27 января четверг
СЕЙЧАС -16°С

У пермяков с COVID-19 бывает сильное поражение легких при высокой сатурации. Почему так происходит?

Вместе с завотделением реанимации ПККБ разбираемся, как связаны эти показатели, когда возникает одышка и для кого опаснее постковид

Поделиться

Поражение легких — частая проблема при коронавирусе

Поражение легких — частая проблема при коронавирусе

Поделиться

Госпитализированные пермяки с коронавирусом задаются вопросом — почему им не дают кислородной поддержки при значительном поражении легких, но при том условии, что сатурация пока в норме. Есть конкретный случай: 81-летнюю пенсионерку с поражением 50% и сатурацией 97–99 без одышки положили в палату без кислорода. Мы разобрались, связаны ли эти показатели, может ли резко упасть сатурация и поможет ли подключенный кислород избежать ухудшения состояния в таком случае.

На важные вопросы ответил заведующий отделением реанимации и интенсивной терапии краевой больницы, анестезиолог-реаниматолог высшей квалификационной категории Пономарев Алексей Михайлович.

Состояние, при котором сатурация в норме, но есть поражение и нет одышки — не редкость. Алексей Пономарев вспоминает одного из пациентов: у него в течение терапии была сатурация 98, поражение 75%, и он обходился без кислородной поддержки.

— Если говорить по-простому: хромающий человек, имеющий две ноги, всё равно ходит. И 50% поражение — это поражение, описанное по КТ. Если КТ посмотрит 5 специалистов, то вариабельность будет от 35% до 50%. И такой четкой корреляции по процентам поражения и сатурации нет, — рассказывает реаниматолог. — Если человек без кислородной поддержки, то такое может быть, потому что функциональная способность легких утилизировать кислород у всех абсолютно разная. Разумеется, если это человек с 50% поражением, имеющий индекс массы тела выше 40, низкого роста, то у него сатурация 97–99 маловероятна. А если это обычный человек, не делающий физических нагрузок, то вполне может быть.

У такого пациента (с хорошей сатурацией, но высоким процентом поражения легких) сатурация сама по себе резко упасть не может — на это должны быть причины. Например, эмболия легочной артерии, продолженный тромбоз, инфаркт миокарда — существует порядка 50 заболеваний, которые могут резко ухудшить состояние. Вопрос резкого падения сатурации, по словам врача, непростой — нужно глубоко разбираться в физиологии человека. Алексей Михайлович кратко поясняет: сатурация 99 при поражении 50% и без поддержки кислорода может быть.

— А можно ли избежать падения сатурации, если при ее нормальном показателе (97–99) давать кислород?

— Если не будет прогрессировать заболевание, то, конечно, можно избежать. От многих исходных будет зависеть — с правильным лечением или без лечения человек. На самом деле есть только два препарата, которые могут помогать таким людям, особенно на ранних стадиях. Это не антибиотики и не энтеровирусные. Потому что, по последним итальянским, немецким, французским, американским данным, пусковой эффект — это вирус, но не пневмония. Мы с вами пневмонию привыкли антибиотиками лечить, это никакого отношения к пневмонии не имеет, она вторична.

— Одышка чаще при низкой сатурации или при поражении легких?

— Тоже вещь абсолютно морфозависимая. У нас в реанимации на животе лежит пациент с 70% поражением, сатурация с кислородом 94%, без кислорода сатурация 80%, но при этом никакой одышки нет. Это вещь субъективная. И если она есть, то это говорит о глубоких механизмах поражения. При правильном лечении можно сохранить поражение на одном уровне и высокую сатурацию даже без кислорода.

Если заболевание прогрессирует, значит, что не было достаточного лечения — например, не давали фавипиравир или кроверазжижающие препараты. Также это зависит от коморбидности (двух или более заболеваний у пациента, связанных между собой единым механизмом зарождения / развития заболеваний или совпадающих по времени. — Прим. авт.). Реаниматолог выделяет три фактора: возраст, сопутствующие заболевания и самый отягчающий — ожирение.

Алексей Пономарев рассказывает: пенсионеров можно вылечить и выписать (недавно врачи краевой выписали 96-летнюю женщину после ковида), но, по последним данным, у людей старше 65 лет практически нет двухлетней выживаемости после ковида. Пациенты из этой группы риска умирают в течение нескольких месяцев после выписки по разным причинам. Врачи прогнозируют волну постковидной смертности.

— Ковид усугубляет хронические заболевания, всё дело в чем — он блокирует систему общего кровотока и капилляров. Самая главная мишень — это ткань, соответственно, кровоток блокируется. При ковиде в течение 5–10 дней поражается всё, начиная от кончиков пальцев до мозга, поэтому и смертность такая высокая. Потому что, чтобы нормально существовать, сердце, почки и другие системы должны нормально кровоснабжаться. А так как блокировки микрокровотока очень высокие — это ковидные миокардиты, васкулиты. Много всего. И если человек имеет много сопутствующих заболеваний, например, хроническую обструктивную болезнь легких, он работал в шахте — легкие и так поражены, еще и сопутствующее поражение — идет прогрессия.

Спрогнозировать прогрессирование можно, но, по словам специалиста, в 50% случаев. Некоторые пациенты, вылечившиеся от ковида в стационаре, примерно через неделю сталкиваются с проблемой сердечно-легочной недостаточности, хотя ковид у них уже не диагностируется.

Недавно мы рассказывали историю 34-летнего пермяка, который скончался после приема лекарств от коронавируса. Позже мы разбирались с экспертом, могут ли действительно причиной смерти стать препараты.

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК2
  • СМЕХ1
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ1
  • ПЕЧАЛЬ1

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter