Все новости
Все новости

Двойной подвиг. Три истории о работе и жизни врачей во время Великой Отечественной войны

О своих родственниках и коллегах нам рассказали пермские медики

ds

Профессор Анна Тимофеевна Файдыш в процессе преподавания

Поделиться

«Сначала к операционному столу, потом — за автомат»


Первый герой — Горовиц Семен Давыдович (1911–1987 гг.) — родной дедушка главврача пермской краевой клинической больницы, торакального хирурга Анатолия Касатова.

Семен Давыдович Горовиц

Семен Давыдович Горовиц

Поделиться

Семен Давыдович родился в Виннице на Украине. Позже переехал в Лугу, что под Ленинградом. В северной столице он поступил в четвертый ленинградский медицинский институт, где закончил военный факультет — это учебное заведение стало одним из первых, где начали появляться военфаки. Оттуда Семён Давыдович вышел кадровым военным — лейтенантом медицинской службы. А после отправился на советско-финскую войну, откуда вернулся с наградой за службу начальником медслужбы танкового полка. После Горовиц вернулся в Лугу — к семье, стал начальником медицинской службы танковой дивизии. Там же он застал и начало Великой Отечественной войны. Тогда ему было 30 лет.

Главный врач пермской краевой клинической больницы Анатолий Владимирович Касатов

Главный врач пермской краевой клинической больницы Анатолий Владимирович Касатов

Поделиться

Семен Давыдович воевал в составе Ленинградского фронта, во время артобстрела получил тяжёлое ранение. В конце 1941 года военного медика эвакуировали в Молотов, жена и двое детей остались в Луге.

— Ранение он получил по одной простой причине — деваться медсанбату было некуда, — рассказывает Анатолий Касатов. — Враг наступает, наши бойцы обороняются, с поля боя раненых бойцов эвакуируют — их надо перевязывать и лечить. Глубокого эшелонирования фронтов не было, тот же медсанбат практически не прикрыт ничем. Сначала к операционному столу, потом — за автомат.

Так на все время войны Семен Горовиц остался в Перми — был начальником эвакоотдела эвакуационного пункта МЭП-44. Тогда он располагался в старом зеленом корпусе краевой больницы, который многие знают как терапевтический.

По словам Анатолия Касатова, его дед не очень любил рассказывать про войну — «были большие потери...»

— Никаких красных крестов на госпитальных палатках, никаких конвенций о том, что туда не стреляют, — объясняет врач. — Санитарный поезд был излюбленной мишенью для немецких штурмовиков и бомбардировщиков.

О дедушке Анатолия Касатова писали в медицинском журнале

О дедушке Анатолия Касатова писали в медицинском журнале

Поделиться

Кстати, после переезда в Пермь связь с семьей военному врачу поддерживать практически не удавалось. Что касается армейской почты, то на «треугольничках» указывался только номер части — адресата найти было тяжело. Так, семья переехала вслед за врачом только спустя полтора года — когда дошло письмо. С 1942 года они уже все вместе жили в Перми.

После войны Семен Давыдович работал заместителем начальника по медицинской части пермского гарнизонного госпиталя.

— Война — это всегда работа в условиях крайне ограниченных ресурсов: мало врачей, медсестер, мало мест и медикаментов. Что такое вообще военная медицина? Там ведь, на передовой основная задача — максимальное количество бойцов вернуть в строй. Тяжело раненных отправляют в тыловые эвакогоспитали. Практически каждый день в Пермь приходили эшелоны с тяжелыми бойцами. Причем, нужно сказать, многие из тыловых госпиталей возвращались на фронт, если не было потери конечностей и других тяжелых травм.

Скан страницы медицинского журнала о героях войны

Скан страницы медицинского журнала о героях войны

Поделиться

По словам Анатолия Касатова, у его деда был сильный характер, как раз такой, чтобы пройти две войны. Однако человеком он был скромным — молчал о своем героизме даже 9 мая, никогда не носил свои орденские планки. У Семена Горовица два ордена Красной Звезды — за Бело-финскую и Великую Отечественную войны.

По мнению главврача краевой больницы, между тридцатилетними поколения его деда и нашим поколением большая разница: сейчас в этом возрасте только начинают работать и становятся специалистами, тогда вынуждены были заниматься медицинским обеспечением танковой дивизии.

— У нас был заведующий кафедры судебной медицины Борис Семенович Касаткин, он прошел всю войну. Он как-то сказал мудрую фразу: «Настанет тот день, когда в мире останется один человек, который это видел, но помнить об этом последующее поколение обязано».

«...Маленькими ложками ели человеческий мозг и печень...»


Эта история не о родственнице врача, а о заведующей кафедрой эпидемиологии в пермском медуниверситете с 1960 по 1973 годы Анне Тимофеевне Файдыш.

Анна Тимофеевна Файдыш

Анна Тимофеевна Файдыш

Поделиться

Об Анне Тимофеевне нам рассказала эпидемиолог, кандидат медицинских наук Ирина Окунева. Ей не удалось поработать с коллегой, но знает её историю хорошо.

Анна Файдыш родилась в 1913 году на Украине в городе Кременчуге, с 1929 по 1932 годы училась в медицинском техникуме, в 19 лет поступила в Харьковский мединститут, закончила его с отличием и продолжила обучение на кафедре микробиологии в аспирантуре.

На войну Анна Тимофеевна попала в 1941 году в должности гигиениста-пищевика, была старшим лейтенантом. Через год на Харьков наступила Германия, тогда Красной армии пришлось отойти. Далее Файдыш воевала на Юго-Западном, Сталинградском, Северо-Западном, Западном, Третьем Белорусском и Первом Дальневосточном фронтах уже в должности младшего врача.

Рабочий процесс в университете

Рабочий процесс в университете

Поделиться

На одном из них у девушки случилась контузия, поэтому в 1942 году ее перевели в передвижную лабораторию санитарно-эпидемиологического отряда. Уже 1943 Файдыш сменила две должности: стала начальником лаборатории, а позже выросла до начальника противоэпидемического отделения.

После победы над Германией врач уехала на Дальний Восток, в Маньчжурию. В 1946 году ее демобилизовали оттуда в запас уже в звании майора медицинской службы.

— Большая территория, обнесенная несколькими рядами колючей проволоки. На площади располагались ямы, где на земляных полах лежали как трупы, так и еще живые наши бойцы, — пересказывает 59.RU воспоминания Анны Файдыш эпидемиолог Ирина Окунева. — В бункерах оставались только тяжелораненые, истерзанные немецкими овчарками. Обезумевшие от голода и страдания люди, потерявшие над собой контроль, проделав в височной кости головы и правом подреберье умерших отверстия, маленькими ложками ели человеческий мозг и печень. Не менее страшное зрелище: пленные, которых использовали фашисты для обучения своих собак, имели рваные раны, в которых шевелились черви.

Профессор Файдыш в молодости

Профессор Файдыш в молодости

Поделиться

После войны, в 1946 году, Файдыш уехала за мужем в Пермь, шесть лет она проработала в вирусологической лаборатории, также начала преподавать на кафедре микробиологии и эпидемиологии. В 1952-м она защитила кандидатскую по теме «Волынская лихорадка», а в 1965-м стала доктором медицинских наук по проблеме сыпного тифа. Всего за годы научной деятельности она подготовила 101 научную работу. Также она стала наставником нынешней заведующей кафедрой эпидемиологии Ирины Фельдблюм.

— Анна Тимофеевна Файдыш внедрила в учебный процесс курс военной эпидемиологии, — рассказывает Ирина Окунева. — На заслуженном отдыхе она была почетным членом мемориального комплекса, посвященного Сталинградской битве, ежегодно выезжала в Волгоград для встречи с однополчанами, а также принимала активное участие в создании летописи Сталинградской битвы.

Файдыш была награждена орденами Красной Звезды, Отечественной войны 2-й степени, а также медалями «За боевые заслуги», «За взятие Кенигсберга», «За оборону Сталинграда», «За Победу над Германией», «За Победу над Японией» и «Монгольской» медалью.

«Пациентам покупала лекарства на свои деньги»


Историю ещё одного героя, а точнее — героини, мы нашли в Городской клинической больнице № 4. О капитане медицинской службы танкового добровольческого корпуса Прокошевой Александре Ивановне нам рассказала завхоз ГКБ № 4 Валентина Бурылова. Она и сама когда-то начинала учиться в медучилище, кстати, по совету своей тети — Александры Прокошевой.

Валентина Бурылова работает в ГКБ № 4 с самого ее открытия — пошла по стопам тети

Валентина Бурылова работает в ГКБ № 4 с самого ее открытия — пошла по стопам тети

Поделиться

Военный медик родилась в 1901 году, позже отучилась в пермском мединституте на врача-терапевта. На работу выйти не успела — в июле 1941 года забрали на войну. По словам ее родственницы, Александра дошла до Берлина.

— Когда впервые День Победы сделали выходным, все, кто остался в живых из танкового добровольческого корпуса, приехали к нам в Пермь из других городов. На встрече они вспоминали войну, тогда я ходила с ней, — рассказывает Валентина Бурылова. — Помню, она говорила: «Везем целую машину раненых, а нас сверху начали бомбить. Тогда мы кого на носилках выносили, кто сам слез. Потом лежим в воронке вчетвером, а семь самолетов продолжают бомбить, думали — не выживем. Всё равно тогда некоторые погибли».

На войне Александра получила ранение и долго пролежала в госпитале, однако ей удалось восстановиться и вернуться на войну. После окончания войны она получила орден Красной Звезды, медаль «За взятие Берлина», медаль «За освобождение Праги» и другие награды.

Документ, который нам удалось найти на специальном сайте. В Перми у племянницы терапевта фотографий не осталось

Документ, который нам удалось найти на специальном сайте. В Перми у племянницы терапевта фотографий не осталось

Поделиться

Эту и другие истории Валентина слышала около 40 лет назад, но с тех пор четко запомнились две вещи — на войне был страх и голод.

Александра Прокошева работала в прямом смысле в полях, в госпитале в военное время она не работала, а ездила вместе с танками, забирала и спасала пострадавших. Всего через нее прошло 90 раненых бойцов и офицеров.

После войны медик начала работать врачом-терапевтом в поликлинике на Лебедева, 11, а на приемы ездила на лошадях.

О подвиге Александры Прокошевой

О подвиге Александры Прокошевой

Поделиться

— Про нее говорили: «Зайдешь к Прокошевой и час там сидишь». Она каждому пациенту уделяла много времени. Некоторым пациентам она покупала лекарства на свои деньги, носила им продукты, — вспоминает Валентина Бурылова. — В жизни она была очень-очень добрая, но боевая — не каждый согласится на лошади ездить на прием. Но вот детей у нее не было — не смогла иметь из-за войны. Но меня она считала за дочку, все время говорила мне: «Надо учиться, иди учись». Настроила меня и я поступила в медучилище, правда, не доучилась, а вышла замуж и родила ребенка.

Ранее мы вам рассказывали о программе на 9 мая. Посмотрите, чтобы ничего не пропустить.

Главные новости Перми в формате фото и видео — в нашем Instagram.

  • ЛАЙК1
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter