Все новости
Все новости

От баланды до пистиков: как дети и взрослые Мотовилихи спасались от голода и дистрофии в годы войны

Рабочим было чуть проще — их норма по продуктовым карточкам превышала остальные

Рабочим, как и другим молотовцам, полагались продуктовые карточки. Часть из них использовали на обеды в заводских столовых

Поделиться

Годы войны запомнились пермякам (точнее, молотовцам, так как город тогда назывался Молотовым) не только тяжелым трудом на предприятиях, но и сложнейшими бытовыми условиями. В буквальном смысле выживать приходилось и эвакуированным, и местным жителям — к 1943 году их количество примерно сравнялось. Вот как об этом рассказывали ветераны «Мотовилихинских заводов».

— Самые тяжелые воспоминания — о домашнем быте, — признавалась Ида Бойкова, которой в начале войны было 11 лет. — Хозяйство держалось только на мне. Отец ушел на фронт. Брат, сестра и мать работали на заводе. После школы я сразу шла на ключ за водой. Потом брала карточки и шла за хлебом. По дороге не удерживалась и съедала корочку — за это меня ругали. Самое тяжелое было — топить печь. Прежде надо было заготовить дров. На дрова шли домашние постройки — конюшня, сарай. Я сама отпиливала части построек, распиливала на части, клала в печку. Потом варила еду в большом чугуне.

Несмотря на собственные трудности, пермяки собирали и отправляли посылки на фронт: в целом за годы войны — на тысячи тонн

Несмотря на собственные трудности, пермяки собирали и отправляли посылки на фронт: в целом за годы войны — на тысячи тонн

Поделиться

Уже в июне — июле сорок первого в стране возникли проблемы с продовольствием из-за оккупации Украины, Белоруссии и Молдавии — республик, которые называли союзными житницами. В Молотовской области и соседних регионах ситуация усугублялась из-за большого потока эвакуированных. К ноябрю 1941 года во всех городах СССР, в том числе Молотове, ввели карточную систему. Карточка определяла количество продуктов, на которое мог рассчитывать ее владелец. Выше всего была норма для рабочих, ниже — для детей и иждивенцев.

Рабочие завода отдавали часть карточек мастерам и за счет этого обедали в столовой. Конечно, никаких разносолов: пустой суп, каша, иногда котлета. Для двенадцатичасовой смены этого было мало, но рассчитывать на большее не приходилось.

Заводская столовая, первые годы войны

Заводская столовая, первые годы войны

Поделиться

Тоже столовая, более нарядный вариант

Тоже столовая, более нарядный вариант

Поделиться

— Суп с начала весны в столовой давали такой: листья свеклы, крапивы, несколько кусочков картошки и столовая ложка рыбьего жира. Всё, — перечислил Рюрик Дерябин, бывший ученик токаря. — Этот суп назывался баландой. А на второе — ложка каши. От такой еды меня почти всегда мучила изжога. Других — тоже. Спасались от нее тем, что ели мел — его выдавали, чтобы размечать детали. Помогало.

— Хлебные карточки мы тоже сдавали на завод, — дополнила Муза Дмитриева, с 16 лет работавшая контролером ОТК. — Хлеб распределял мастер. Мне попался мудрый мастер. Она давала один кусочек хлеба утром на завтрак. Потом отрезала кусочек хлеба на обед, с ним я шла в столовую. А остальной хлеб, который полагался на этот день, она отдавала, когда я шла домой. Наверное, так поступали не все мастера. Во всяком случае, многие люди очень сильно голодали. В столовой ешь, а сзади несколько человек стоят и смотрят. Как отставишь тарелку, люди кидаются, кому тарелка достанется, всё с нее подъедает, что там осталось. Возле столовой была помойка. И около нее всегда кто-то топтался. Собирали даже рыбьи головы, когда на обед давали рыбу.

Подростки работали наравне со взрослыми

Подростки работали наравне со взрослыми

Поделиться

По воспоминаниям работников «Мотовилихинских заводов» тех лет, случалось, что люди умирали от голода: отдавали часть своих карточек родным, а оставшейся еды не хватало. Или просто организм не выдерживал существования впроголодь.

Чтобы не погибнуть, все выкручивались как могли. Муза Дмитриева, стремясь отнести хоть какую-то еду лежащей в больнице матери, полмесяца подделывала цифры на карточках и получала двойную порцию. Повезло — не поймали, иначе ей бы грозило жесткое наказание. Но мать умирала от дистрофии, а больным в стационаре давали всего по 300 граммов тяжелого хлеба с лебедой в сутки.

По таким карточкам выдавали продукты вплоть до 1947 года

По таким карточкам выдавали продукты вплоть до 1947 года

Поделиться

Мария Горячёва, зольщица в кузнечном цехе, рассказывала дочери (которая позже и поделилась этой историей), как однажды женщины разгружали баржу с картофелем и утаили по несколько штук. А потом пекли эту мороженую картошку в цехе, в горячем шлаке, — им это казалось небывалым лакомством. Но одну из работниц застукали во время готовки и наказали.

Очень непростой была и жизнь воспитанников детдомов. Таких ребят было немало: в учреждения определяли тех, чьи родители погибали на фронте, умирали от дистрофии и других болезней. А также детей, эвакуированных из Ленинграда и других городов.

Малышей эвакуировали целыми детсадами. В этом рассекреченном документе говорится о необходимости принять 700 детей в сентябре 1941 года

Малышей эвакуировали целыми детсадами. В этом рассекреченном документе говорится о необходимости принять 700 детей в сентябре 1941 года

Поделиться

Вера Паутова, мать которой умерла очень рано, попала в детдом, когда ее отец ушел на фронт. Она вспоминала, что воспитанников кормили, но они всё равно постоянно думали, где бы найти что-то съедобное.

— Многое для детдома делали сами воспитанники, хоть и ходили полуголые, полуголодные, — рассказала Вера Паутова. — Всё лето работали в подсобном хозяйстве: помогали в коровнике, окучивали картошку, обрабатывали поля. Лета очень ждали, чтобы в поле, в лесу собирать ягоды, грибы, пистики — за ягодами ходили за семь километров. Очень многого, что есть сейчас, не было. Вместо зубных щеток, например, использовали мать-и-мачеху. Вместо бумаги были газеты. Из газет тетрадку сделаешь — и пишешь там.

Завод старался помогать детским учреждениям. На фото — директор предприятия Абрам Быховский на утреннике в детсаду <nobr class="_">№ 77</nobr>, куда он пришел с подарками 

Завод старался помогать детским учреждениям. На фото — директор предприятия Абрам Быховский на утреннике в детсаду № 77, куда он пришел с подарками 

Поделиться

С окончанием войны голодные времена не ушли в небытие. Экономика только восстанавливалась, почти в каждой семье кто-то погиб на фронте, то есть стало минимум на одного кормильца меньше. Возможность есть сколько захочется еще долго казалась многим чем-то невероятным.

— В 1946 году нас отправили в Новоильинск на отдых, — вспоминал Рюрик Дерябин. — Это было осенью, когда пионеры учиться пошли. А нас туда привезли. Я об этом времени ничего почти не помню, только то, что мы всё время ели. Кормежка была пять раз в день. И еще мы могли прийти на кухню в любое время, и нам наливали и накладывали всё, что мы хотели. Это нас так после войны откармливали.

Карточки на продовольствие и промышленные товары отменили в СССР только в декабре 1947 года.

Так выглядели пермские дети в 1945 году

Так выглядели пермские дети в 1945 году

Поделиться

С разрешения «Мотовилихинских заводов» в публикации использованы материалы книги воспоминаний «Бессмертный цех».

Ранее мы рассказывали об истории «Мотовилихинских заводов» до начала Великой Отечественной войны. А также публиковали материал о работе предприятия в годы войны: как создавали знаменитые мотовилихинские пушки.

  • ЛАЙК4
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter