27 января понедельник
СЕЙЧАС -12°С

«Попользовались и выкинули»: отравившийся работник химкомпании хочет подать в суд на работодателя

В самой ПХК говорят, что сотрудник сам был без противогаза, но признают проблемы с вентиляцией

Поделиться

До этого дня с корреспондентами 59.ru общались только родственники Дмитрия

До этого дня с корреспондентами 59.ru общались только родственники Дмитрия

Работник «Пермской химической компании», аппаратчик синтеза Дмитрий Батуев попал в реанимацию 24 августа 2018 года. Причиной госпитализации стало резкое ухудшение здоровья. Жизнь Батуева около недели поддерживал аппарат искусственного дыхания. Позже Дмитрию поставили диагноз «отравление фторорганическими веществами». Батуева выписали, но он снова оказался на больничном. До этого дня с нами общались только его родственники. В этот раз Дмитрий сам пришёл в редакцию 59.ru и рассказал свою версию произошедшего. Сейчас Батуев собирается подавать в суд на «Пермскую химическую компанию».

Ранее расследование показало, что Батуев, находясь на рабочем месте, не пользовался противогазом, как того требует инструкция. Это зафиксировали камеры видеонаблюдения, установленные в цеху. Но, как рассказал нам Батуев, ухудшение здоровья он почувствовал в тот момент, когда надевал противогаз.

— Как себя сейчас чувствуете?

— Тяжело дышать. Так вы не заметите — со стороны не видно. Постоянно одышка. Что-то начинаешь делать — посуду, например, мыть — сразу хочется прилечь. И только тогда становится лучше. Тяжелое состояние, но я уже привык к этому. Давление скачет до 150. Под вечер бывает хуже.

Дмитрий щурится от вспышки фотокамеры.

— У вас светобоязнь?

— Да не. Меня никогда не фотографировали на такую камеру.

Дмитрий сам пришёл в редакцию 59.ru

Дмитрий сам пришёл в редакцию 59.ru

— Расскажите о том месте, где вы работали?

— Наш цех № 107 разделён на три части: йодное отделение, отделение «йод-этан» и отделение гексафторбутадиена (ГФБД). Я работал в отделении «йод-этан», а туалет находится в последнем отделении ГФБД, где работал Руслан Тельнев (Руслан Тельнев, работник ПХК, скончался в больнице в августе 2018 года. По данным скорой, ранее он подвергся токсическому действию фтора. — Прим. авт.). От рабочего узнал, что концентрация гексафторбутадиена в третьем отделении тогда превышала [допустимую] в пять раз и на время доступ к туалету перекрывали. Я мог отравиться там, когда ходил в туалет, или в цехе, в том месте, где я надевал противогаз. Фильтр противогаза у меня был достаточно свежий — я его менял за неделю до инцидента.

— Как вы отравились? Почему такое вообще могло произойти?

— В цехе плохо работает вентиляция. Временами для лучшей вентиляции открывали входные ворота с обеих сторон цеха. Мастер часто заставлял нас это делать. Мне стало плохо в тот момент, когда я надел противогаз в самом цеху. Этот момент я даже вспомнить не мог после больницы — память вернулась только через месяц. У меня сразу закружилась голова, и я снял противогаз. Сначала подумал, что в противогазе что-то не так. Пошел к ученику спросить — не кружится ли у него голова, все ли с ним в порядке. Мне стало ещё хуже, и я вышел на улицу отдышаться. Постоял там минут десять. Удушье не прошло, и я подошёл к мастеру и объяснил ситуацию.

— Как отреагировал мастер?

— У мастера есть банка с ватными тампонами в спиртовом растворе. Мастер посоветовал подышать в эту банку, что я и сделал. Лучше в таком случае вообще выпить водки, но её не было. Ни я, ни мастер, никто вообще не думал, что настолько всё серьёзно, но ничего не помогало. Мастер отправил меня отдышаться на улицу. Я пробыл там минут 30–40, но удушье не проходило. До конца смены я не работал. Была информация, что мастер спросил  меня о моем состоянии через час. Не было такого. Он меня спросил только в конце смены: «Как ты себя чувствуешь?» А я уже свыкся с этим состоянием — чувствовал лёгкое удушье. «Удушье есть, но вроде получше», — ответил я. Почему мастер не среагировал должным образом? Потому что никто не думал, что так произойдет в нашем отделении «йод-этан». Никогда не было такого.

Дальше, по словам Батуева, он сходил в душ, переоделся и уехал домой.

— Думал, дома просплюсь, съезжу на дачу, и станет лучше. Не думал, что всё так серьёзно. Дома по рекомендации выпил 50 граммов водки и лёг спать. Около 14:00 я проснулся, взял ребёнка и поехал на дачу. В автобусе случился приступ — я стал задыхаться. Пару остановок мы проехали и вышли. Понял, что до дачи мы не доедем. Поехали домой, где я оставил сына, а сам вышел на улицу вызывать скорую помощь. Она приехала минут через семь. Мне казалось, что время на минуты или даже на секунды шло. Мне становилось хуже — каждый вдох делал с усилием. Меня привезли в реанимацию девятой медсанчасти. Я был весь синий, не мог дышать. Поставили несколько уколов, вкололи адреналин. Ввели в искусственную кому, поставили аппарат искусственного дыхания, в горло вставили трубку.

— Расскажите, как проходило лечение.

— Я периодически просыпался в те моменты, когда чистили аппарат ИВЛ, но пошевелиться, открыть глаза или говорить я не мог. Мог только слышать. Как я понял, у меня отказали лёгкие, а заработали только через пять суток. В реанимации я находился до 30 августа, после чего меня перевели в стационар. Первый день вообще за стены держался. Я был без голоса, ноги выпрямить не мог. Ходил, как старик, на согнутых ногах. Ноги выпрямились в стационаре на пятый день. Кружилась голова.

— Ваш брат говорил, что вы даже на психологическом уровне боялись дышать. Это так?

— Была рекомендация обратиться к психотерапевту. Я съездил, но там сказали, что у меня трудность в дыхании, скорей всего, из-за трубки ИВЛ. Были, вероятно, спазмы. У моей знакомой была операция, ей тоже ставили такую трубку. Так она месяц отходила. А у меня трубка неделю стояла. 10 сентября меня выписали, и до 8 октября лечился амбулаторно в поликлинике № 21. Должны были отправить в санаторий на три недели, но в итоге отказали по неизвестной причине. 10 октября я уволился из ПХК по соглашению сторон. Прошло 12 дней, и мне снова опять плохо, я снова вышел на больничный.

— Какой диагноз вам поставили в итоге?

— Отравление фторорганическими веществами.

«Попользовались и выкинули. Здоровье уже не вернёшь»

«Попользовались и выкинули. Здоровье уже не вернёшь»

— Что планируете дальше делать?

— Планирую подать в суд на ПХК за моральный ущерб. В связи с травмой на производстве организация обычно платит работнику. А тут несчастный случай по их вине. Это всё по их вине. Попользовались и выкинули. Здоровье уже не вернёшь. Это сейчас очень сложно доказать, потому что я снял противогаз тогда. Если бы я знал, что меня снимает камера, то, конечно, не снимал бы его. Сейчас мне надо после больничного зафиксировать факт вреда здоровью.

— В чём виновата химическая компания, по вашему мнению?

— Вентиляция работала плохо, постоянно приходилось открывать ворота, чтобы проветривалось помещение. Раза два сам видел выбросы в атмосферу. Выходишь на улицу и видишь, как соседнее здание полностью в жёлтом облаке. Даже само здание не видно.

— Но вы же были без противогаза…

— Вот этот момент даже не знаю, как доказать. Это кажется нереальным. Возможно, я и останусь виноватым. Химкомпания мне оплатила лекарства на 2400 рублей. Создалось ощущение брошенности. Как будто ПХК нет никакого дела до того, что я отравился.

«Это не наша недоработка, а проекта»

Мы несколько раз направляли информационные запросы в химкомпанию и только в этот раз смогли пообщаться с их представителем. Корреспондент 59.ru дозвонился до главного инженера ПХК Павла Финагина, который высказал свою точку зрения.

— По итогам проверки Ростехнадзор выявил нарушения требований промышленной безопасности и возбудил административное дело в отношении вас. Согласны ли вы с итогами?

— Да, полностью согласен. У вас от Ростехнадзора есть вся информация. Этого достаточно.

— Мы направили в химкомпанию несколько запросов. Почему от вас нет ответов?

— У меня нет ответов на эти вопросы. Следствие ещё не закончилось. У нас на заводе до сих пор нет результатов судебно-медицинского заключения — результатов вскрытия Тельнева, нет заключения патологоанатома. Изначально эксперт Следственного комитета не хотел давать заключение о том, что смерть Тельнева произошла в результате несчастного случая на производстве. Потому что хоть человек и попал в больницу по причине, связанной с работой, но, по моей информации, значительные повреждения всех внутренних органов были из-за проблем с лечением.

Позже по инциденту с Тельневым Следственный комитет Пермского края возбудил уголовное дело по статье «Нарушение требований охраны труда, повлекшее по неосторожности смерть человека».

— ПХК как-то помогала семье Тельнева и Батуеву?

— С семьёй Тельнева мы, конечно, общались. С ними нашли взаимопонимание. Там вопросов вообще нет. А с Батуевым разговор не получился. Потому что его семья недостоверную информацию выдавала. Батуев нарушил правила охраны труда. У нас было предложение к нему, но он от него отказался — просил больше. Поэтому мы ему сказали: «Мы не согласны, господин Батуев». По состоянию здоровья до работы его допустить не могли, поэтому должны были либо уволить его по состоянию здоровья, либо по соглашению сторон выплатить компенсацию, что и сделали. Также Батуеву оплатили лекарства.

— В октябре Роспотребнадзор в ответе на запрос редакции 59.ru сообщал, что нашёл нарушения в вентиляции корпуса № 107. Какие это нарушения?

— Я вам могу сказать, что в рамках расследования государственный инспектор Александра Князева настояла на том, чтобы мы провели экспертизу вентиляции в корпусе № 107. Мы её организовали, результаты передали членам комиссии. Причем проверяющую организацию выбирали не мы, а госинспектор. У нас есть заключение, что вентиляция полностью соответствует проекту. По большому счёту, это не наша недоработка, а проекта. То, что нам посоветовали сделать в Роспотребнадзоре, мы сделали, а именно — установили дополнительные опуски (локальный элемент вентиляции. — Прим. авт.). У нас воздухообмен даже больше, чем предусмотрен проектом. Мы устранили замечание Роспотребнадзора. Сейчас вносим изменения в проект.

После разговора по телефону Финагин выслал в редакцию 59.ru документ с результатами еще одной экспертизы, которую проводило ООО «Архитектурная мастерская "Город"». Провели её в сентябре 2018 года, через три недели после инцидента с Батуевым и через шесть недель после ЧП с Тельневым. Документ говорит о соответствии вытяжных систем корпуса № 107 проекту.

Экспертизу вентиляции провели через три недели после инцидента с Батуевым и через шесть недель после ЧП с Тельневым

Экспертизу вентиляции провели через три недели после инцидента с Батуевым и через шесть недель после ЧП с Тельневым

В письме с документом экспертизы Павел Финагин написал: «Хотел бы пояснить, что Батуев неоднократно менял показания при проведении расследования несчастного случая. И версия с "плохой вентиляцией" у него появилась, когда он отказался от своих первоначальных показаний, что он работал без противогаза. Но мы нашли видео, передали его и в государственную инспекцию, и в Следственный комитет. На видео — Батуев без противогаза на газоопасных работах».

Ранее мы побывали в в микрорайоне Крым и пообщалась с бывшими и действующими сотрудниками, чтобы разобраться, что же и почему происходит в «Пермской химической компании».

Следите за новостями и live-трансляциями с места событий в нашей группе «ВКонтакте».

оцените материал

  • ЛАЙК 0
  • СМЕХ 0
  • УДИВЛЕНИЕ 0
  • ГНЕВ 0
  • ПЕЧАЛЬ 0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Гость
13 ноя 2018 в 11:17

Бабла срубить хочет! Все же ясно. Иначе для чего после времени вываливать какую-то инфу

Гость
13 ноя 2018 в 16:43

Что за бред вы несете татьяна??!!! че ж они там все еще работают, если все так плохо??? Я сама работаю на этом предприятии уже 15 лет и ничего подобного подтвердить не могу!!! Руководство НИКОГДА не "плевало" на охрану труда, все понимают, что тут не торты стряпают. А про виноватых могу сказать... по вашему мнению сотрудник который противогаз при проведении газопасных работ не надевает не виноват??? воспитатель не подбежал, и не сказал.. ай ай ай... одень пожалуйста противогаз, ты что забыл, что ты обучение прошел, тебе все рассказали и ты даже подпись свою на документе оставил... детский сад какой то.. чес слово.

Гость
13 ноя 2018 в 15:45

Там работники расходный материал,причём дешёвый материал