6 апреля понедельник
СЕЙЧАС -1°С

Поделиться

Яна Галкина находилась на посту охраны в тот день, когда в школу пришли вооруженные подростки

Яна Галкина находилась на посту охраны в тот день, когда в школу пришли вооруженные подростки

Заканчивается суд над охранницей школы, где вооруженные подростки устроили резню: ранили учительницу и девятерых четвероклассников. Сегодня, 5 сентября, проходят прения сторон, после чего Яне Галкиной огласят приговор.

Сами подростки, напавшие на четвероклассников и учительницу, уже осуждены. Одного из них отправили в колонию на семь лет, второго — на девять. Ранее в суде выступили сотрудники школы и охранного агентства. Они рассказали, что нужно было сделать детям, родителям и другим посетителям, чтобы попасть в школу. Многие признали, что некоторые части положения о пропускном режиме в учреждении не соблюдали. Так, охранники по договоренности с администрацией школы, не вызывая дежурного администратора, пропускали детей, которые опоздали или забыли электронную карту.

Охранницу школы судят за ненадлежащее исполнение ею своих обязанностей, за процессом мы следим сегодня в режиме онлайн.

Корреспондент 59.RU сообщает, что в суд повторно пригласили директора школы для допроса. Но вопросы начинают задавать Яне Галкиной. 

Судья спрашивает охранницу, кто ей дал указания пропускать опоздавших учеников без карты?

— Дежурные администраторы и директор школы тоже, — говорит Галкина. 

— Я никогда не давала указания пропускать детей без карты, — возражает директор. — Она обязана проверять документы. Ее функция либо пустить, либо не пустить. У ученика есть дневник и карта. Это его документы. Если он забыл карту, надо звать администратора или директора. Раньше у нас были пропуски. Дети их теряли. Потом поставили турникеты и ввели карты «Мультипас».

Допрос директора 

Допрос директора 

Судья: Вы ранее говорили, что охранница могла пропустить ученика, если он без карты.

— Речь о совсем маленьких детях, — говорит директор школы. — Но старшеклассников нет. Там надо было звать администратора. В противном случае охранница брала на себя ответственность, пропуская без карты.

— Вы знали о таких случаях?

— Только о единичных. Я никогда не давала указаний нарушать инструкции.

Допрос директора продолжается. Судья спрашивает: 

— А если нет дежурного администратора на месте. Какой алгоритм? Если ученик пришел без карты.

— Это было редко. Мы таких детей пускали. Так вышло.

— Как так. Вы же должностное лицо?

— Мы пускали малышей. Я знала о малышах.

— Но так и средние классы проходили? Кто изменил пропускной режим? Вы как директор отрицаете, что не давали указания? И вот Галкина вас называет. Вы, что ли, как директор не контролируете действия подчиненных?

— Я уволилась уже. Хулиганские действия, как правило, совершают старшеклассники. Это взрослые люди. Их запрещено было без карт пускать. К ним было более строгое отношение.

В суде сейчас огласят первые показания директора. Для этого подключают колонки. В заседании небольшой перерыв. 

Кратко публикуем выдержки из первого допроса директора школы:

— Если дети забыли карту, то имена записывают в журнал. Это согласно моему указу. На пост передавали списки учеников, чтобы охранник мог убедиться, что опоздавший — реально ученик этой школы. Охранник мог самостоятельно принять решение.

Судья: Вот поясните, что это значит?

— Речь идет об одной ученице. Ее отец категорически был против карты. Поэтому она ходила без карты.

— Почему охрана пропускала, не вызывая дежурного администратора?

— Ну значит, брала на себя ответственность. Я дала только одной ученице право проходить без карты «Мультипас».

— Утром подростки прошли в школу. Один с картой, а другой без,  — говорила директор на первом допросе. — Но он ранее был нашим учеником. Он записался в тетради, где были имена опоздавших. Они разделись в гардеробе, зашли в туалет и потом в кабинет. После нападения подожгли окно с помощью горючей жидкости. Горели окно и жалюзи. Охраннице подростки сказали, что опоздали. Я была в своем кабинете. Прибежала вахтер и кричала: «Там режут детей». Увидела учителя в крови. Стала звонить в скорую. Началась паника и эвакуация.

— Мы работали с ЧОП «Аякс» с 2011 года, — продолжает директор. — Они охраняли круглосуточно: один днем и один ночью. Вход для учеников осуществлялся по карте «Мультипа»с. У выпускников карты аннулируются. У одного из подростков карты не было. Он был студентом техникума. У Галкиной была инструкция охранника и положение о пропускном режиме.

Спрашивает прокурор:

— А если ученик без карты?

— Необходимо звать дежурного администратора. Если его нет, охранница должна записать его в журнал. Были листы на каждый день. Охранница должна была сверить опоздавшего по спискам. В спорном случае пригласить администратора

— 15 января список был у охранника?

— Я не проверяла.

— Младшеклассников могли пропустить без карты. Обязанности пропускного режима не всегда исполнялись. Мы положили на пост охраны сотовый телефон, чтобы приглашать администратора.

На этом запись заканчивается. Директор вышла к трибуне.

— В любом случае охрана должна была звать администратора. У нас был ответственный за безопасность Гончаренко. Мы его недоделки потом долго разгребали. Он, минуя нас, видимо, давал указания.

Судья: По положению девочка обязана была сделать карту. А вы взяли и общие правила игнорировали. Что за исключения?

— Ну давайте вспомним тогда девочку с розовыми волосами, там же такая же ситуация. У нас в школе были единичные случаи опозданий.

— Вы знали, что нарушают пропускной режим?

— Постфактум узнала.

— При потере карты нужно было время на ее восстановление. Какое-то время ученик без карты ходил.

Судья: Дайте внятный ответ. Почему до 15 января 2018 года охранница, пропуская ученика, должна была его данные написать на листочек? Кто дал это указание?

— Я не давала указание. Я этого не знала. Узнала уже потом.

— Галкина пропускала?

— Бывало. Она просто извинялась. Говорила, что больше не повторится. До этого дня наша школа считалась благополучной.

Прокурор: При администраторе пропускной режим нарушался?

— Да.

— Охранница обращалась к вам, чтобы вы ее обеспечили списками?

— Она не обращалась.

Судья: Зачем списки нужны охране? Если есть администратор.

— Чтобы в любой ситуации она могла идентифицировать ученика.

— В каком таком случае? Ведь решение принимает ваше должностное лицо. Почему это должен делать охранник?

— Все равно пусть будет список. Бывает, списки нужны. У охранника положение о пропускном режиме. О пропуске без карты принимает решение не охрана, а либо наш администратор, либо директор.

— Зачем охране вообще эти списки?

— Ну значит, в следующий раз заберем списки. Галкина же пропустила подростка, не удостоверившись, наш ли это ученик.

Прокурор: Если бы Галкина в списке не увидела подростка, какие меры она была обязана предпринять?

— Она обязана была позвонить мне или администратору.

— Он не мог оказаться в списке.

Адвокат охранницы: Откуда подросток знал правила пропускного режима?

— Он учился у нас. И думал, что все сойдет с рук. И ему сошло. Он особый ученик. С четвертого класса учился индивидуально. Он ходил по карте.

Адвокат: Дети без карт просто записывались в журнал и проходили. Все знали об этом правиле, а вы нет?

— Я тогда почти отсутствовала.

Судья обращается к Яне Галкиной: Вы сами решили упростить порядок пропуска или вам сказали?

— Сами мы не могли, мы всегда работали по указанию. Я бы на каждого опоздавшего вызывала администратора.

Директор: Галкина, вам указания могли дать либо руководитель вашего ЧОПа, или я, директор. Зачем других слушали?

— Ну так было принято.

Адвокат просит огласить первый допрос Галкиной от 15 января 2018 года. Но судья объявляет перерыв и заканчивает заседание. 

На этом мы завершаем наш онлайн-репортаж, но продолжаем следить за развитием событий. 

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!