«Суду вопросы не задаются». Игорь Аверкиев получил 30 часов обязательных работ за акцию Навального

Принявшего участие в акции оппозиции пермского правозащитника признали виновным в нарушении порядка.

Игорь Аверкиев принимал участие в акции оппозиции 7 октября

Игорь Аверкиев принимал участие в акции оппозиции 7 октября

Поделиться

23 октября Ленинский районный суд Перми наказал председателя Пермской гражданской палаты Игоря Аверкиева за участие в протестной акции 7 октября. Тогда на улицу вышли сторонники Алексея Навального, а Аверкиев до конца старался убедить полицейских не идти на жёсткие меры. Общественника признали виновным по части 5 статьи 20.2 КоАП (нарушение участником публичного мероприятия установленного порядка) и дали 30 часов обязательных работ. Заседание длилось больше часа — за это время судья Сергей Сыров зачитал рапорты полицейских и посты общественника в фейсбуке. Кроме, того собравшиеся посмотрели два видео с запрещённого мероприятия. Закадровый голос в одном из сюжетов — это была прямая трансляция — сказал, что онлайн его наблюдали двенадцать человек. Это на одного больше, чем собралось в Ленинском суде.

Игорь Аверкиев после протестной акции на эспланаде

Игорь Аверкиев после протестной акции на эспланаде

Поделиться

У входа в здание суда скопились человек десять. Почти каждый не знает кабинет, который ему нужен. Все говорят, что идут «к Аверкиеву». Приходит сам Игорь Аверкиев — он улыбается и на вид спокоен — охрана спрашивает номер кабинета и у него. Аверкиев протягивает повестку со временем на ней — 14:15 и сам спрашивает, куда ему нужно попасть. Но как выяснилось, материалы по его делу в суд из полиции ещё не пришли.

Повестка по ошибке

По словам чиновников пермской администрации, место у памятника Героям фронта и тыла, где началась акция 7 октября, еще до того, как туда заявились сторонники Навального, было занято. А значит, оппозиционная акция там была незаконной. Но активисты рассудили: площадь у памятника считается так называемым гайд-парком — там и без согласования можно провести собрание (не путать с митингом, для которого нужна аппаратура). Поэтому и пришли, всего собралось более двухсот человек. Сейчас людей наказывают именно за первую часть протестного мероприятия: штрафы, обязательные работы и аресты получили уже почти двадцать пермяков.

От памятника Героям фронта и тыла протестующие дошли до штаба Навального на улице Островского, затем — до дома активиста Юрия Боброва у Ленинского суда. И сидевшие в штабе, и Бобров до этого не выходили на улицу — их караулили полицейские. Затем все пошли до шестого полицейского отдела, где тогда находились оппозиционеры Максим Жилин и Михаил Касимов. Во время всего спонтанного шествия Игорь Аверкиев убеждал сотрудников не провоцировать недовольных ещё больше.

Юрий Бобров в день акции долго не мог выйти из дома на улицу

Юрий Бобров в день акции долго не мог выйти из дома на улицу

Поделиться

Сейчас общественник идёт в тот самый шестой отдел — выяснить, почему оттуда не пришли его материалы. То есть он повторяет часть пути, который прошёл 7 октября. Недолго дожидается сотрудника с нужными документами. Выходит мужчина в штатском — медленным шагом, с кипой бумаг в руках он направляется в суд. За ним идёт и Аверкиев. По мнению последнего, погода стоит хорошая, можно и прогуляться.

«Производить лозунги — в смысле, говорить?»

Суд начинается с опозданием на час. Более чем просторное помещение с серыми стенами, над головой судьи российский герб, рядом — чёрный телевизор. Когда Аверкиеву дают слово, он замечает, что «давно не был в судах», и интересуется, как сейчас обращаются к судье. «Ваша честь».

Общественник просит перенести заседание хотя бы на пятницу, когда его представитель Сергей Максимов вернётся из командировки. «Просите документы приобщить?» — судья Сыров поднимает взгляд от бумаг на мужчину. Аверкиев передаёт документы, и судья их листает: договор с Максимовым, приказ о направлении Максимова в командировку, «копия электронного билета на иностранном языке». Переносить заседание судья отказывается. «Имелось достаточно времени для обеспечения себя защитником», — говорит он, не отрывая глаз от стола.

Снимать видео Сыров тоже запрещает. «Суду известно, что видеозаписи с судебного заседания используются для размещения в сети интернет для доведения до населения политических убеждений лиц, привлекаемых к административной ответственности, что не отвечает целям административного судопроизводства», — считает судья.

От памятника Героям фронта и тыла собравшиеся дошли до штаба Навального в Перми

От памятника Героям фронта и тыла собравшиеся дошли до штаба Навального в Перми

Поделиться

Он зачитывает протокол об административном правонарушении, написанный капитаном Полыгаловым. Тот указал, что Аверкиев «заведомо знал о незаконности публичного мероприятия». И что это мероприятие было митингом. Кроме того — «не выполнил законные требования врио заместителя начальника отдела полиции №6 <...> подполковника Оборина о прекращении проведения мероприятия». «Снимки экрана интернет-страниц», — видит Сыров новую бумагу. На одном из скриншотов — Аверкиев. Затем Сергей Сыров зачитывает биографические данные с личной страницы общественника. Находит пост с призывами выходить на улицу.

— Это всё цитаты, — говорит общественный деятель.

— Я пока исследую [доказательства] и у вас ничего не спрашиваю. Что вижу, то и озвучиваю — причём для себя, а не для вас.

Общественник замечает, что он мог ошибиться из-за чтения судьёй материалов вслух. «Потому что вслух необходимо всё делать, — объясняет судья. — Это во-первых. Во-вторых, суду вопросы не задаются».

В ответном слове Аверкиев начинает с фразы о «заведомом знании о незаконности»: «Я представить не могу, как составитель протокола мог знать, что я заведомо что-либо знал или не знал. Я ему об этом не сообщал». Общественник говорит, что считал акцию законной, потому что собрание в гайд-парках, один из которых находится у памятника Героям фронта и тыла, не нужно согласовывать. А это было именно собрание — так как организаторы не принесли звукоусиливающую аппаратуру и другую технику. О том, что он не выполнил требование полиции: «Обычно полицейские говорят: расходитесь, поскольку [то, что вы делаете,] незаконно. Но никто ничего в мегафон не объявлял (объявляли потом, но на суде рассматривали только события на эспланаде. — Прим. ред.)».

«Более противоречивого правового документа я в своей жизни не встречал, — подытожил председатель общественной организации. — Здесь написано, что Оборин якобы обратился ко мне с требованием о прекращении проведения публичного мероприятия. Получается, он считал меня организатором, хотя во всех материалах я именно участник... Не понимаю, как на основании этого протокола можно принять какое-то судебное решение — до тех пор, пока сами они, этот Оборин и Полыгалов, не разберутся, в чём всё-таки меня обвиняют».

Аверкиев добавил, что посещает все, и разрешённые, и запрещённые, публичные мероприятия, чтобы знать, как они проходят. Судья переспрашивает, точно ли он не произносил речи:

— Лозунги какие-то не производили?

— …Производить — это в смысле, говорить? Нет.

«Ребята, кина не будет»

Ещё один материал дела — компакт-диск. Чтобы его посмотреть, или, как говорит Сергей Сыров, исследовать, судья просит секретаря пригласить специалиста. Тот заносит небольшой серый ящик, похожий то ли на сейф, то ли кейс из игры «Что? Где? Когда?». Специалист — молодой человек в широких джинсах и толстовке с капюшоном — ставит на стол ноутбук, включает его. Открывает ящик. «Колонка всего лишь», — один из слушателей шёпотом объясняет другому, что было внутри. Сыров переводит взгляд на слушателей и обращается к секретарю: «Пригласите пристава».

Собрание сторонников Навального 7 октября закончилось у отделения полиции

Собрание сторонников Навального 7 октября закончилось у отделения полиции

Поделиться

На экране ноутбука — повернутое на девяносто градусов изображение, узкая вертикальная полоска. Сначала видны только общие планы. Продолжительность видео — один час две минуты и шесть секунд. «Мы всё смотреть будем?» — спрашивает Аверкиев.

— Я не понимаю, зачем мы это сморим, когда совершенно ничего не понятно, не видно, — рассуждает он.

— Мы исследуем доказательства, — настаивает Сыров. — Я тоже не знаю, что там. Конверт [с диском] был запечатан — видели?

Периодически судья просит перемотать видео на пять минут вперёд.

Люди в роликах кричат. «Рядом с их митингом, вот этим митингом, нам собраться нельзя», — возмущается с экрана Михаил Касимов, недовольный, что людей не пускают к памятнику Героям фронта и тыла. «Пять минут вперёд», — произносит судья.

«В девяносто первом году мы их сместили, а сейчас они снова пришли к власти…» — слышен надрывный женский голос. Запись подходит к концу. «Села батарейка, ребята, кина не будет, — говорит за кадром молодой человек, очевидно, автор ролика. — Так что — печально. Ну ладно, давайте, короче». После этого судья и специалист переходят ко второй записи.

В середине видео автор сообщит, что эту трансляцию одновременно смотрели двенадцать человек. В зале сейчас одиннадцать — все видят безмолвную толпу и шарики над головами людей. Ролик сопровождается звуком ветра в микрофон. Потом в кадре снова появляется Михаил Касимов: «Вместо того чтобы защищать граждан от уличных преступников, вся полиция брошена на политический сыск!» В конце концов судья завершает просмотр. «Диск извлекается, передаётся судье», — комментирует он действия специалиста.

После того как Сергей Сыров зачитывает своё решение, он, не посмотрев ни на слушателей, ни на секретаря, быстро идёт к выходу. Оборачивается лишь раз — взглянуть на свой стол. Аверкиева приговорили к 30 часам обязательных работ за нарушение участником публичного мероприятия установленного порядка.

Игорь Аверкиев, как и все другие пришедшие на октябрьскую акцию и получившие наказание, собирается оспорить решение первой инстанции в краевом суде.

Фото: Команда Навального | Пермь, Vk.com

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter