Молодой терапевт из Лысьвы пережил 100%-е поражение легких. Пока он лечился, ему дали «Врача года»

Врач рассказал журналистам, как заразился, как его лечили и как он сейчас восстанавливается

После ПГМУ Михаил вернулся работать в родную Лысьву

После ПГМУ Михаил вернулся работать в родную Лысьву

Поделиться

Молодой терапевт из Лысьвы Михаил Смирнов уже второй год восстанавливается после ковида. Сейчас он делает это параллельно с работой, продолжая помогать другим. 27-летний специалист заразился на работе, болезнь перенес тяжело, его легкие были поражены практически на 100%.

В Лысьву, как и в другие небольшие города Пермского края, коронавирус пришел чуть позже, чем в краевую столицу. Но там заранее сократили прием, а плановым пациентам запретили приходить в поликлинику — к ним врачи ездили самостоятельно. Михаил вспоминает: ковида тогда еще не было, по крайней мере, тесты так массово не использовались. Чаще всего лысьвенцы вызывали врача из-за поднявшегося давления и ОРВИ, все медики работали в СИЗ.

Первый случай заражения в Лысьве был весной 2020 года, летом Михаил начал ездить в закрытые коллективы (к контактным на карантине) и вести амбулаторный прием зараженных. «Мазки тогда активно не брали — только по показаниям», — вспоминает врач.

Сам Михаил заболел уже осенью, заразился на работе. Всё начиналось как обычное ОРВИ, коронавирус у себя врач даже не подозревал, ведь ПЦР был отрицательный. При этом у Михаила была одышка, слабость, ломота в теле, нарушение обоняния. Через некоторое время состояние ухудшилось, температура поднялась до 41 градуса и не сбивалась, по результатам анализов лечащий врач Михаила принял решение о незамедлительной госпитализации.

«Приходилось внутрилегочно вводить препараты»


Михаила сразу же увезли в реанимацию и вскоре подключили к аппарату ИВЛ.

— Состояние было очень тяжелое, — вспоминает мужчина. — Было практически 100% поражения легких, меня заинтубировали, начали интенсивную терапию.

Состояние Михаила продолжало ухудшаться, и лысьвенские врачи приняли решение о его переводе в реанимацию Пермской краевой клинической больницы по санавиации. В целом в реанимации он находился с конца ноября 2020 года до 3 января 2021 года.

— Приходилось внутрилегочно вводить препараты — так мне рассказывали доктора, — говорит Михаил. — Я почти две недели спал в коме. А ковид всё же подтвердился, но только по антителам: в реанимации в первый день взяли кровь — антитела М и G зашкаливали, хотя ПЦР был отрицательный.

После реанимации Михаил проходил курс лечения в неврологическом отделении, а потом продолжил реабилитацию дома. Из-за комы у мужчины была атрофия мышц, приходилось заново учиться сидеть и ходить. Смирнов вспоминает: «Проснулся скелетом, не мог поднять ни рук, ни головы». Чтобы восстановиться, Михаил ежедневно занимался гимнастикой, восстанавливал питание, проходил когнитивные тренировки — учил стихи, решал судоку и другое, что заставляет работать мозг. С момента выписки прошел год, но восстанавливаться приходится до сих пор, Смирнов всё еще ходит с тростью. Мужчине поставили инвалидность.

Пока терапевт был в больнице, он успел стать «Врачом года» в Лысьве, сам того не зная (акция «Человек года» проводится в городе ежегодно). Его одноклассница обратилась к организаторам и рассказала историю Михаила. Глава Лысьвы и главный редактор местной газеты «Искра» приехали награждать Михаила прямо в палату.

— Я выражаю благодарность всем коллегам, кто боролся за мою жизнь и спас ее. Всем, кто помогал и помогает мне в реабилитации, — передает Михаил.

Награждение Михаила проходило в палате. Поздравить приехали главный редактор газеты «Искра» Ирина Кетова и глава города Александр Гончаров

Награждение Михаила проходило в палате. Поздравить приехали главный редактор газеты «Искра» Ирина Кетова и глава города Александр Гончаров

Поделиться

«В коме не осознавал, что у меня есть другая жизнь»


Самое страшное, по словам Михаила, — не реабилитация, а воспоминания из комы.

— Были видения, но там ничего хорошего — света не было. Я жил такой жизнью и там был просто жертвой, будто в ловушке и будто никак оттуда не выбраться, — говорит мужчина. — И это ощущалось как в реальности. Я думал, что там моя жизнь, не осознавал, что у меня есть другая. Но всё, что со мной происходило, чувствовал. Вот что самое страшное.

После комы врач ощущал, будто родился заново, накрывала радость от того, что кошмар закончился.

— Но при этом была дезориентация, казалось, что я находился либо в космосе, либо в Москве или Санкт-Петербурге, но никак не в Пермской краевой больнице, — отмечает мужчина.

После выписки из стационара Михаил крестился, хотя раньше в бога не верил. «После тех ужасов, которые я видел и пережил, сложно не поверить», — говорит врач.

Врачебный долг


Продолжая реабилитацию, Михаил с сентября 2021 года вышел на работу.

— Просто сидеть дома и деградировать — это не мое, хоть у меня и пенсия по инвалидности, — говорит мужчина. — Сидеть скучно, навыки теряются. Надо ходить на работу, хоть как-то помогать. Тем более сейчас коллеги в сложной ситуации в плане пандемии и дефицита времени.

Сейчас Михаил в основном работает с медицинской документацией. Пока такая деятельность по силам. Прием к нему закрыт, потому что по вопросам своего здоровья Михаил может отлучиться в любой момент. Но периодически врач всё же смотрит пациентов — для оформления посыльных листов.

Фото с выпускного альбома из медуниверситета

Фото с выпускного альбома из медуниверситета

Поделиться

Так предан делу Михаил неспроста — он мечтал стать врачом с детства, у него семья медиков в нескольких поколениях. Мама стоматолог-терапевт, бабушка фельдшер, а дед был рентген-техником. Отец — челюстно-лицевой хирург, а его родители, бабушка и дедушка Михаила — фтизиатр и хирург-травматолог.

— Дед был моим примером. Я тоже изначально хотел быть хирургом, но в ходе учебы понял, что у меня склад ума немного другой, — рассказывает Смирнов. — Дома всегда было много медицинской литературы с цветными картинками не очень приятного содержания. Всё это читалось и как-то привилось, что с болезнями человека надо бороться, это надо лечить, надо людям помогать. И воспитание, видать, было соответствующее. Не вижу себя нигде, кроме медицины.

Первые диагнозы терапевт начал ставить уже в средней школе. Так, в седьмом классе он по симптомам определил у подруги гастрит. Позже это подтвердилось в больнице.

После полного восстановления Михаил планирует повысить квалификацию и продолжить работу в полную силу, и именно в Лысьве.

— Я тут однозначно останусь, кадры здесь нужны, а я готов к разноплановой работе. А мегаполисы вообще не люблю, не нравится мне вся эта суета. В Лысьве есть всё, я здесь вырос. Здесь спокойно и все друг друга знают. Свое это, родное, — улыбается мужчина.

Некоторые пациенты после ковида попадают в отделение реабилитации ГКБ № 4. Там помогают вернуться к жизни всем — и людям с эмоциональными расстройствами (вирус влияет и на нервную систему), и тем, у кого из-за иммобилизации атрофировались мышцы. Мы ездили в это отделение, общались с врачами и пациентами. Теперь у нас есть текст о том, как и с кем работает такое отделение.

  • ЛАЙК18
  • СМЕХ1
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ2
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter