону, обучать специалистов, воспитывать детей.

Дмитрий говорит, что негативно сказываться на качестве охраны в школах может подход властей к выбору подрядчиков — сейчас контракты заключают с компаниями, которые попросили за свои услуги минимальную сумму.

— У нас работают подготовленные люди, но я не могу поручиться, что так и в остальных компаниях. В условиях, когда побеждает минимальный ценник, охранным агентствам приходится сокращать расходы, в том числе — на персонал, — объясняет представитель «Альфы». — Из-за низкой стоимости услуг бизнес не может предложить сотрудникам достойную зарплату. Не исключаю, что в некоторых школах роль охранника до сих пор исполняют бабушки-вахтеры, потому что работать за такие деньги никто больше не согласен. Нужно менять подход к конкурсам по выбору охранных предприятий для школ — заложить минимальную стоимость, ниже которой цена контракта опускаться не должна, прописать жесткие требования к качеству услуг.

Представитель еще одного пермского охранного агентства, пожелавший остаться анонимным, тоже считает, что существующая система, при которой детей охраняет компания с самыми дешевыми услугами, негативно сказывается на безопасности.

— У нас [заказчики услуг по школьной охране] не хотят платить. Хотят дешево — за рубль ведро, а лучше два. Я за то, чтобы определяющим фактором все-таки была не цена, а качество. А еще лучше посадить везде сотрудников Росгвардии — у них и подготовка хорошая, и зарплата достойная, и полномочий больше, — считает источник. — Сейчас дети в школах относятся к охранникам как к низшей касте, за людей их не считают. В том числе и потому, что знают о низкой оплате, считают неуспешными. Могут оскорбить, потому что чувствуют свою безнаказанность. Поэтому над воспитанием детей, конечно, тоже нужно работать.

Два директора школ, которые согласились поговорить с корреспондентом 59.RU на условиях анонимности, утверждают, что степень безопасности пермских школ сейчас зависит вовсе не от технического оснащения — «в школах сейчас все есть», а от качества воспитательной работы с детьми.

— С этим объемом информации, отчетов, документов, программ мы просто не успеваем садиться и говорить с детьми. Не хватает времени на человеческое общение, на то, чтобы слышать их настроения, намерения, понимать, есть ли агрессия, — поделилась одна из директоров. — Мы понимаем, что все отчеты очень важны, но уже нужно, чтобы приняли какое-то управленческое решение и освободили время учителей на человеческое общение. Только через него мы можем направлять, сопровождать детей.

По словам собеседницы, особенно важным общение с детьми стало после периода дистанта — ребятам было тяжело перестраиваться в привычный режим и сложности сохраняются до сих пор.

— Учеба — это труд. Многие разленились за период дистанционного обучения, не хотят трудиться. Отсюда и агрессия, — считает директор. — Справляться с этим — наша работа. Мы очень ждем, когда в обществе сформируется коллективный иммунитет. Сейчас в связи с коронавирусом гораздо сложнее пойти с ребенком в поход, организовать совместный с родителями и учителями отдых на природе, а это все очень нужно. Отношения во многом складываются в таких выездных формах взаимодействия. Ну и не нужно забывать об учителях. Если учитель будет спокоен, здоров и радостен, то и дети с родителями будут такими.

Второй директор также обратила внимание на нехватку времени у учителей на общение с учениками.

— Дело не в оборудовании, у нас ведь не тюрьма. Давайте все еще колючей проволокой обнесем. Надо воспитанием детей заниматься, тогда будет существенно меньше неприятных случаев, — уверена второй директор. — Учителя сейчас перегружены уроками, отчетностью, у них не хватает времени на детей.

Собеседница, как и руководители охранных агентств, считает, что схему заключения контрактов на охрану школ нужно изменить. Она считает, что расходы на оплату этих услуг нужно увеличить, а обязанности по поиску предприятий и их контролю передать Росгвардии.

— Мы не можем позволить себе тратить много денег на охрану, а охранные агентства не могут много платить сотрудникам. В результате, работать охранниками часто идут пенсионеры или совместители. Чтобы ситуация изменилась, охрану нужно организовывать централизованно, — рассказала второй директор. — Также нужно создать систему работы с родителями, при которой они будут нести реальную ответственность за уклонение от обязанностей по воспитанию, а не штраф в 500 рублей, как это происходит сейчас.

Мама, руководитель общественной организации «За права многодетных Пермского края» Людмила Ёлтышева, как и предыдущие эксперты, выступает за более активное общение детей, родителей и учителей.

— Причина происшествий в том, что мы перестали общаться с детьми. Потеряна связь между родителями, детьми и учителями, — перечисляет Людмила. — Мы перестали ходить друг к другу в гости, нам все заменили чаты. Негативно на детей влияет и большая учебная нагрузка. Мы постоянно что-то меняем, что-то от них требуем, а где им свой стресс выплескивать? Нужно учить их человеческим ценностям, а не гонке за деньгами и успехом.

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК1
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ2
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Перми? Подпишись на нашу почтовую рассылку
Загрузка...
Загрузка...