18 апреля четверг
СЕЙЧАС +4°С
  • 10 апреля 2019

    Быстрый доступ к комментариям в мобильной версии

    Теперь в мобильной версии пользоваться сервисом комментирования стало еще удобнее — кнопка доступа к комментариям «закреплена» внизу экрана. На ней вы можете видеть количество уже оставленных комментариев, а нажав на нее — перейти к ним и оставить свой.

    26 марта 2019

    Теперь фото с 59.RU можно запостить в соцсети

    И сделать это в два клика — открыв фотографию и нажав на кнопку с логотипом соответствующей соцсети в правом нижнем углу. Два клика — и фото у вас на странице. 

    Сейчас опция доступна в десктопной версии, в скором времени она будет работать и в мобильной.

    22 марта 2019

    59.RU стали самым цитируемым СМИ края за 2018 год

    Агентство «Медиалогия» опубликовало рейтинг цитируемости СМИ Пермского края за 2018 год. В нем 59.RU занял первую строчку. Это значит, что в 2018 году наши материалы СМИ цитировали чаще других. Мы благодарим наших коллег за доверие и обещаем и дальше добывать эксклюзивную и интересную информацию.

    Подробнее
    Еще

В Перми есть локальная мода. Разбираемся в ней со стилистом Татьяной Жильцовой

Почему в Перми одеваются не так, как в Москве, и кто такие «модные интеллектуалы»

Поделиться

Татьяна Жильцова когда-то и не задумывалась, что будет работать стилистом. А потом сразу несколько человек посоветовали ей выбрать эту профессию

Фото: архив Татьяны Жильцовой

Сегодня, 20 ноября, в Перми стартует двухдневный Международный модный форум — первое мероприятие такого уровня в нашем городе. Создали его энтузиасты, пермские стилисты, дизайнеры, заинтересованные в моде люди. Одна из них — Татьяна Жильцова, которую многие пользователи инстаграма могут знать как tania_zholi_style. Татьяна — пермский стилист с многолетним стажем, она учит стилистике тех, кто неравнодушен к моде, работает с индивидуальными клиентами. Перед пермским модным форумом мы поговорили с ней о том, что такое мода, если ты живешь в Перми, чем наши модницы отличаются от других и вообще  так ли это важно: быть стильным.

— Татьяна, для начала вопрос, общий для тематики нашего интервью, — понятно, что Пермь  не мировая столица моды, даже на российском уровне мы вряд ли звучим. Но можно посмотреть в окно — у нас есть люди, которые хорошо одеваются. И, возможно, делают это не так же, как москвички или екатеринбурженки, например. В целом — есть в Перми локальная мода?

— Разберем сначала, что такое локальная мода. Если одним предложением, то это мода, которая востребована в одной стране, одном городе или в одной группе. К таким группам можно отнести молодежные, клубные, музыкальные, уличные субкультуры. В этих группах действуют определенные стилевые направления. Они могут перекликаться с, так скажем, официальной модой, а могут автономно от нее существовать.

Что касается Перми и локальной моды. Что у нас тут такого особенного? Для себя я обозначила два влияния, которые развивают нашу региональную моду. Одно — экономическая составляющая. Город у нас по большому счету заводской. Но в то же время он считается образованным городом. У нас много учебных заведений, и молодежь у нас такая продвинутая. Но вторая группа — она в меньшем объеме, тогда как заводская часть — намного больше.

Рассмотрим ее. Основной тренд внутри этой группы — «как у Васи и Пети». Уровень притязаний не очень высокий, люди хотят, чтобы было, как у соседа. Есть еще второй вариант — «хочу круче, чем у Васи и Пети». И от этого растущие в Перми не бутики с индивидуальной одеждой, а масс-маркет. Это одежда стиля кэжуал, унисекс, одежда, созданная, чтобы не выделяться. На улице мы постоянно видим какие-то повторения. Одна моя знакомая, преподаватель стиля, говорит: в Перми модно носить кроссовки Fila. А в Екатеринбурге их не носят. Я стала обращать внимание — и действительно, очень много молодежи носят такие кроссовки. Отсюда джинсы, отсюда — некая скука. Но вообще тренд кэжуал — он же по всему миру.

— Ну это удобно.

— Да. Это практично, удобно. Когда я привозила фотографии стритстайла из Амстердама, меня спрашивали: «Это в Перми?» Люди в разных точках мира совершенно одинаково одеты.

Вторая группа — более интеллектуальная, с высоким уровнем притязаний. Людям из этой группы не важно, что у Васи и Пети, им важно что-то свое. Это внутри человека, это потребность. Со стороны может показаться, что это выпендреж, но интеллектуалу это не важно, он эстет, у него своя философия того, что он носит. Поэтому у нас хорошо зашли некоторые магазины интеллектуальной одежды, и там люди в очереди стоят.

— Что продается в таких магазинах?

— Это нетрадиционный крой, это одежда с философией, с какой-то идеей, это японское веяние, деконструкция в одежде. 

Еще хочу сказать. Знаете, у меня один знакомый приезжал в Пермь и посетил здесь много разных заведений  кафе, ресторанов. Он заметил, что в Перми зашкаливает количество креативных в плане оформления и меню кафе. Я думаю, что это тоже воздействие интеллектуальной группы. Хипстерская культура у нас присутствует достаточно мощно. Пусть и в небольшом объеме, но она оказывает определенное влияние.

Даже если у нас общая масса — это люди, похожие друг на друга во внешнем виде, то эта группа выделяется. Причем там нет дорого-богато, там просто необычно.

Кстати, эта группа интеллектуалов может купить одежду в секонд-хенде, может что-то необычное сшить у местных дизайнеров, смастерить сама. Мы с группой стилистов на этой волне решили организовать винтажное мероприятие на пару дней: собрать лучших пермских стилистов, они предложат свою одежду или одежду своих знакомых, проведут мастер-классы. Как основной тренд мы используем разумное потребление — не нужно думать, что вещь, которую кто-то надевал, уже негодная. Она, наоборот, интересная. На ее основе можно создать образ, выделиться из толпы.

Сейчас винтаж на самом деле популярен. И 90-е годы — уже винтаж. А что было в 90-е годы? Только открылись границы. И мы хлынули туда. А до 98 года, до дефолта был очень недорогой доллар. 600 рублей. Выезжая за границу с шестью тысячами долларов, мы с мужем были просто миллионерами. И ходили только по бутикам знаменитых марок. И везли это в Россию, потому что тут ничего не было. Сейчас эти вещи все еще в хорошем состоянии, но уже винтажные.

Татьяна Жильцова работает и с индивидуальными клиентами, и ведет лекции

Фото: архив Татьяны Жильцовой

— Вы сказали, что в 90-х поехали за границу и покупали вещи. Получается, вы модой интересовались всю жизнь? Как вы к этому пришли?

— Да, наверное, у меня эта тема с детства. Как у многих девочек, которые занимаются шитьем одежды, первые воспоминания о себе в плане их отношений с одеждой — это, конечно, куклы. Как правило, все модницы шили куклам, вязали им, что-то делали, рисовали для них. У меня было так же. Потом были эксперименты на себе. Первые были в детском саду, они вызывали гомерический смех моих родителей. Меня, конечно, это сильно замыкало. Но, видимо, я понимала, что не надо так делать, чтобы все ржали. Надо, чтобы нравилось.

Недавно вспоминали с мужем. Я училась в Нижнем Тагиле, профессия у меня совершенно не связана с модой, я окончила индустриально-педагогический, получила строительное образование. И параллельно с нами девушки учились на швейном производстве, мы их звали «шпшниками». Все они были модные, сами себе шили и круто выглядели. И когда мы знакомились, мне все говорили: «А мы думали, ты шпшница». Видимо, внешний вид меня выделял. Я мужу говорю: «А ведь мне никто особо денег не давал, их и не было». Ну подрабатывала, покупала какие-то отрезы ткани, что-то вязала, что-то красила и перекрашивала. Причем красить тоже было непросто — было три цвета краски: красный, синий и желтый. Джинсы варили, белые колготки красили. Поработав какое-то время на производстве, я оттуда ушла. В 90-е что — все купи-продай. Все кинулись магазины открывать, чем-то торговать. Я тоже не стала исключением. Хотя никогда у меня не было к этому ни страсти, ни тяготения. А мода интересовала.

Поиграв в купи-продай, я поняла, что несчастлива, мне эти деньги счастья не приносят. Оказалась на каком-то распутье и начала думать, чем мне заняться. И буквально в одну неделю мне несколько человек посоветовали быть стилистом. Когда так сказал третий человек, я поняла, что должна. Хотя когда так сказал первый, я еще толком не понимала, кто такой стилист. Спросила. Тот, кто одеждой занимается. У меня был какой-то опыт, с подружками мы советовали что-то друг другу. А когда я туда окунулась, ощутила внутреннюю наполненность, счастье. Ты понимаешь, что завтра тебе будет интереснее, послезавтра — еще интереснее. И неважно, тяжела работа или не тяжела. Иногда ты ползаешь на коленях на съемках, подгибаешь одежду. Иногда таскаешься с одеждой и целый день не ешь. Изнанка тут непричесанная. Но удовлетворение — полное. Мода — она же бесконечна и многогранна, это как лес вдалеке — ты видишь полоску, приближаешься — деревья, еще ближе — кора, жуки, пауки. И так до бесконечности.

— А на услуги стилиста в Перми вообще есть спрос?

— Да, город у нас вроде бы и большой — миллионник, но вроде и маленький. Тех, кто смело может обратиться к стилисту сам, единицы. Многие вроде знают, чем занимается стилист, но боятся. Пример. Несколько лет подряд мы, несколько стилистов, участвовали в акции «Шопинг со стилистом», которая проходила в ТРК «Семья». Она была бесплатной. Нужно было записаться, прийти, и час стилист с тобой работал. Это не обязывало покупать одежду. Так вот, многие люди мне потом говорили: «Мы просто боялись позвонить».

— Потому что неудобно, например, не купить что-то.

— Да, не купить. Или показаться не очень сведущим, не разбирающимся в одежде. А я всегда говорю: если бухгалтер разбирается в цифрах, то я в них разбираться не обязана, потому что для этого есть бухгалтер.

А по поводу заработка — все сложно. Стилисты — недооцененная профессия. Я понимаю, что проблема в нас самих в том числе, мы где-то так себя позиционируем, что про нас думают, что мы должны работать бесплатно.

Если ценность работы стилиста пермяки начинают понимать, то байеров в нашем городе пока нет, говорит Татьяна

Фото: архив Татьяны Жильцовой

— Просят лекции бесплатно?

— Да, «вы приходите, а мы про вас в инстаграме напишем». Большинство стилистов имеют параллельно еще работу, которая вообще к стилистике отношения не имеет, чтобы только себя прокормить. Одна бровями занимается, другая — юрист, третья одежду шьет, у четвертой турфирма. Вот вроде бы знаете, на стилистике ты занят с утра до вечера, такой востребованный, но это не приносит финансового удовлетворения. На наш форум мы приглашаем Галу Борзову, она будет рассказывать, как себя позиционировать, как себя ценить. Еще скажу в защиту стилистов. Нормальные стилисты вкладывают в себя очень много денег. Не только в одежду, но и в образование. Они ездят на Недели моды, это все  деньги. А со стороны обывателя это — «а, видимо, денег много, развлекается целыми днями». А то, что это работа, немногие понимают.

— А что насчет работы байером?

— У нас в Перми байеров вообще нет. Точнее, у нас байеры — сами директора магазинов. Они и сами отбирают, и сами привозят. Дорого байера иметь. Это и образование дорогое, и работа тяжелая. Они постоянно летают на самолетах, в разные города, просматривают огромное количество одежды. Одна сторона медали — круто одет, всегда новые коллекции. За это он, конечно, платит своим здоровьем. Когда в Милане проходят дни шоурумов, им нужно за день пройти 20 магазинов, а они все на разных концах города. И всегда есть риск — а вдруг он привезет не ту одежду. На этом играет и вкус байера, и та же региональная мода. То, что везут в магазин сети в Екатеринбурге, не то же, что привезут в этот же магазин в Перми. В Москве ассортимент будет другой, в Милане — тоже. Байер все эти вещи должен знать, это все изучается.

У меня недавно девушка спрашивала: «Если я выучусь, найду работу байером в Перми?» Нет, не найдешь. В Москве, если ты будешь крутым байером, у тебя будет имя, ты сможешь где-то пристроиться. Но до этого нужно будет в себя вложиться. И не будет никакой гарантии, что ты в итоге найдешь работу.

Про себя я думала, могу ли я так работать. Понимание рынка у меня есть, я знаю, что берут, сколько берут, что публике больше нравится — от цвета до элементов одежды. Но физически, наверное, я уже не смогу. Если бы минус десять лет, то, наверное. Но тогда тут некуда было пристроиться.

— Вы говорили, что когда открыли границы, вы поехали за рубеж. Мое детство прошло в маленьком городе. Я тоже помню, как открылись границы, и очень хорошо помню, как формировалась мода моего детства, школьная мода. Появлялись джинсы в клеточку — все ходили в клеточку, появлялись джинсы с потертостями — все ходили в джинсах с потертостями. Отдельный модный шок Добрянка испытала, когда вышел фильм «Титаник», потому что примерно все девочки ходили в футболках с ДиКаприо. Сегодня все еще выходят фильмы, которые нравятся массе, сегодня тоже есть тренды. Но почему сейчас мы видим намного больше разнообразия, даже если в ту же Добрянку приехать?

— Мне кажется, тут нужно отталкиваться от того, где потребитель одевается. В 90-е годы у нас было не так много источников. И тогда челночники, как мы их называли, возили то, что пользуется спросом. У меня брат тогда тоже занимался обувью. Он приезжал на закуп, ему говорили: «Вот эти хорошо идут». И он: «Двадцать коробок». Практически не глядя. Какой там байер? «Хорошо идут». Он приезжал на рынок, и все стояли с одним и тем же. А люди ходили и покупали у меня или у тебя только потому, что у меня не было этого размера сегодня, а у тебя — был. Но все были удовлетворены. Сейчас не так. Сейчас есть интернет. Торговля в Сети сейчас чуть ли не более популярна, чем обычная. Или люди могут сходить в магазин, померить что-то аналогичное, а заказать в итоге в интернете, потому что это дешевле. Это привезут тебе на дом. Ты можешь из Лондона заказать то, что ты в Перми не встретишь. Китайцы что делают? Такую конкуренцию создают, продают платье за три копейки. Даже в селах, где нет доступа к магазинам, есть доступ к интернету. И посылки идут.

Кроме того, мы стали получать больше информации. Заметьте, у каждого канала есть какая-то программа про стиль. Они очень хорошо заходят. Люди понимают, что нужно отличаться. По-своему эти программы — не будем рассуждать о том, нужны они или нет, — просвещают людей.

Я вернусь к шопингам, которые мы делали в «Семье». Да, в первые разы у нас было не очень много желающих. Но в последний раз я пропустила через свои руки 70 человек, на день было пять-шесть записей. Такой прогресс в течение двух лет. Порой люди думают: «Зачем я буду платить деньги за удовольствие покупать тряпочки?» Но когда тебе показали, как выбирать, и ты понимаешь, что теперь тебе год не надо ходить в магазин… Оказывается, лучше заплатить денег стилисту. У меня есть клиенты — мама с дочкой. Они не много зарабатывают, в течение года откладывают на вещи, на создание гардероба. Я уже знаю, что у них есть, какая куртка, какая обувь. И мы под это докупаем. Дочь говорит: «Мы как-то с мамой зашли сами в магазин — и как слепые котята».

Есть еще такое понятие — эмоциональная покупка. Ты приходишь в магазин, там музыка, распродажа, большие скидки, обилие товара. На тебя все это влияет. И ты приносишь домой то, что в жизни бы не надел. Я тоже так порой попадаюсь. Но я потом ночь пересплю с мыслью, надо оно мне или нет. И могу вернуть, если всё же нет. Слава богу, сейчас магазины это позволяют.

Татьяна с Фабрицио и Валерио Сальватори

Фото: архив Татьяны Жильцовой

— А насколько локальный стиль определяет физиология? Наши коллеги с E1.ru делали шуточное исследование про так называемых уральских низкожопок. Ну у нас же действительно несколько специфическая фигура. От этого как-то зависит то, что мы надеваем и должны надевать?

— Ну да. Заметьте, у нас тенденция: все на каблуках. Хочется восполнить сантиметры ног каблуками. Но с практической точки зрения… Представляете, целый день на каблуках ходить, хотя весь мир давно в кроссовках. А у нас: с утра, мороз не мороз, каблуки-шпильки по сугробам. Сейчас пошла мода на укороченные брюки. А у нас стереотип: короткие штаны обрезают ноги и делают их толще и короче. И никак мы не можем выбросить это из головы и подумать о том, что в Европе никто уже не парится длиной ног. Самое интересное, что в эпоху инстаграма ваши ноги интересуют только вас. Ваш мужчина выбрал вас уже с такими ногами. А в инстаграме мы с вами можем дружить годами, но не встречаться. И там главное себя хорошо запрезентовать. Вытянуть, подправить, не показать, в конце концов.

Что еще могу сказать про нашу фигуру. Да, мы люди земли, землепашцы. У нас климат, холод. Мы более приплюснуты к земле, нога у нас более короткая и широкая, чтобы лучше стоять, чтобы нас не уронили. Но я бы призвала женщин не париться. Фигура — это просто ваша данность. И мы не говорим «недостатки», у человека их нет. Это особенности. Их надо просто в себе принять. А грамотно презентовать себя мы вас научим.

— А если не париться, то почему вообще важен стиль? Почему нужно воспитывать вкус? И нужно ли?

— Да, в этом может быть эстетское высокомерие. Когда ты разбираешься в этом, ты можешь оценить правильность композиции, цветовые решения и уже с позиции опыта осудить человека: «Ну что это?» А человеку и так комфортно. Я все же призываю к тому, чтобы не заниматься вкусовщиной, не навязывать свой вкус другим людям. Да, можно сказать, что людей надо развивать. Но  когда человек сам хочет.

Один обыватель может посмотреть, и ему понравится. Другой посмотрит и скажет: что за ужас. А профессионал должен принимать все. Он должен понимать красоту во всем ее многообразии, даже если ты не можешь её лично к себе применить. Стилисты этим иногда грешат — слишком много наворачивают личного. Но главное — это не твой вкус, а человек, для которого ты что-то делаешь. И в тех же модных передачах — вот выведут тетеньку из села. Костюм красивый, невероятный, обувь прекрасная. Публика в восторге. А она несчастная — «мне ничего не нравится». Почему? Потому что кто-то руководствовался своим вкусом, не подумав о ней. Тут даже не надо лезть в психологические дебри. На самом деле по внешним моментам, по словам человека можно вычислить, к какому он типажу относится, и ему его дать.

Форум Fashion Planetarium (16+) проходит в Перми 20 и 21 ноября, занимая два этажа музея ПЕРММ. На форуме работает шоурум местных дизайнеров, проходят мастер-классы стилистов и дизайнеров, в том числе федеральных — Галы Борзовой, Артема Кривды, Омара Байрамова, показы коллекций. Посмотреть полную программу и зарегистрироваться можно по ссылке.