11 апреля воскресенье
СЕЙЧАС +3°С

Дошло до комы и ИВЛ. Семья из Перми два года борется с клещевым энцефалитом у сына

Некоторые местные врачи списывали плохое самочувствие ребенка на остатки простуды

Поделиться

Лёша уже научился фиксировать взгляд, но впереди еще долгие месяцы реабилитации

Лёша уже научился фиксировать взгляд, но впереди еще долгие месяцы реабилитации

Поделиться

Семья из Кочево два года борется с клещевым энцефалитом у маленького ребенка

Восьмилетний Лёша Утробин из прикамского села Кочево уже второй год пытается восстановиться после укуса клеща — у мальчика энцефалит. Из-за болезни отказали руки и ноги, дышать и есть приходится с помощью специальных приспособлений. Диагностировали болезнь у мальчика не сразу, поначалу врачи в больницах по месту жительства отказывали в анализе, который мог бы подтвердить инфицирование. Дальше были кома, реанимация и реабилитация, которая прерывалась из-за синегнойной инфекции (ее занесли в одной из больниц). После этого ребенок заболел коронавирусом и лечился полтора месяца. Сейчас реабилитация продолжается, но пока дома: чтобы снова оказаться в подходящей клинике, нужна крупная сумма.

Галина Утробина, мама Леши, вспоминает: два года назад, 30 мая 2019 года, после бани она уложила сына спать, а утром обнаружила на нем впившегося клеща. Как он оказался на ребенке, семья не знает, но предполагает, что его мог принести кот — он спал с Лёшей. Мальчика повели в больницу, где клеща сняли и отправили в лабораторию, Лёше ввели противоклещевой иммуноглобулин, рекомендовали пить таблетки и следить за его состоянием. Через сутки пришел результат теста — клещ инфицирован.

«Педиатр снова сказала, что менингеальных симптомов нет»

— Мы соблюдали рекомендации — ставили свечи «Виферон», пили антибиотик «Амоксиклав» 10 дней. Чувствовал он себя нормально, температуры не было. 7 июня у него в саду был выпускной, всё было хорошо. Он тогда вышел с выпускного счастливый и говорит: «Мамочка, наконец-то я пойду в школу». Он очень-очень хотел в школу и так радовался, что у него будут трехмесячные каникулы.

Леша на выпускном

Леша на выпускном

Поделиться

Днем 9 июня у Лёши поднялась температура. Тогда мальчик гостил у бабушки с дедушкой в селе Пелым. Оттуда его снова пришлось везти в Кочево, к врачу, в дороге ребенка тошнило. Педиатр сказала, что симптомов энцефалита нет, а его состояние — остаточные явления после простуды (мальчик на тот момент две недели как закончил лечение). Семью отправили домой, прописав антибиотики и противовирусное.

Температура у Леши не сбивалась, а становилась только выше, и Галина обратилась к фельдшеру села Пелым. Она написала направление и сказала срочно ехать в инфекционное отделение кудымкарской больницы. Правда, попасть туда можно было снова через того же педиатра в Кочево.

— Педиатр снова сказала, что менингеальных симптомов нет, и оставила нас в кочевской больнице, хотя мы очень просили, говорили, что уедем сами и нужно просто направление, — говорит Галина. — Медсестра в отделении удивлялась тому, что нас оставляют здесь, посоветовала обратиться к заведующему. Нам не собирались делать анализ, чтобы определить, чем вызвано его состояние, а из лечения только сбивали температуру.

Обращение к заведующему не помогло. Лёша и Галина всю ночь провели в кочевской больнице, у мальчика были лихорадка и жар. На очередной встрече педиатр предложил семье пройти невролога и лора, но мальчику было сложно ходить из-за температуры. В тот день врач всё же выписала направление на консультацию в Кудымкар, Утробины добирались своим ходом.

«Он уже не мог сжать руку»

В Кудымкаре тоже возникли проблемы — инфекциониста пришлось искать по всему больничному городку. В тот момент у Лёши стала замедляться походка.

В инфекционном отделении взяли анализы, поставили капельницу. В ту ночь у мальчика начала отказывать левая рука.

— Он захотел кушать, попросил сосиску в тесте, но уже не мог как следует взять ее в руку и сжать, приподнимал с трудом, — говорит мама. — Невролог сказал, что это признак энцефалита, и отправил в Пермь. Мы дождались скорую только к вечеру на следующий день.

Семью приняли в Краевой детской клинической больнице, начали профильное лечение. 12 июня, в День города, в больнице были только дежурные врачи. У Лёши перестала держаться голова, начали отказывать все конечности, но тогда еще он всё понимал. Пришлось вызывать заведующую. У мальчика взяли ликвор на анализ, который подтвердил прогрессирующий воспалительный процесс, его перевели в реанимацию.

— Последнее, что он мне сказал: «Мамочка, у меня очень болит голова». Врачи делали всё возможное.

Два месяца Лёша провел в коме на ИВЛ. Семье сложно вспоминать то время: ребенок был в тяжелом состоянии — он не мог фиксировать взгляд, глаза смотрели в разные стороны. Врачи давали надежду, говорили, что движение глаз — признак того, что мозг еще жив.

После ИВЛ Лёше установили трахеостому, перевели в неврологию, а позже — в паллиативное отделение. В декабре 2019 года семье начал помогать фонд «Дедморозим» — собрали деньги на спецоборудование. Волонтеры научили Галину ухаживать за сыном, ввели массажи и ЛФК.

Долгие месяцы реабилитации, коронавирус и синегнойная инфекция

После длительного лечения нужна была реабилитация, врачи сказали, что в Перми не смогут качественно оказать подобную помощь. Утробины обращались в клинику Екатеринбурга, но там отказали из-за возраста Лёши. Временно продолжали реабилитацию дома.

— По приезде домой я была в полном отчаянии — мы не могли посадить его в коляску, голова не держалась, шея, как у цыпленка, худенькая, сам худющий. Мы кормили его через гастростому.

Леша с папой. С родными мальчик старается улыбаться

Леша с папой. С родными мальчик старается улыбаться

Поделиться

Вместе с семьей клиники для Лёши искали их близкие. Согласились помочь в московской «Три сестры». Медучреждение частное, пришлось открывать сбор средств в соцсетях, так появились деньги на три месячных курса. До столицы Лешу и Галину сопровождал педиатр из Краевой детской клинической больницы Юрий Курносов, врач согласился помочь безвозмездно, за это Утробины ему очень благодарны.

На третий день в клинике Лёшу уже посадили в специальную коляску, с фиксацией спины и головы. За три месяца в клинике медики помогли улучшить глотательный рефлекс, научили стоять на вертикализаторе, смотреть в одну точку и помогли начать самостоятельно пить.

Дальше была государственная реабилитация в Санкт-Петербурге. Галина признается, что там не было такой интенсивной нагрузки и 30 дней они в основном проходили обследования. На этом этапе Леша уже был с голосовым клапаном — это приспособление, чтобы он мог делать выдох через нос, а вдох — через трахеостому. Так тренируются легкие.

За это время другие фонды помогли собрать деньги еще на два месяца реабилитации в московской частной клинике. Тогда Леша научился сам дышать без трахеостомы, начал хорошо пить и есть пюре.

— Пришло время менять гастростому и трахеостому, съездили в другую больницу, там нам занесли инфекцию. Реабилитацию пришлось прервать, так как мы попали с синегнойной палочкой на два месяца в морозовскую больницу. Потом вернулись в «Три сестры», было тяжело восстанавливать форму, но через полтора месяца это получилось.

В ноябре 2020 года закончились собранные средства, семья поехала обратно в Пермь. В поезде Лёше стало плохо — поднялась температура. Оказалось, что он заразился коронавирусом. Семья боролась с инфекцией полтора месяца, в это время состояние ухудшалось, пришлось купить аппарат для выведения мокроты.

Лёше установили трахеостому после снятия с ИВЛ

Лёше установили трахеостому после снятия с ИВЛ

Поделиться

Нужна помощь

Сейчас у Лёши продолжается домашняя реабилитация — семья делает всё, чему их научили в ребцентре. Лёша уже смотрит мультики, всё понимает и улыбается. Но пока не может двигать руками и ногами и говорить, потому что всё еще использует трахеостому.

Поэтому следующий шаг — улучшить физические показатели и снять трахеостому, так у семьи появится больше возможностей в плане выбора клиник для продолжения курса. Сейчас список небольшой — Лёша считается тяжелым пациентом.

Для восстановления одной домашней реабилитации мало, в идеале — вернуться в клинику. Для этого нужны финансы (30-дневный курс стоит 690 тысяч рублей), поэтому сбор для лечения Лёши продолжается, в этом помогает благотворительный фонд «Помощь». Их реквизиты и выписку по Лёше Утробину можно найти по ссылке.

оцените материал

  • ЛАЙК2
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ8

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Подписаться

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Загрузка...
Загрузка...