Все новости
Все новости

Сергей Шутов, пермский транспортный прокурор: «Авиация – неспокойная отрасль»

Поделиться

Поделиться

В новой должности Сергей Шутов всего месяц. В Прикамье, похоже, он самый молодой прокурор (родился в 1977 году). Выпускник юридического факультета Челябинского государственного университета. Работал в прокуратуре Челябинской, Курганской области, а также в Уральской транспортной прокуратуре. Ранее занимал должность Серовского транспортного прокурора.

Ранее в должности Пермского транспортного прокурора работал Сергей Забелов. В настоящее время он занимает пост Свердловского транспортного прокурора.

За лазер – в тюрьму

В Подмосковье опять ослепили лазерами пилотов трех самолетов. Вечером 30 октября в 20:10 был ослеплен экипаж самолета А-319, летевшего в Москву из Франкфурта-на-Майне. Затем об ослеплении доложил экипаж GLEX BD-700, выполнявшего рейс Зальцбург-Москва.

Экипаж засек примерное расположение источника лазерного луча – населенный пункт Трехгорка. В 23:50 ослеплен был экипаж А-320, который летел в Москву из Симферополя. На этот раз лазером светили с пересечения МКАД и Дмитровского шоссе.

Число случаев ослепления пилотов лазерами резко возросло в 2011 году (зафиксировано 50 случаев за первое полугодие, в то время как за второе полугодие 2010 года были ослеплены экипажи всего пяти самолетов). В частности, инциденты фиксируются в Москве, Петербурге.

Как у нас обстоят дела с «ослеплениями» и указками?

– Казалось бы чье-то хулиганство, но оно может привести к необратимым и трагическим последствиям. Слава богу, у нас в Перми не было таких случаев. В Серове, моем предыдущем месте службы, аэропорта нет, ближайшие там аэропорты – в Нягани и Советском. Там таких проблем тоже не было. Я считаю, что это банальное хулиганство, здесь необходимо устанавливать виновника и наказывать по всей строгости закона.

Как вы думаете, за такие действия нужна уголовная ответственность?

– С точки зрения практикующего юриста, я поддерживаю. Потому что уголовная ответственность остановит людей во многих случаях. Я еще раз подчеркну, это совершают подростки, значит, здесь необходимо привлекать и родителей. В отношении подростков тоже предусмотрены меры уголовно-правового характера. Уголовная ответственность по ряду преступлений наступает уже с 14 лет.

Это проблема столичных аэропортов?

– Нет, это нельзя назвать болезнью столичных аэропортов. Надо просто иметь ввиду, что там проживает гораздо больше населения: и в Москве, и Санкт-Петербурге. А произойти это может в любом регионе.

Аэропорт Большое Савино относится к первой категории и должен соблюдать жесткие меры безопасности. Определенные мероприятия уже были проведены: периметр аэропорта огорожен, установлено видеонаблюдение, поэтому никаких случайностей не должно быть. В настоящее время ведется оценка уязвимости объекта.

С работой пермского аэропорта я ознакомился сразу. Оценку уязвимости проводят все спецорганы. Тем более аэропорт имеет статус международного. Требования к нему выше. Проверка завершится через шесть месяцев. По итогам и будем говорить. А мое личное мнение по организации безопасности аэровокзала Перми пусть останется при мне.

На сегодня более надежна большая или малая авиация?

– Такое сравнение некорректно. Тут смысл в одном: все объекты авиации, независимо, частное ли лицо владеет небольшим самолетом или вертолетом, либо это большая авиакомпания, в равной степени с них спросят соблюдение воздушного законодательства. Только тогда мы снизим число происшествий в небе.

Авиацию вообще нельзя назвать спокойной отраслью. Все, что связано с полетами, вызывает пристальное внимание.

Всегда ли виновные в авиапроисшествии несут адекватное наказание, учитывая какому риску подвергли десятки пассажиров?

– Этот вопрос очень серьезный. Всегда полностью анализируются материалы проверок. Но я не могу комментировать вынесенное решение суда. Как правило, законодательство идеальным быть не может... Несовершенство существующих законов есть всегда, в том числе и в авиации. Министерство транспорта, российское правительство – те органы, которые и должны совершенствовать эти нормы. Они должны быть адекватны и устранять те пробелы, которые существуют. А моя задача – надзирать за соблюдением уже принятых законов.

Вы отметили, что больше всего нарушений в Прикамье произошло на водном транспорте.

– Да, выявлено 327 нарушений. Наибольшее число из них – нарушение безопасности на суднах. Это, в первую очередь, связано с тем, что в этом году проверяли все теплоходы, после трагедии на «Булгарии». Например, на теплоходах не хватает спасательных жилетов. Выявили нарушение санитарных норм. Однако грубых нарушений, которые повлекли бы приостановку деятельности теплохода, не выявили.

Кроме того, прокуратура при проверке ГИМС (Главная инспекция по маломерным судам) предъявила 19 исков о признании недействительными судовых билетов. Судовой билет – это аналог водительского удостоверения на водном транспорте. Причина – судна не соответствовали техосмотру. Кроме того, поступило 15 исков об отмене регистрации маломерных судов, у них двигатель свыше 75 лошадиных сил. Владельцы не регистрируют их как более крупные судна.

Я считаю, в вопросах безопасности как на железнодорожном, так и водном или воздушном транспорте каждое выявленное нарушение имеет вес, важна каждая цифра.

Как решается вопрос безопасности на поездах и грузовых составах?

– Конкретику я вам назвать не могу. Все данные по охране таких объектов имеют гриф «для служебного пользования». Соответственно, разглашению у нас они не подлежат. Но могу заверить, что меры принимаем самые серьезные и адекватные. Любой объект железнодорожного транспорта – источник повышенной опасности: и в организации движения, и технической уязвимости. Поэтому здесь можно говорить только о совокупности принятых спецорганами мер. В том числе и мер прокурорского реагирования, если допущены нарушения деятельности органов.

Пермь – это регион, где еще свежа память о страшных трагедиях на транспорте: Боинг, МиГ-31, «Булгария». На сколько вы ощущаете публичное давление со стороны общественности, политиков, населения в целом? Не мешает это вашей работе?

– Конечно, любое трагическое событие всегда находится на контроле в органах, в том числе, Генпрокуратуры. И мнение общественности, конечно, оказывает воздействие. Даже чисто психологическое. Но еще раз подчеркну, мы должны действовать только в соответствии с законом.

Сегодня вы видите, что есть такая проблема, когда нарушают права пассажиров?

– Эта проблема появилась не сегодня. Например, ни для кого не секрет, что в том же пермском аэропорту не редко происходят задержки рейсов. В частности, ситуация с Lufthansa, когда экипаж из-за дыма в салоне посадил аэробус, и пассажиры целый день ждали дополнительный самолет. В данном случае, права пассажиров должна защищать авиакомпания: обеспечить горячим питанием, водой, гостиницей.

С нашей стороны мы проводим постоянный мониторинг аэропорта, железнодорожного вокзала, свои жалобы население может присылать нам в круглосуточном режиме. А также в линейное отделение транспортной полиции.

«Бешеный» автобус не ушел от ответа

На банковские счета пострадавших от «бешеного» автобуса поступили первые деньги. Предприниматель Сергей Караев выплатит ущерб. Со дня громкого инцидента прошло уже два года. Пятеро наиболее настойчивых автовладельцев продолжали судиться все эти годы.

Суммы заявленного ущерба составили от 100 до 700 тысяч рублей. Теперь жертвы «автобуса-боулинга» намерены взыскать с Караева ущерб «за пользование чужими денежными средствами», мол, два года ожидания тоже имеют свою цену.

Всего же от «бешеного» автобуса пострадали 20 машин. Размер компенсаций от страховой компании по полису ОСАГО составил 160 тысяч рублей на всех. Такая сумма спровоцировала судебные иски о возмещении ущерба к самому владельцу автобуса.

Такой показатель, как аварийность на общественном транспорте, снижается крайне медленно. То, что суд наконец-то встал на сторону потерпевших, – можно и корректно ли это называть некой профилактической мерой, чтобы нарушения в области общественных перевозок снижались? Или на совесть владельцев автобусов не повлияет ни размеры выплаченных компенсаций, ни громкий судебный процесс, и уже через пару месяцев кто-либо из них в рейс выпустит машину с неисправными тормозами?

– Не дай бог, чтобы подобное происшествие повторилось. Я считаю, все это будет на совести перевозчиков. Необходимо и контролирующим органам более жестко принимать меры в адрес нарушителей. Тогда, возможно, мы наведем порядок.

Необходимо брать пример с авиационной отрасли, где идут полные проверки. Ни один экипаж не будет допущен к полету, пока не пройдет сложную предполетную проверку. В любой авиакомпании это соблюдается очень строго. Они работают четко по алгоритму. В основном, за счет самодисциплины в большинстве случаев удается избежать авиационных инцидентов. Дисциплина должна быть везде.

Фото: Видео Андрея БЕЛОУСОВА

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter