Город Здоровье Страшнее карантина – скарлатина

Страшнее карантина – скарлатина

Это началось в середине октября. В понедельник в детский сад позвонили родители Веры Малининой.

– У нас скарлатина. Вчера поднялась температура, всю обсыпало. Вызвали скорую, предварительно ставят скарлатину.

Медики сразу же устроили в группе настоящий переполох. Когда я к половине девятого привела детей в сад, в группе стоял тарарам. Ковры уже сняли, собрали все игрушки, канцелярию, а дети шумно старались поделить между собой остатки того, что еще не успели сгрести в большие корзины для санобработки.

Воспитатель, пробежавшая мимо раздевалки с тазиком, из которого отвратительно воняло хлоркой, сообщила, что объявлен карантин, и Жене в группу нельзя.

Женя – это мой старший. Он ходит в подготовительную группу того же детского сада, и традиционно мы вместе с ним заводим Танюшку, переодеваем, целуем, а потом поднимаемся в его группу на второй этаж. Что ж, ритуал пришлось менять. Оставив дочь самостоятельно раздеваться, повела сына через другой уличный вход.

Опять же интересно: пройдя через группу, ребенок может подхватить заразу, а то, что дома он находится в тесном контакте с сестрой из карантинной группы, – это медиков не особо волнует. Ну да ладно, это уже не мои проблемы, главное – без ущерба для психики обоих детей доставить их в садик через разные входы. Благо, карантин – не первый, да и дети подросли, так что с этой задачей справиться мне уже по силам в одиночку.

Скарлатина – инфекционная болезнь, вызванная обычно гемолитическим стрептококком группы А. Проявляется мелкоточечной сыпью, лихорадкой, общей интоксикацией, ангиной. Заражение происходит через предметы обихода (посуда, игрушки, белье). Особенно опасны больные как источники инфекции в первые дни болезни.

Надо сказать, утром я не придала особого значения произошедшему событию, ведь карантин для садика не редкость, разве что карантин по скарлатине мы переживали в первый раз. Весь ужас этого карантина я ощутила вечером, когда пришла за дочерью. В голой группе стоит стойкий запах хлорки, все игрушки изъяты, остались только большие кожаные модули, из которых можно что-то построить. В углу, где находится музей, красуются какие-то предметы, но их трогать детям в принципе запрещено. Принесенные раскраски и цветные гелевые ручки вместе с куклой тщательно запрятаны в Танюшкином шкафчике. Дети сидят за голыми столами и слушают сказку.

– Завтра с собой ничего не приносите, – вздохнула педагог. – Нам не разрешают ни рисовать, ни лепить. Игрушки должны обрабатываться, так что из дома приносить ничего нельзя.

Сказать, что воспитатель была замучена – ничего не сказать. Без няни провернуть в группе глобальную санобработку, да еще когда в группе двадцать детей, непросто. Плюс каждый раз после еды ей необходимо не только помыть за всеми посуду, но потом еще и замочить ее в хлорке, потом снова промыть. В общем, игрушек нет, и детей хочешь – не хочешь надо чем-то занимать, причем делать это в перерывах между обязательными санмероприятиями. Воспитатель в группе одна, вторая – на больничном, няня – тоже. Так что все свалено на одного человека. Если учесть, что дети в карантин не выходят из группы, кроме дневной прогулки, и занять их особо нечем, утихомирить шумную компанию очень непросто.

А тут еще и английский. Именно с этого понедельника в садике приступили к занятиям после каникул педагоги частной школы. Английский – страсть Танюшки. Целых четыре месяца дочь ждала возобновления занятий. В сад мы, естественно, пришли с папкой, в которой красовался новенький учебник, но из-за карантина он не пригодился. На выходе из центрального входа садика, где Таня ждала нас с Женей, она кинулась к своей любимой Ларисе Дмитриевне, спешившей на занятия, и, обхватив ее за колени, начала рыдать: «Ну возьмите меня на урок! Ну пожалуйста!»

В общем, непростой день в садике завершила жуткая истерика. Взять больничный, когда дети здоровы, нереально, просто оставить ребенка дома не с кем. Так и прошла вся неделя на нервах, с жалобами и слезами. Благо карантин при скарлатине всего семь дней, и за эти дни никто не заболел.

В следующий понедельник счастью детей не было предела. Вернувшись после выходных, они обнаружили ковры и все игрушки на своих местах. Девчонки сразу взялись за карандаши, мелки, трафареты и раскраски, мальчишки по любимому ковру с дорогами устраивали гонки, а родители вздохнули с облегчением. Дети снова начали ходить на зарядку, музыкальные и творческие занятия, но самое главное – в этот понедельник Таня наконец смогла пойти на английский. Только радость малышки продлилась недолго.

В четверг, когда по расписанию у Тани второе занятие английского, я не особо спешила забирать детей – все равно придется ждать. Но, придя в группу, я снова обнаружила дочь за столом вместе с другими детьми в пустой группе. О ужас! Снова карантин! Заболела Полина – девочка, которая вообще практически никогда не болеет.

Вот тут мне уже стало по-настоящему страшно. Если ребенок с крепким иммунитетом подхватил инфекцию в группе, несмотря на все мероприятия, что же ждет часто болеющих детей, к которым относится и моя дочь?

Я твердо решила на пятницу отпроситься с работы, чтобы оградить ребенка от лишних контактов, а в выходные увезти ее в деревню к свекрови до окончания карантина. О своем намерении я сообщила маленькой любительнице детского общества, обрисовав перспективу, мол, в садике все равно все игрушки у вас забрали, а дома их вон сколько, и порисовать можно, и мультики посмотреть. Но дочь недолго думая ответила: «Мамочка, нам в группе оставили чайник и две кружки (те, что стояли в музее, и медики на них не посягнули). Пусти меня, пожалуйста, я хочу играть с девочками!»

В общем, я дала ребенку этот день, а в выходные увезла к бабушкам – лишняя инфекция нам ни к чему. Каково было мое удивление, когда в понедельник, отведя в группу сына, проходившая мимо по коридору медработник сообщила, что карантин с Таниной группы снят. Оказалось, что ни в первом, ни во втором случае скарлатина у детей не подтвердилась, так что теперь снова все в порядке. В порядке-то, может, и в порядке, но нервы воспитателей, детей и родителей уже не вернешь, с другой стороны – а если бы скарлатина подтвердилась? Может быть, мы все-таки отделались легким испугом?

Комментарий специалиста

«Скарлатина – это стрептококковая инфекция, и на сегодняшний день она относится к неуправляемым, то есть прививок от нее пока нет. Для скарлатины, так же как и для других инфекций, которые передаются воздушно-капельным путем, характерны годы подъема и годы спада, – поясняет врач-эпидемиолог Светлана Лучинина. – Скарлатина – не такая контагиозная инфекция, она никогда не дает эпидемии, но для каждого индивидуального ребенка она небезопасна. Для скарлатины чаще всего характерны ангина и кожная форма (высыпания и шелушения). Опасность этой инфекции состоит в том, что она может давать осложнения, чаще всего миокардиты – осложнения на сердце. Именно поэтому, если случай заболевания зарегистрирован в организованном детском коллективе, необходимо провести все мероприятия, чтобы не допустить распространения инфекции. Стрептококковая инфекция устойчива во внешней среде, поэтому обработка требуется серьезная – мы проводим и текущую дезинфекцию, и дезинфекцию постельных принадлежностей с камерной обработкой, убираем все мягкие игрушки из группы. Кроме того, деток каждый день обязательно осматривает педиатр».

Оксана Петрова

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
ТОП 5
Рекомендуем