17 октября воскресенье
СЕЙЧАС +7°С

Попросили выйти на работу на день из декрета: вспоминаем историю Ирины Банниковой, ставшей новой жертвой «Хромой лошади»

Женщина умерла вчера, 11 лет ее мама боролась за жизнь дочери

Поделиться

Ирина до трагедии в день свадьбы и после — во время лечения

Ирина до трагедии в день свадьбы и после — во время лечения

Поделиться

Вчера, 2 июля, умерла Ирина Банникова — одна из жертв пожара в клубе «Хромая лошадь», который произошел 11 лет назад в Перми. Все эти годы за жизнь и здоровье молодой женщины боролась ее мама.

Ирина Банникова работала в клубе «Хромая лошадь» барменом. В декабре 2009 года она находилась в декретном отпуске по уходу за новорожденным, но исполнительный директор клуба Светлана Ефремова лично попросила ее выйти поработать на юбилее клуба. Ирина не отказала и решила помочь.

Тамара Оборина с дочками — Мариной и Ириной

Тамара Оборина с дочками — Мариной и Ириной

Поделиться

Клуб устроил вечеринку в честь своего восьмилетия и пригласил много гостей — в пять раз больше нормы, установленной правилами безопасности. Во время фейерверка искры попали на декоративный потолок, после чего загорелся пенопласт, огонь и дым начали распространяться по всему залу. Люди пытались выбраться, образовалась давка. Запасной выход оказался заперт, а указателей к нему не было. Многие, надышавшись продуктами горения, падали и умирали на месте, так и не добравшись до улицы.

Еще до пожара бармен Тимур Порфирьев попросил Ирину ненадолго встать за барную стойку. Когда начался пожар, он бросился за ней. Тимур не вернулся, а Ирину в критическом состоянии доставили в больницу.

Ирина (третья слева) с коллегами во время работы в «Хромой лошади»

Ирина (третья слева) с коллегами во время работы в «Хромой лошади»

Поделиться

Женщина получила острое отравление, термохимическое поражение дыхательных путей и первое время находилась в коме. Врачи смогли вывести ее из этого состояния, но была утрачена способность говорить и двигаться.

После двух лет в больнице ее мама Тамара Геннадьевна Оборина забрала дочку домой. Все одиннадцать лет она посвятила борьбе за здоровье дочери. Ей помогала младшая дочь Марина и ее семья. Тамара Геннадьевна серьезно занималась реабилитацией дочери — делала упражнения, занималась на специальных тренажерах и добилась улучшения в ее состоянии.

— Она у нас молодец, поднимает голову, улыбается, пытается говорить слоги: «ма», «Ки» — это начальный слог имени сына, — делилась в 2014 году с нашим корреспондентом Тамара Оборина. — Слушает музыку. Сгибает ручки, ножки в коленях, хорошо ими двигает и даже пытается встать. Когда случился этот кошмар, врачи и даже израильские профессора нам говорили: «Она ни руками, ни ногами не сможет шевелить, не заговорит и не встанет». Но я верю: всё получится, Ирка обязательно пойдет!

Во время реабилитации

Во время реабилитации

Поделиться

На лето Тамара Геннадьевна возила Ирину на дачу, где она могла находиться на свежем воздухе. Ездила с ней в церковь. Эта хрупкая женщина, несмотря на боль в спине, сама поднимала дочку на руках и переносила. Выручал лечебный пояс и уколы.

— Я запрещаю себе болеть, — говорила она.

Помогали и неравнодушные пермяки, и жители других городов — собирали деньги на необходимое медицинское оборудование. Например, молодые люди из Петербурга, пожелавшие остаться неизвестными, подарили мотопед.

После трагедии муж Ирины ушел от нее, создав другую семью. Но продолжил поддерживать отношения с сыном, забирал его на выходные. Мальчик жил с мамой и помогал бабушке ухаживать за ней. Часто говорил: «Мама, я тебя очень люблю!» и добавлял: «Рыбка моя!» Ирина улыбалась в ответ и наблюдала за ним.

Мама вывозила Ирину на дачу и создавала ей условия для выздоровления

Мама вывозила Ирину на дачу и создавала ей условия для выздоровления

Поделиться

Всё это время семья жила на две пенсии — Иринину по инвалидности и Тамары Геннадьевны. От Анатолия Зака на карточку Ирины несколько раз приходили небольшие суммы — 5, 1 и 7 рублей. Директор клуба Ефремова помогала деньгами, пока шел суд, потом перестала.

Именно Тамара Геннадьевна в свое время обратила внимание на состояние Ирины Пекарской — еще одной сильно пострадавшей на пожаре. Пока та находилась в краевой больнице, муж всё реже навещал ее и не ухаживал за ней, женщина была в запущенном состоянии. Тамара Геннадьевна пыталась навещать ее и обратилась в СМИ, чтобы те подняли эту тему.

Тамара Геннадьевна верила в постепенное выздоровление дочери и говорила, что это большое счастье — видеть своего ребенка живым, обнимать и целовать его. Во время встреч с другими мамами, чьи дети погибли в ночь трагедии, многие жаловались на невыносимую тоску по детям.

В Новый год

В Новый год

Поделиться

У Ирины была хорошая динамика, несколько лет назад медики стали заниматься с ней на аппарате «НейроЧат». Эта система через гарнитуру и компьютер позволяет людям с тяжелыми нарушениями речи и движений общаться. Мысли человека система могла вывести в виде текста на монитор. Близкие верили, что таким способом увидят мысли Ирины и смогут общаться с ней.

В последний год Ирина стала чувствовать себя хуже. Вчера Тамара Геннадьевна сообщила нам о смерти дочери.

— Ирина умерла сегодня, — сказала Тамара Геннадьевна. — Она очень похудела в последнее время, плохо себя чувствовала.

Мы приносим слова соболезнования семье Ирины Банниковой и ее маме.

Пожар в «Хромой лошади» унес жизни 156 человек. Ровно год назад, 6 июля, в березниковской больнице умерла еще одна жертва трагедии Ирина Пекарская.

В прошлом году, после 10 лет трагедии, мы снимали фильм — общались с выжившими, спасателями и родственниками пострадавших. Если вы его еще не видели, посмотрите.

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК3
  • СМЕХ1
  • УДИВЛЕНИЕ1
  • ГНЕВ1
  • ПЕЧАЛЬ69

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Перми? Подпишись на нашу почтовую рассылку
Загрузка...
Загрузка...