6 мая четверг
СЕЙЧАС +4°С

«Сейчас трудно кочевать». Как под Пермью живут современные цыгане — они уже не гадают, но детей сватают с младенчества

Мы съездили к цыганским семьям в одну из пермских деревень и пожили у них один день

Поделиться

Цыганка Мария с внуками

Цыганка Мария с внуками

Поделиться

В Пермском районе уже несколько лет живут три больших цыганских табора. Семьи выбрали три находящиеся по соседству деревни, купили там участки и построили дома. Мы решили съездить в гости в один из таборов и узнать, как сами цыгане оценивают оседлую жизнь, как их дети учатся в местных школах, почему здесь популярны браки в 15 лет, что такое цыганский суд и как зарабатывают цыганские семьи.

«Нас тут 12 семей»

В деревне цыганские дома сильно отличаются от других. Они очень простые, построены из прессованных деревянных панелей, все стоят близко друг к другу. В каждом дворе — кучи металлолома. У одной из таких куч, склонившись, перебирает проволоку старая цыганка. Выходят цыганские девушки в длинных ярких юбках и платках на голове.

Все цыганские дома находятся близко друг к другу

Все цыганские дома находятся близко друг к другу

Поделиться

Для дома используют самые простые стройматериалы

Для дома используют самые простые стройматериалы

Поделиться

Некоторые дома стоят на сваях

Некоторые дома стоят на сваях

Поделиться

Нас встречают настороженно, но уже через несколько минут говорят, что интервью нам надо брать у «знахарки», и ведут в один из дощатых домов.

Внутри топится печь. Нашего фотографа буквально за мгновение окружают маленькие дети.

«Знахаркой» нам представили цыганку Марию. Это крупная женщина с черными длинными косами на висках (такие прически — у всех замужних цыганок), в синем длинном платье и ярком розовом платке на голове. Мария открещивается: «Не-е-ет! Нет! Какая я знахарка? Я обычная бабушка».

В той деревне, куда мы приехали, табор состоит из 12 семей, в каждой семье — по 10 человек. У 55-летней Марии пять детей (три дочери и двое сыновей) и уже 15 внуков. Ее предки — из Молдавии, где Мария никогда не была, а родители переехали в Пермь из Ростова.

— Наши прадеды везде кочевали, а мы уже нет, 50 лет на одном месте сидим, — говорит цыганка. — Живем в Перми. Видишь, как живем? Свои дома построили здесь, сами построили. Купили землю, документы у нас в порядке. Здесь мы живем уже три года. Мы сами это место выбрали, понравилось. Тихое, нормальное место. Мы уже редко переезжаем табором. Выкупаем участки, строим нормальные дома, проводим воду и газ. Сейчас трудно кочевать.

Во дворе дома Марии стоят катушки с медными проводами, какой-то крупный металлолом и очень много промышленных вентиляторов.

Во дворе цыганского дома стоят полуразобранные вентиляторы

Во дворе цыганского дома стоят полуразобранные вентиляторы

Поделиться

Тут вообще очень много металлолома

Тут вообще очень много металлолома

Поделиться

Это железо хранится под навесом. Придомовая территория усеяна металлом и запчастями

Это железо хранится под навесом. Придомовая территория усеяна металлом и запчастями

Поделиться

В гости мы приехали в не самую лучшую погоду: лил дождь, дорогу к цыганским домам сильно размыло

В гости мы приехали в не самую лучшую погоду: лил дождь, дорогу к цыганским домам сильно размыло

Поделиться

— Мужики работают, — коротко объясняет Мария. — Устраиваются разнорабочими или на стройку, еще металл сдают. Собирают, сортируют, сдают. Берут чуть-чуть подешевле, продают подороже. Вот и заработок. С работой вообще по-разному. Бывает, что находят подработку, бывает, что и нет.

Женщины занимаются домашним хозяйством. А вот гадать в город из их табора никто не ходит, говорит Мария.

— Наши женщины раньше гадали, а сейчас уже не гадают. Из-за коронавируса не ходим, — говорит Мария. — Последний год пережили трудно. Сидели дома и никуда не выходили, боимся эту заразу.

Из-за коронавируса в том году в школу — сельскую, где обычно учатся — не ходили и дети. Дистанционно тоже не обучались, сами занимались дома.

— В этом году пойдут и учебную программу догонят, — уверены наши собеседники.

«Сватаем с младенчества»

Отвечая на вопрос, во сколько лет она вышла замуж, Мария делает паузу и говорит: «В 18 лет». Улыбается.

— У нас по-разному выходят замуж. В 15 или 16 лет девчат наших замуж выдаем, — рассказывает Мария. — Но в 12 лет — нет! Она же еще маленькая. Это раньше было, что замуж выдавали очень рано. Ну, может, бывает один раз в 12 лет сосватать. Я не помню...

К беседе о насущном присоединяется старшая невестка Марии. Цыганки рассказывают о девичьем приданом, бойко перечисляют: нужно юбки собирать, подушки, одеяла, сережки, кольца. А жених за невесту дает монеты.

— Приходит отец жениха к семье понравившейся девушки. Важно, чтобы она понравилась отцу и матери жениха, тогда и сватают. Жених еще это не знает, — говорит Мария. — Свадьбу организует отец жениха. А после невестка переезжает в дом своего мужа.

За невесту положено отдать калым — это 10–12 золотых монет.

— Обязательно золотом! Можно давать их и брать невесту. Девочка не может отказаться, — говорит Мария. — Мать и отец ее решают, она ничего не знает. Если у жениха хорошая семья — почему нет? Они же зла своей дочке не желают.

А любовь?

Какая любовь? Вместе посидят, будут знакомиться. Слюбится.

Пока мы общаемся, Мария курит одну за другой тонкие сигаретки. В беседе участвуют все члены семьи. Все шумно общаются между собой на родном языке, громко смеются, дети кружат рядом.

Детей цыгане очень любят. Здесь простая философия: чем больше родится детей, тем лучше. Рожают девушки нередко с 16 лет. А сосватать девочку могут даже с момента рождения. Сватают двухмесячных девочек, рассказывает Мария, через 15 лет играют свадьбу.

Невестка Марии с детьми. Цыгане никогда не обращаются в детский сад. <nobr class="_">До 7</nobr>, а бывает,&nbsp;<nobr class="_">и до 10 лет —</nobr> до зачисления в первый класс школы — ребенок находится дома

Невестка Марии с детьми. Цыгане никогда не обращаются в детский сад. До 7, а бывает, и до 10 лет — до зачисления в первый класс школы — ребенок находится дома

Поделиться

Дети табора

Дети табора

Поделиться

Замужним девочкам нельзя сидеть в соцсетях и в интернете.

— Вдруг влюбится в кого-то. Пусть занимается хозяйством. А то соблазны велики, — рассуждает Мария. — Она должна заниматься кухней. Куда ей?

Замечаем, что у всех девушек в комнате в руках мобильные телефоны. На слова цыганки они тоже улыбаются.

— Ну есть у них телефон, пусть там музыку слушают. Мальчикам можно всё, потому что они по телефону ищут работу, сделки, находят товар. Они кормильцы, — продолжает Мария.

Разводы у цыган бывают, но редко. Для этого собирают цыганский суд.

— Собираются цыгане, в основном мужчины, и могут вызвать даже из другого табора, — рассказывает Мария. — Чаще всего суд собирают, например, когда невестку берешь, а она не хочет тут жить или ее не принимают в семье, и дело идет к разводу. Тогда решают, что делать. Спрашивают мнение отца и свекра. В обычный суд мы не пойдем, только цыганский суд решает. Если скажет: «Держи ее» — будем держать. Переубедим.

Замужние цыганки носят длинные яркие платья и покрывают голову платком. Между тем девочкам до свадьбы разрешено носить джинсы, шорты, короткие юбки и любую молодежную одежду

Замужние цыганки носят длинные яркие платья и покрывают голову платком. Между тем девочкам до свадьбы разрешено носить джинсы, шорты, короткие юбки и любую молодежную одежду

Поделиться

«Наши женщины дома сидят»

Цыганские дети ходят в Баш-Култаевскую школу. Отсюда это семь километров. Цыганки жалуются, что до их деревни нет школьного автобуса.

— Когда есть время, возим детей на машине, а бывает, что нет лишних машин, ребенок в школу не идет. Летом мы хотим собраться и попросить автобус, — говорит Мария. — Мы хотим, чтобы наши дети учились, были грамотными.

Часто цыганские девочки учатся всего 6–7 классов — после свадьбы они занимаются домашними делами. Среди цыганок много молодых бабушек — в таборе бабушкой можно стать раньше 30 лет, а прабабушкой — всего в 50.

Раньше табор жил в Перми, в микрорайоне Чапаевском.

— Там в школе понимали, что у нас девочка в 15 лет уже замуж выходит, — рассказывает Мария. — Ладно мужикам учиться надо, дальше им работать. А девочкам зачем это? Вот мальчики до конца учатся. После свадьбы молодых обеспечивают отец и мать, пока они не повзрослеют. В каждой семье по 3–4 мужчины, все вместе зарабатывают. Так легче. Пособия на детей получаем как многодетные семьи. Девочки наши документы получают. Мы граждане России.

Девочкам не обидно дома сидеть после шести классов школы?

— Как? Они же дома хозяйством занимаются! Полы моют, стирают, убирают, готовят.

О вузе тоже нет речи?

— Нет. Зачем это? Я же говорю, наши женщины дома сидят.

А мальчики могут поступить и получить высшее образование?

Нет, мужчина работает. Как в таборе принято, он так и делает. Вот сейчас у меня в доме остались только мои сыновья, дочери выданы замуж и уехали к мужьям.

Спрашиваем двух молодых цыган, хотят ли они в вуз. Оба смеются. Им 15 и 17 лет, оба уже женаты.

Самое страшное наказание цыганского суда — изгнание из табора.

— Вот на русской женится — выгонят из табора, — говорит Мария. — И никакой другой табор его не примет. Должен жить отдельно, без табора.

Цыганское проклятие — самое страшное?

И такое бывает, да. Для нас главное — сохранить наш род, нашу кровь, — говорит Мария. — Цыганку только за цыгана выдавать замуж. Дети у нас послушные. И женим их рано. Это наши традиции. Что плохого в том, что в 20 лет есть своя семья, свои дети, свой дом?

Около цыганских домов нет огородов, всё покупают в магазинах. Скот тоже не держат или держат редко. Мария год назад «вырастила трех кабанов, но это тяжело».

— Воду получаем из скважины, сами пробурили. Электричество легально, у всех у нас счетчики стоят. Вот газа пока только нет, — перечисляет Мария.

По словам цыган, еще одна проблема — это состояние деревенской дороги. Когда начинаются дожди, там не проедешь.

Такая дорога ведет в деревню, где живут цыгане

Такая дорога ведет в деревню, где живут цыгане

Поделиться

Золотая мебель

Во дворе дома видим молодых цыган. Мужчины и женщины нам представляются русскими именами.

— Работаю, как и все, вот сейчас распиливаю, разбираю металлолом, — показывает Антон. — Потом в город возим, в приемку.

Хорошие деньги дают?

— Ну медь стоит по 560 рублей за килограмм. В месяц мы сдаем по 150–200 килограммов. Бывает, и по 2 тонны. А бывает, 70 рублей всего зарабатываю в месяц — на 2 буханки хлеба. Ну как-то проживаем.

Во дворе внимание привлекают большие промышленные вентиляторы.

— Мы их купили, — говорит Антон. — Не сняли, не украли, а купили. А потом дальше продаем подороже. Сколько-то нам остается.

Молодые цыгане (они еще подростки) рассказывают о своих заработках

Молодые цыгане (они еще подростки) рассказывают о своих заработках

Поделиться

На вопрос, а можно ли увидеть барона, нам говорят, что он уехал. Это самый уважаемый человек с большой репутацией.

— Он поступает правильно, защитит всех, — говорят цыгане.

Идем во второй дом. В комнате сидит мальчик и смотрит телевизор.

— Вот мой внук будет бароном, — смеется Мария.

В интерьерах этого дома много золота. В центре зала стоит большой стол с винтажными массивными золочеными опорами. У окна — скульптура девушки, похожей на греческую нимфу, правда, ее грудь исчеркана ручкой. В гостиной — роскошный диван на позолоченных ножках, рядом — скульптуры павлинов, вазы, позолоченные ангелы держат чаши для фруктов. На столе стоит большая композиция из керамики — 12 апостолов. Своими главными праздниками пермские цыгане называют Пасху и Рождество.

— Мы любим, когда так, — говорит Мария. — Всё золотое любим. Такую мебель заказывали специально из другого города.

Так выглядит гостиная в цыганском доме

Так выглядит гостиная в цыганском доме

Поделиться

Павлины хороши

Павлины хороши

Поделиться

Еще одна скульптура и детское творчество

Еще одна скульптура и детское творчество

Поделиться

Мария зовет нас пить цыганский чай. На стол накрывают девушки, все они уже замужние. У всех длинные юбки в пол, голова покрыта платком. Маленькие девочки могут носить обычные джинсы, шорты, молодежные кофты.

15-летние супруги поодаль держатся друг от друга. Оказывается, молодым при взрослых нельзя ни сидеть рядом, ни разговаривать.

— Через год или два можно, — поясняет Мария. — Как раз привыкнут друг к другу.

Цыганские дети не ходят в детский сад.

— Женщины ведь дома сидят, всегда есть кому присмотреть за детьми, — говорит Мария. — Полиция и опека к нам приходили. Но у детей всё хорошо: есть где спать, есть где жить. Участковый ходит в табор. Он видит, что мы нормально живем, не воруем, не наглеем. Живем, как все люди.

Невестка Марии приносит нам чай. Он действительно выглядит необычно — в высоких стеклянных кружках, с яблоком.

— А летом мы добавляем в чай клубнику, смородину, вишню, малину, — говорит Мария. — Вы к нам еще приезжайте. Плохо о нас не пишите.

Цыганский чай обязательно подается с яблоком

Цыганский чай обязательно подается с яблоком

Поделиться

Соседи табора тоже охотно с нами общаются. Как рассказала местная жительница Снежана Кашина, землю здесь цыгане выкупили примерно 4 года назад. Однако один цыганский дом снесли, потому что земля под ним не была выкуплена.

— Мы купили здесь дом 4 года назад, цыгане только начинали строиться. Был всего один дом, — говорит Снежана. — Отстроились быстро. Прошлым летом еще один дом поставили. Периодически к их домам приезжают фуры, они всю дорогу и разбили. Но как соседи цыгане неконфликтные. Из детства, конечно, не самые приятные представления о них, я тогда их боялась. Однако эти семьи живут с нами мирно. Но я знаю других соседей, которые выкупили участок, а в итоге из-за близости к цыганским домам не стали строить свое жилье. Мы нормально живем: нас они не трогают — и мы не трогаем. Здороваемся. У себя во дворе они часто выплавляют медь. Из-за этого столбы черного дыма часто вижу. Я первый раз, когда увидела столько дыма, испугалась.

Снежана была свидетелем и цыганских свадеб.

— К ним сюда в деревню приезжал какой-то диджей, они выставили огромные колонки, — вспоминает девушка. — Свадьбы гуляют по 2–3 дня. А машины гостей — штук 30 — стояли вплоть до отворота на дорогу. Вживую пели артисты.

Соседка цыган Снежана Кашина рассказывает, что табор переехал сюда <nobr class="_">4 года</nobr> назад

Соседка цыган Снежана Кашина рассказывает, что табор переехал сюда 4 года назад

Поделиться

«Радует, что современные цыгане понимают, что детей надо учить»

Замдиректора Баш-Култаевской школы Альфия Потапова рассказывает 59.RU, что цыганские семьи отдают своих детей в первый класс очень поздно — в 9–10 лет.

— В школе есть коррекционный класс, и так получилось, что в основном там учатся цыганские дети, — говорит собеседница. — Но среди школьников-цыган есть и очень старательные и трудолюбивые ученики, они учатся в общеобразовательных классах. Сами дети общительные, открытые, вежливые. Кстати, никто из них не состоит на учете в комиссии по делам несовершеннолетних. Они, может, не всегда опрятны, но одеваются хорошо. Часто их родители, в основном мамы, сами не умеют ни читать, ни писать. Но радует то, что современные молодые цыгане всё же понимают, что детей надо учить, и сейчас приводят ребенка в первый класс с 7 лет.

В прошлом году, когда пандемия была в разгаре, у цыганских домов, говорит педагог, дежурил патруль — в таборе были заболевшие, и полиция следила, чтобы они не нарушали режим самоизоляции.

Альфия Потапова подтверждает, что цыганских девочек часто забирают из школ после 15 лет.

В конце нас провожала <nobr class="_">15-летняя</nobr> девочка, она уже замужем

В конце нас провожала 15-летняя девочка, она уже замужем

Поделиться

— С этим ничего нельзя сделать. Школа сообщает об этом в комиссию по делам несовершеннолетних, к цыганским семьям выезжают, но всё это больше профилактические беседы, — говорит женщина. — Убеждаем, уговариваем.

оцените материал

  • ЛАЙК20
  • СМЕХ4
  • УДИВЛЕНИЕ1
  • ГНЕВ2
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Подписаться

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Загрузка...
Загрузка...